16+

«Среди губернаторов есть конкурс - кто из них лучший лоббист»

19/12/2012

«Среди губернаторов есть конкурс - кто из них лучший лоббист»

Хорошо ли управляется Петербург при новом губернаторе? Чем обернется вступление в ВТО для регионов Северо-Запада? На эти и другие вопросы Online812 ответил полномочный представитель Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Николай ВИННИЧЕНКО.


             - Довольны ли вы тем, как управляется Петербург при Полтавченко?
– У нас выработалось такое правило – в течение года назначенных руководителей  не трогают, а вот после года работы начинают спрашивать. Так что первые итоги можно и нужно будет подводить по результатам 2012 года.

В принципе, Георгий Сергеевич сумел реанимировать те темы, которые были на периферии внимания прежнего руководства региона, не упустив и не провалив другие направления развития города. Конечно, у каждого руководителя своя манера общения, своя манера руководства. Но я уверен, что город в лице Полтавченко имеет очень серьезного и ответственного губернатора, который не только декларирует, но и способен решать задачи развития Петербурга.

Конечно, ему тяжело, и критика, которая раздается в его адрес, наверное, заслуживает внимания, но я знаю, что это честный, ответственный и профессиональный человек.

- Наблюдатели не понимают логики многих кадровых назначений в администрации Петербурга. А у вас она не вызывает вопросов?
– Каждый руководитель волен сам подбирать кадры. Я пока не вижу каких-то особо провальных ситуаций, связанных с подбором и расстановкой кадров в администрации города. Опять же дадим оценки по итогам года – сейчас еще рановато.

Да и если мы и в кадровом процессе будем губернатора связывать, то куда дальше ехать. Все равно с губернатора спрос – не с команды, а с него лично.

Будут ошибки – будем поправлять. Но сегодня, повторюсь, я провалов не вижу.

- Вы говорили, что личной заслугой Георгия Полтавченко считаете пресечение множества теневых бизнес-схем. Что это за схемы?
– Часть из них уже известна. Сейчас громкую огласку получило уголовное дело по злоупотреблениям в сфере ЖКХ. По первичным оценкам, около трех миллиардов рублей были похищены. Такие вещи прощать нельзя. Или фонтаны кипятка в Колпине, которые были в прошлом году и продолжаются в этом. Это ведь тоже не случайно происходит, это значит, что ремонт был в свое время выполнен некачественно. А средства на него выделялись в полном объеме.

- Следили ли вы за борьбой в петербургском отделении «Единой России»? Считается, что это была борьба между людьми Матвиенко и людьми Полтавченко, где люди Полтавченко проиграли. Вам не хотелось вмешаться в эту историю?
– Я не только следил, но и в какой-то степени участвовал в этой истории – ко мне обращались за консультациями. В итоге была обеспечена демократическая процедура выборов руководителя петербургского отделения: были два серьезных, не технических кандидата, один, к сожалению, в последний момент снял свою кандидатуру. Исход выборов не нанес ущерба имиджу Георгия Полтавченко. Он декларировал, что поддерживает обоих кандидатов, и так оно и было на самом деле.

Вот раньше, во времена губернатора Яковлева, все решалось безальтернативно. Это я знаю доподлинно и изнутри, поскольку тогда работал главным федеральным инспектором. А сейчас была реальная демократия.

Председатель Законодательного собрания Петербурга, который был избран руководителем отделения «Единой России», не враг Георгию Сергеевичу. Это искусственно созданный миф. Это мыльный пузырь. Поверьте. Никакой подковерной борьбы с целью уязвить губернатора города не было.

- Большой резонанс получила история с высказыванием Георгия Полтавченко о жлобстве. В Смольном считают, что против Петербурга в Москве велась пиар-кампания. На ваш взгляд, была такая кампания?
– На мой взгляд, никакой кампании не было. Конечно, высказывание Полтавченко эмоциональное. И как любое эмоциональное высказывание, оно породило такие же эмоциональные комментарии, в том числе некоторых москвичей питерского происхождения. Слава богу, сейчас эта тема ушла на периферию, есть более серьезные вещи. Я четко знаю, что никто ничего не инспирировал и никаких поручений «мочить» губернатора Полтавченко не давал.

- То есть противостояния между людьми Матвиенко и людьми Полтавченко вы не наблюдаете?
– Нет. Если бы это было, руководство страны вмешалось бы и расставило все точки на «i».

- Петербург за последний год приобрел репутацию города, из которого исходят многие радикальные инициативы – борьба с пропагандой гомосексуализма, призывы к запрету выставок и спектаклей. Вас не смущает, что имидж Петербурга меняется – он перестает восприниматься как самый европейский город России?
– Абсолютно не смущает, более того, я считаю, что это вносит некий драйв в нашу жизнь. Источником инициатив, как правило, выступает Законодательное собрание Петербурга. Но относиться к ним как к некоему фактору, формирующему имидж Петербурга, нельзя. Имиджу Петербурга трудно навредить. Он формируется уже 300 лет.

Самое главное, чтобы эти инициативы не приводили к противостоянию между людьми, чтобы не было радикальных проявлений, дискриминации. А полемика, которую они вызывают, мне даже интересна.

- Вы в целом довольны тем, как управляются входящие в округ субъекты?
– Регионы управляются неплохо. У каждого губернатора своя профессиональная команда, на Северо-Западе нет ни одного региона, где бы правительство было слабым и неопытным. Сложнее на муниципальном уровне. Сельским и многим городским поселениям найти специалистов по всем направлениям – юристов, экономистов, землеустроителей – сложно. И от низкого профессионального уровня кадров муниципальные образования очень страдают.

- А что делать?
– Выход – пересматривать муниципальную нарезку. Муниципальных образований у нас чрезвычайно много, на мой взгляд, их количество не всегда оправданно. Надо укрупнять муниципалитеты и создавать в них достойные команды.

- До какой степени надо укрупнять муниципальные образования?
– Исходя из критериев рентабельности. Муниципалитеты должны быть не дотационными, а рентабельными. И в то же время, конечно, нужно помнить о правиле географической доступности для сельских муниципальных образований.

- У нас много говорили о кадровом резерве, об омоложении руководящих кадров – это происходит?
– Конечно. У нас есть примеры и на губернаторском уровне. В Псковской области губернатор Андрей Турчак из кадрового резерва президента. Резервы и субъектов РФ, и округа достаточно интенсивно используются. Конечно, эту работу надо совершенствовать, унифицировать подходы к формированию резервов на всех уровнях. Но все-таки у нас резерв существует не на бумаге, не для того, чтобы отчитаться.

- Какие проблемы для Северо-Запада России сейчас наиболее актуальны?
– Одна из проблем только что обсуждалась на Совете безопасности РФ, я тоже принимал участие в обсуждении. Это низкая конкурентоспособность многих предприятий и отраслей экономики. Эта проблема обостряется со вступлением России в ВТО, и актуальна она не только для Северо-Запада, но и для всей страны. Хотя для нас она актуальна даже в большей степени – у нас много приграничных регионов. Угрозы связаны, прежде всего, с возможностью банкротства предприятий, которые не успели модернизироваться. Но от вступления в ВТО много и плюсов – это и привлечение новых технологий, и повышение конкуренции, что будет толкать наши предприятия к необходимости перевооружаться.

- Сколько предприятий после вступления в ВТО могут оказаться в сложной ситуации?
– Пока обозначены секторы экономики, где могут возникнуть угрозы. Это, скажем, производство сельскохозяйственных машин. Или выпуск обуви в связи с тем, что рынок активно заваливается дешевой обувью из Китая. По всем отраслям экономики, где есть угрозы, формулируются предложения по преодолению возможных негативных последствий. Но, повторюсь, в сумме Россия серьезно выиграет от вступления в ВТО.

- Много говорят о второй волне кризиса – она уже ощущается?
– Если говорить об общей ситуации на Северо-Западе, то, несмотря на все разговоры о предкризисном состоянии экономики, мы фиксируем прирост валового национального продукта. Он не столь впечатляющий, как в прошлом году, но все же 3 процента мы прибавили. Что неплохо.

- А что дало рост?
– Главным образом обрабатывающие производства. В то же время добыча сырья снижается, где-то на 2 – 3 процента. Это тревожный симптом, хотя многие экономисты считают, что это, наоборот, хорошо. Я с этим не совсем согласен: хорошо, когда оба направления растут, при этом обработка быстрее. Снижение добычи означает уменьшение спроса на сырье, что неизбежно отразится и на выпуске продукции обрабатывающего производства. Кроме того, добыча – это еще и занятость, и внедрение новых технологий, т.е. опять же загрузка мощностей машиностроения. Я бывал на многих добывающих предприятиях – они построены по последнему слову техники, с очень квалифицированными кадрами.

Впрочем, с добычей тенденция тревожная, но не обвальная. Я надеюсь, это временное явление. Повторяю, состояние экономики на Северо-Западе очень далеко от катастрофического.

- Вы работали полпредом в Уральском федеральном округе. Есть ли разница в состоянии Уральского округа и СЗФО?
– Уральский округ в большей степени промышленный, там плотное сосредоточение предприятий ВПК, тяжелого машиностроения, нефтяной промышленности. И там зона рискованного земледелия. Северо-Запад более сбалансированный – здесь есть и промышленность, и сельское хозяйство, и социальная сфера достаточно развита. Округ в целом более гармоничный. Плюс здесь приграничные проблемы более отчетливы. Так что здесь очень интересно работать.

- Входящие в округ субъекты РФ друг друга воспринимают как конкуренты в борьбе за инвесторов, средства федерального центра?
– За деньги борются все. У нас даже есть конкурс среди губернаторов – кто из них лучший лоббист на федеральном уровне. Некоторые агентства губернаторам оценки по этому поводу расставляют. Но нездоровой конкуренции между субъектами нет. И битвы за инвестпроекты я не наблюдал. Хотя, конечно, губернаторы внимательно следят друг за другом.

Но мы стараемся гармонизировать процессы, стараемся, чтобы федеральный центр создавал понятные правила игры для губернаторов. Сейчас правительство разрабатывает новую методику оценки эффективности регионов – на ее основании и будут приниматься решения об оказании субъектам грантовой поддержки. Государство для регионов выступает в качестве регулятора и подсказчика. Но от субъектов требуется, чтобы они находились в постоянном поиске точек роста экономики.

- Не все регионы могут подготовить нужный федеральным ведомствам пакет документов для участия в государственных программах. В итоге Петербург участвует почти во всех программах, а, скажем, Архангельская область оказывается у разбитого корыта. Можно как-то помочь таким регионам?
– Вот Архангельской области и помогли – назначили руководителя. Дефицит бюджета был таков, что регион находился на грани дефолта. И новое руководство буквально за год сумело выправить ситуацию. Как только они выйдут на профицит бюджета, смогут уже реализовать проекты.

- Какие проекты в округе вы лично курируете?
– В округе порядка 40 межрегиональных проектов. Мы их будем развивать и лоббировать в рамках некоммерческой организации «Стратегическое партнерство по экономическому и социальному развитию Северо-Запада РФ», учредителями которого стали все регионы округа и крупные компании. Мне интересны все проекты. А пока приоритетен «Белкомур» (Белое море – Коми – Урал. – Прим. ред.) – строительство железной дороги от Перми до Архангельска, в перспективе может быть и до Мурманска. Это проект номер один.

Из последних инициатив – на полпредство через МИД вышел Сингапурский инвестиционный фонд, который готов вложить около двух миллиардов долларов в развитие нефтегазового сектора на территории Северо-Запада.

- Из депрессивных субъектов Северо-Запада население переезжает в более успешные регионы. В результате население в Псковской и Мурманской областях уменьшается. Есть ли план борьбы с этими процессами?
– Мурманск – это регион Крайнего Севера, экология там непростая, но, тем не менее, в Мурманской области после прихода  нового руководства ситуация существенно оздоравливается. Правительству региона не хватало системности в работе. Конечно, там очень много проблем – связано это и с бременем долгов за мазут, и с достаточно высокой коррумпированностью чиновников всех уровней. Но ситуация улучшается, и это почувствуют люди. Потому что все начинается с преодоления коррупционности, дальше – обеспечение прозрачности бюджетных процессов, дальше – корректность бюджетных расчетов и обращение доходов на социальные нужды.

Псковская область пока демографическую проблему преодолеть не может. Это дотационный регион, таких ресурсов, как в Мурманской  или Ленинградской областях, там нет. Но команда губернатора активно их ищет и подтягивает. И перемены есть. Я думаю, к 2030 году ситуация с демографией и в Мурманской, и в Псковской областях стабилизируется.

На Северо-Западе не только в этих регионах демографические проблемы не преодолены. Но ситуация исправляется. Ненецкий округ у нас всегда отличался позитивной демографический динамикой, а сейчас положительный баланс демонстрируют Петербург и Коми.

- Петербург просто притягивает трудовые ресурсы.
– В том числе и поэтому растет население Петербурга, но и за счет повышения рождаемости. Это результат продуманной социальной политики и предыдущего руководства города, и нынешнего. Как бы ни критиковали и тех, и других.

А в целом Северо-Запад демонстрирует последовательное сокращение убыли населения. Так, за 9 месяцев 2012 года она составила около 9 тысяч человек (всего в округе живет 12 миллионов), а год назад была в 2 раза больше. Это следствие общей согласованной работы.

- На Северо-Западе 85 процентов населения живет в городах. Это значит, что сельские местности чем дальше, тем больше приходят в упадок. Что делать?
– Это результат и урбанизации, и неправильной политики по отношению к селу, и снижения поддержки сельского хозяйства в 90-е годы. Но сейчас мы все больше фиксируем интерес крупного бизнеса к глубинке. Из последних примеров –  строительство полностью механизированного свиноводческого комплекса на 480 тысяч голов в Псковской области. Масса примеров модернизации и строительства современных агропромышленных предприятий в Ленинградской области. Фермы, на которых коров доят роботы, а за состоянием каждой буренки посредством чипов следит компьютер, уже не фантастика, а будни. На таком производстве требуются всего пять человек в смену.

- Значит, проблему занятости такой комплекс решит ненамного.
– Так у нас в сельской местности и работников очень мало. Сначала надо, чтобы эти новые производства стали рентабельным. Как только бизнес получит прибыль, он начнет развивать производство и дальше. Так что первая задача – обеспечить приход частного бизнеса в сельское хозяйство. Вторая задача – внимание властей к сельским населенным пунктам, создание комфортных условий проживания, газификация, строительство котельных, прокладка дорог. Если эти задачи будут решены, мы забудем разговоры о том, что русская деревня исчезает.                

Сергей БАЛУЕВ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform