16+

«Сейчас необязательно бежать и усыновлять детей, особенно по указке»

29/12/2012

«Сейчас необязательно бежать и усыновлять детей, особенно по указке»

Решение принято. Президент подписал «детский» закон, подписал указ о поддержке сирот. Но. Что я хочу сказать? Все время, пока я работала в Думе (4 года), и после этого, после каждого трагического случая с нашим ребенком, усыновленным американцами, депутаты пытались вернуться к запрету на усыновление. Пытались каждый раз.


                   И каждый раз на нас давила общественность, которая призывала ускорить этот процесс. Мол, как же так, депутаты – а не могут изобрести «защиту» от американцев, которые российских детей – убивают.

В общем, нам было непросто. И мы все время ссылались на МИД, который готовил соглашение с Америкой по поводу детей. Мы говорили: подождите, появится соглашение – и ситуация, наверно, будет меняться к лучшему…

И вот соглашение приняли. Ничего не изменилось. Стало понятно, что этим соглашением мы только отодвинули от себя решение проблемы, еще дальше. Стало ясно, что этот вопрос, детский вопрос, никто, кроме нас самих, не решит. Мы должны были решить его сами. Мы обязаны были самостоятельно изобрести элемент контроля за ситуацией, которого до сих пор не было.

Уже 1,5 года я работаю с детским домом – Рыбновской школой-интернатом, Рязанская область. Там воспитываются дети от 3 до 16-18 лет. Международного усыновления, кстати, в нашем детском доме нет – уже 7 лет как.

Фонд называется «Детские судьбы», мы его организовали вместе с моими близкими подругами, нашли друзей-попечителей – и небольшим коллективом начали работать с детьми. Не приезжая к ним только с конфетами и игрушками, потому что это не самое главное, что нужно детям. Мы сразу начали работать по-другому, понимая, что им нужны попечители. Почему? Да потому, что большинство детей ДО 10 лет усыновляются хорошо, их берут в семьи. А вот те, кому БОЛЬШЕ 10-ти лет – этих детей практически не усыновляют. Потому что, во-первых, у них живы родители. А во-вторых, они сами не хотят: у них есть братья и сестры, есть живая мама, которую, хоть ее и лишили всех прав на ребенка, ребенок все равно любит. А без согласия ребенка никто его усыновить не имеет права. И взять под опеку – тоже. И это правильно по отношению к этим детям – и так с непростой судьбой – чтобы их в семью отправляли НЕ насильно.

В общем, когда мы только начали свою работу, мы увидели, что сконцентрироваться нужно именно на детях ОТ 10 лет, которые, по сути, никому не нужны. Для этих детей очень важен пример. Для них важно личное участие в их судьбе. Институт попечительства – это сейчас то, что реально необходимо для них.

Призываю все общество и своих коллег – депутатов всех уровней, в том числе и региональных, сенаторов – пойти по этому пути, пути ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА.

То есть, я хочу сказать, сейчас необязательно бежать и усыновлять детей, особенно по указке – это процесс не одного дня, это процесс, который может растянуться на месяцы, хоть сейчас и будут предприняты шаги для упрощения процедуры усыновления.

А уже сейчас – СЕЙЧАС – можно создавать и входить в попечительские советы при детдомах. Т.е. ты начинаешь сопровождать ребенка, непосредственно участвовать в его судьбе. И может быть, это перейдет потом в то, что ты позже станешь его семьей – я не говорю только об усыновлении, «семья» – это может быть в более широком смысле…

И самое главное, ребенок будет знать, что у него есть телефон попечителя и он всегда может позвонить ему. Только дети должны быть уверены, что попечители – люди независимые, добрые и понимающие.

Тут может помочь каждый. Каждый может стать попечителем. В том числе и критики закона.

Хочу отметить: я говорила сейчас про здоровых детей. Инвалиды – отдельная тема. Наверное, детей-инвалидов можно было разрешить усыновлять, и это даже обсуждалось: давайте, мол, здоровых детей будем устраивать сами, а больных разрешим вывозить… Но это же абсурд. Это позор, ПОЗОР нам самим. Что мы не можем своими силами решить проблемы детей-инвалидов. Что мы не можем обеспечить им жизнь и существование на их родине. Я надеюсь, новый закон поспособствует серьезному положительному сдвигу.

Но не исключаю, что после анализа ситуации могут появиться поправки, разрешающие усыновление детей-инвалидов.

В заключение хотелось бы сказать.

В последние дни агрессия в мой адрес зашкаливала.

Но. Для меня это тоже очень серьезный шаг. Я не могу отвечать за всех, кто голосовал, я отвечаю сейчас только за себя.

Нажав кнопку «за», я теперь не имею права перекинуть ответственность на кого-то другого. Я занималась темой детей-сирот до этого и обязана сейчас в еще более жестком режиме работать над всеми возможными путями решения этой очень сложной задачи.

Я сама себе не прощу, если ничего не изменю.

На сегодняшний день у меня нет сомнений, что правительство в оперативном режиме вместе с экспертами, законодателями, гражданским обществом, с каждым, кто захочет быть полезен, разработает меры по кардинальной проработке всех возможных путей решения вопроса.

Но я написала «на сегодняшний день» не просто так. На сегодняшний день – нет, но это не значит, что завтра не будет. У нас у всех нет обратной дороги. Но только давайте объединяться, если мы хотим решить эту проблему, а не устраняться, что это только забота государства. Это наша общая забота.

И последнее. Если американцы в ответ нам не встанут в позу, а скажут – знаете что, вы нас убедили, мы обеспечим вам доступ к тем детям, которые были усыновлены, вы сможете контролировать их в США, сможете удостовериться, что с ними все отлично, давайте идти по конструктивному пути!..

Это будет правильно со стороны США.

Я предполагаю, в таком случае можно все пересмотреть. И нужно. Но не снимая ответственности с себя. Чужих детей не бывает. Все эти дети – граждане России.                         

Светлана ЖУРОВА, echo.msk.ru, фото metronews.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform