16+

Как петербургским музеям защититься от обиженных граждан

11/01/2013

Как петербургским музеям защититься от обиженных граждан

Музей Набокова в Петербурге подвергся нападению. Действовали вандалы «киношным» способом — бросили в окно музея бутылку, в которой находилась пояснительная записка. В ней злоумышленники изложили свои рассуждения на тему нравственности. Online812 попытался выяснить у экспертов, как долго будут продолжаться такие акции.


                   Музей забрасывают анонимками уже не первый месяц. Общий смысл посланий сводится к вопросу: «как вы не боитесь Гнева Божьего, пропагандируя педофилию Набокова». Данное событие идет в одном ряду с отменой из-за угроз «разгневанных граждан» моноспектакля Леонида Мозгового «Лолита» в «Эрарте» и скандалом с выставкой братьев Чепмен «Конец веселья» в Эрмитаже.

И если в первом случае конфликт ограничился отменой спектакля, то Эрмитаж «активисты» до сих пор навещают. Недавно один из противников выставки загримировался под Михаила Пиотровского и приставал к посетителям. Если те говорили, что выставка оскорбила их религиозные и эстетические чувства, фальшивый директор музея выдавал справку, что человек является «идиотом», «сторонником нацизма» и ничего не понимает в искусстве.

Из этих историй можно сделать вывод — культурные объекты могут либо мириться с ситуацией и идти на уступки, либо пытаться бороться с помощью правоохранительных органов, что может привести к усугублению конфликта.

Вице-губернатор Петербурга Василий Кичеджи уже пообещал музеям защиту от любых провокаций и хулиганских действий. Покровительство городской власти это, конечно, хорошо. Но как можно обеспечить безопасность? С этими вопросами мы обратились экспертам.

Главный «Митек» Дмитрий Шагин предполагает, что на музей могли напасть люди, которых вдохновил принятый ЗакСом закон о борьбе с пропагандой педофилии и гомосексуализма. Также не стоит отметать версию о том, что это могли быть нанятые за деньги хулиганы, цель которых — выжить музей из здания в центре. Они просто пытаются создать ситуацию, в которой людям сложно будет работать. С третьей стороны Набоков был гражданином США, и атака может быть частью антиамериканской кампании, развернутой в последнее время.

«Музей Пушкина загнобить сложно, а Набоков — явный эмигрант, американец, и тут не важно, что всему миру он известен как русский писатель, – отметил художник. – Создается ощущение, что у нас в городе сейчас хотят бороться с любой «иностранной заразой». Сперва суд над Мадонной, потом иски в адрес Леди Гаги, вот и до Набокова добрались. И все это при молчаливом попустительстве правоохранительных органов — ведь никто не осуждает этих людей!».

По мнению художника подобные акции будут продолжаться. «Остановить это может только сопротивление общественности, – объяснил Шагин. – Должно последовать обращение деятелей культуры, чтобы донести: хватит позорить наш город! Это погром культуры. Сегодня бутылка, а завтра «коктейль Молотова». Я воспринимаю это так, как будто мне в окно бутылку кинули. В цивилизованных странах люди вышли бы на демонстрации против такого. Но наша полиция почему-то телефонных террористов ловит, а этот теракт против культуры оставляет без должного внимания».

«Против такого вандализма музеям защищаться невозможно, – соглашается с художником директор петербургской Филармонии Илья Черкасов. – Для начала государство должно выработать позицию, что хорошо, а что плохо. Впрочем, власть частично сама виновата в этом. Подобных выходок раньше не происходило – обывателю было все равно, а потом отдельные депутаты Законодательного Собрания стали активно выражать свою позицию по поводу нравственности и морали. Политики должны хорошо взвешивать то, о чем они говорят, и какие могут быть последствия. Всегда найдутся граждане, которые воспримут призыв к борьбе за нравственность как разрешение бить людей, которые по их мнению неправильно одеты. Ситуация пока патовая. Усиление охраны не решит проблему, поскольку любое действие вызывает большее противодействие. Может что-то из культурных объектов и стоит посерьезней охранять, но начинать работу надо с некоей переориентации мозгов наших граждан».

Филармония пока ни с какими угрозами пока не сталкивалась. В зале часто проводятся творческие вечера, но скандальных людей администрация старается не приглашать. «Это не значит, что мы устраиваем цензуру, — говорит Черкасов. – Просто ориентируемся на свою образованную публику. Горячие головы обходят нас стороной. Может грубо скажу, но Филармония выпадает из поля зрения людей, бросающих бутылки. Они о ней как-то не думают, музей Набокова, по которого какой-то авторитет сказал, что он пропагандирует педофилию, для них проще найти».                       

Марина ТЕРПИНКОТ











Lentainform