16+

Что покажут на «Зимнем Международном театральном фестивале» в Петербурге

12/12/2012

Что покажут на «Зимнем Международном театральном фестивале» в Петербурге

Помнится, в мае 2012 года в своем послании депутатам губернатор Петербурга Георгий Полтавченко пообещал городу новый театральный фестиваль.


            Всероссийский смотр «действительно лучших спектаклей» (точная цитата) под названием «Верю!», который должен был быть проведен в конце нынешнего года. Никакого «Верю» (хоть с восклицательным знаком, хоть без него) за это время организовано не было, зато теперь в планах правительства города значится другой театральный фестиваль. Он тоже должен состояться в конце года. Но уже следующего.

Новое мероприятие назвали «Зимний Международный театральный фестиваль», но пока везде фигурирует имя «фестиваль Льва Додина». Потому что Лев Абрамович Додин дал согласие стать художественным руководителем будущего проекта. Понятно, что название рабочее, условное, однако и оно ко многому обязывает. Пока фестиваль окончательно не определится с форматом, предпочтениями и антипатиями (а это обычно происходит далеко не сразу), все происходящее на нем будет так или иначе восприниматься как проявление личной воли его лидера. Никаких иных формальных признаков у нового проекта пока нет.

Два самых крупных драматических фестиваля Петербурга изначально были устроены по-другому. «Балтийский дом» начинался и остается до сих пор, прежде всего, фестивалем прибалтийского театра и прибалтийской режиссуры – несмотря на все свои крутые эстетические виражи.

Александринский фестиваль – это в первую очередь фестиваль Национальных театров, то есть, официально «главных» государственных театров европейских стран (вне зависимости от того, в каком творческом состоянии эти театры находятся на данный момент). Исходя из этой логики, МДТ под руководством Додина мог бы затеять ежегодный фестиваль театров, носящих почетный титул «Театр Европы», – но в самой международной организации, некогда учрежденной по инициативе Джорджо Стрелера, давно назрел серьезный кризис, и на сегодняшний день именно МДТ, пожалуй, и есть главный «Театр Европы». К тому же у Союза театров Европы есть собственные «внутрисоюзные» смотры. Стало быть, никаких изначальных установок, способных сразу же структурировать программу будущего фестиваля, не существует.

Остается вариант авторского фестиваля. Обречь себя на авторство такого рода – это, без сомнения, щедрый жест со стороны Додина (возможно – вынужденно щедрый, «общественная нагрузка» – хлопотное дополнение к строительству нового здания театра). Ну что ж, тем интереснее. Взявшись за дело, Лев Абрамович сразу же развенчал иллюзии по поводу «действительно лучших спектаклей», заметив, что из одних шедевров не соберешь даже один-единственный фестиваль, не то что – ежегодный. Но и радикальный вариант, для определения которого обычно пользуются разного рода штампованными эвфемизмами, вроде «показать весь спектр театральных достижений» или «все богатство палитры современного театра» – тоже кажется весьма сомнительным. Потому что фестивальный принцип «мы это будем показывать, потому что такое тоже существует» – это на самом деле вовсе не принцип, а нечто противоположное. На что эдакое «нетрадиционное» решится и какие резкие жесты позволит себе Додин и его команда – крайне интересно.

Однако не менее занятны и безусловные предпочтения. Додин сказал: «Брук». Да будет так. На открытии нового фестиваля обещают показать недавнюю «Волшебную флейту» Питера Брука – спектакль, который, по распространенной версии, «избавил оперу Моцарта от излишней пышности и масонских загадок», и, как водится, «вернул чудо театральности». Нарочитая незамысловатость оформления и бамбуковые палки в качестве основного реквизита, драматическая точность в оперных ариях и подчеркнутая молодость исполнителей. Считается, что Брук постарел. Тут есть некоторый резон – ему далеко за восемьдесят. В его работах появилась та еретическая простота, в которую нередко впадают патриархи. Можно не принимать эти поздние опусы в расчет как «выдохшиеся», «усталые». А можно попытаться разглядеть в закатных лучах гениев последнюю истину.

Думается, для Льва Додина Питер Брук – не просто громкое режиссерское имя. Брук интересен сам по себе, но Брук, представленный Додиным, интересен особо. Как и Ариана Мнушкин, чей «Театр дю Солей» также анонсирован в числе возможных участников.

В числе изначальных координат нового фестиваля назван и Пикколо ди Милано – этот театр связывает с МДТ многолетнее сотрудничество, он, конечно, «не тот, что при Стрелере», но при Ронкони там все было не так уж плохо, да и сегодняшнее состояние театра, по крайней мере, любопытно. Если нам не привезут, конечно, в очередной раз мемориального стрелеровского «Арлекина, слугу двух господ». Ведутся также переговоры и с Михаилом Барышниковым «о том, чтобы привезти небольшой, но новый коллектив современного танца». Понятно, что идея фестиваля родилась буквально вчера, и Додин обратился в первую очередь к друзьям.

А вот что будет дальше, и какие театры и спектакли войдут в круг избранных – неизвестно. Бюджет городом обещан довольно скромный – 50 млн рублей (по словам вице-губернатора Кичеджи, ожидаются также спонсорские взносы щедрых театралов, так что в итоге должно выйти где-то 120 млн рублей).

Упоминание о «ряде известных американских артистов», с которыми ведутся переговоры, внушает одновременно и надежды, и опасения: в России принято считать, что в Америке совсем нет приличного драматического театра. Это неправда. Однако, правда то, что его очень мало. А Додин особо подчеркнул, что акцент в программе фестиваля будет сделан именно на драматический театр – в привычных для нас формах, с приматом слова над визуальным рядом. И если несостоявшееся «Верю!» исчезло еще до того, как успело потягаться с «Золотой маской», то новый петербургский фестиваль щедрых обещаний пока не дает. И в качестве некоего ориентира (или антитезы) называет другой фестиваль – «Чеховский». Не скажу, что верю, но – надеюсь.                    

Лилия ШИТЕНБУРГ, фото liveinternet.ru/users/tatasoz











Lentainform