16+

«Мы с подругой убедились, что найти в Петербурге простое свадебное платье практически невозможно»

13/12/2012

МАРИНА ТЕРПИНКОТ

На днях одна из моих подруг объявила, что выходит замуж, и попросила сходить с ней в свадебный салон. Все это я страшно не люблю, но спросонья почему-то согласилась...


             В свадебном салоне на Петроградке было жарко и душно. Записываться для посещения этого пафосного заведения нужно было заранее. Ты приходишь в назначенный день и час, и больше в магазине никого нет.

В небольшом помещении, размером меньше школьной аудитории, располагался одновременно склад, место для переодевания, и уголок для подружки невесты возле витрины с бижутерией. Цены на обручи из проволоки с дешевыми стекляшками и поддельными жемчугами начинались от двух тысяч. Нефункциональная подвязка, весь смысл которой заключается в том, что под вечер жених публично лезет тебе под юбку, стоила около тысячи.

Я разместилась на диванчике и озиралась по сторонам, когда Катя сняла сапоги и ступила на ворсистый ковер, предназначенный только для тех, кто скоро изменит свой социальный статус.

В салоне работали две девушки — одна окучивала клиентов, а другая заполняла счета и самозабвенно расчесывала белые шубы, погружая пальцы в пушистый мех. Бывшие кролики и песцы висели в ряд, сверкая пуговками. «Следуйте за занавеску», – командовала более бойкая продавщица. Катя, слегка косолапя, скрылась за шторами. «Раздевайтесь!», – тоном участкового терапевта прокричала она ей вслед.

Выпрямив спину, консультант с особым почтением стала носить платья за занавеску. «Каролина сорокового размера! Виктория с рукавом три четверти! Принцесса Диана», – торжественно объявляла она. Казалось, что мы не в обычном магазине, а на званом ужине. Тут же выяснилось, что только неудачники вроде меня думают, что белый — это белый. Оказывается, у него много оттенков, и все имеют свое название. Мне стало худо.

Тем временем продавщица бескомпромиссно ринулась за занавеску, чтобы одевать мою подругу. Думаю, что это довольно неприятно, когда совершенно посторонний человек одевает тебя и комментирует твой размер. Даже стройной Кате она пробурчала что-то вроде того, что с ее росточком ничего не подобрать. Это напомнило мне одну парикмахершу, которая оправдывалась за неудачную стрижку тем, что у меня «волосы в разные стороны растут».

Кофе не предлагали, поэтому я от нечего делать уткнулась в каталоги. Цены на платья просто шокировали. Скромная «занавеска», в которой практически не пошевелишься, стоила от 40 тысяч рублей. Более-менее приличный наряд – под 70. Хоть убей, не понимаю, как можно выкинуть такие деньги на неудобное платье, в котором ты весь день будешь потеть, стараться незаметно почесать бок, спотыкаться, и даже не сможешь самостоятельно посетить уборную! А ведь к этой сумме нужно добавить туфли, сумочку, накидку, макияж и прическу. В итоге все выглядят одинаково, и никак не на ту сумму, что была вложена.

Каждый выход моей подруги из-за шторы в новом наряде сопровождался заламыванием рук и счастливым писком продавщиц. Чем дороже платье — тем усерднее они корчили умильные физиономии. Однако после вопроса — нет ли у них чего попроще, и желательно без бусин и юбок диаметром три метра, они тут же стухли и стали делать вид, что не помнят, не завалялось ли у них чего-нибудь для босяков.

Перемерив пять платьев, мы решили уходить. Катя была крайне расстроена — она-то надеялась решить этот вопрос за один визит. Продавщицы недобро смотрели нам в след, и с большим трудом сдерживали возмущение – как же так, они целый час трудились, а могли бы в потолок плевать…

Мы посетили еще пару магазинов, и убедились, что найти в Петербурге простое свадебное платье без рюшек, бусинок, миллиона юбок и гигантского декольте, практически невозможно. У нас принято на свадьбе выглядеть «бохато», чтобы платье было дороже, чем у соседки. В свадьбу вбухивается неимоверное количество денег, которые копятся всей семьей год или два, или занимаются. Жить по средствам  как-то не принято, не в крови. Поэтому нужно покупать платье с гигантским шлейфом, нанимать пошлый розовый лимузин, заказывать пир в ресторане и услуги фотографа, чтобы получить потом стандартные фотографии: «мы на Стрелке прячемся за шариком», «мы и голуби», «жених на ладошке» и т.д.

После – обязательно поплясать под Сердючку, как в последний раз в жизни, поучаствовать в дебильных конкурсах визгливого тамады, крепко напиться и болеть весь следующий день, вяло пережевывая салаты, любезно собранные в кастрюльки заботливыми тетушками – не пропадать же добру. Стоит все это в итоге – как месяц в тропическом раю, но кому это интересно? Нужно же как у всех, и даже круче. Но что-то я не припомню ни одной пары, которая была бы на сто процентов довольна этим днем, ведь чем больше невнятных традиций ты хочешь исполнять, тем больше головной боли.              

ранее:

Как мои друзья стали недобросовестными родителями
Как я впервые сходила на акцию несогласных
Как в школе меня учили православию
Как я объясняла европейцам, почему в России голосуют за Путина
Как я ходила на избирательный участок для БОМЖей
Среди мужчин работать уже не модно?











Lentainform