16+

Близкие семьи Кабановых - о том, как муж дошел до жестокого убийства жены

14/01/2013

Близкие семьи Кабановых - о том, как муж дошел до жестокого убийства жены

Обвиняемый в убийстве своей супруги журналистки Ирины Кабановой Алексей Кабанов (на фото) рассказал следователям о том, что мотивом стали проблемы, связанные с нехваткой денег. Тем временем в блогах знакомые рассказали историю этой семьи.


                  Супруги Кабановы крупно поссорились в ночь со 2 на 3 января на бытовой почве. В результате вспыхнувшего конфликта мужчина стал душить супругу проводом от колонок, потом руками. После, как он рассказал следователям, чтобы прекратить ее мучения он нанес жертве удар ножом и положил тело в ванной. Дальше все было как в фильмах ужасов. Заняв троих маленьких детей просмотром мультфильмов, мужчина расчленял тело жены и упаковывал его в сумки, складывая их на балкон. Лишь 6 или 7 января он вынес один пакет и выбросил в мусорный контейнер в соседнем дворе.

Позже через социальные сети мужчина занялся поисками «пропавшей» жены. 10 января он одолжил машину у своей знакомой, приехавшей навестить «горевавшего» многодетного отца. На автомобиле он планировал вывести и спрятать останки, однако ему помешала полиция. После задержания Алексей Кабанов заявил, что переживал за детей, которые в случае раскрытия его деяния могли потерять сразу и мать и отца.

Дети, которых воспитывали Кабановы – шестилетний Илья от первого брака Ирины, трехлетний Тарас и двухлетняя Даша находятся в столичной Тушинской детской больнице. От них пока скрывают трагические новости – малыши считают, что мама  уехала в Крым.

Отдельной темой для обсуждения этой истории в прессе и блогах стала личность Алексея Кабанова. Мужчина был ярким представителем «креативного класса», и одним из сооснователей московского кафе-клуба О.Г.И. для «продвинутой публики». Алексей ходил на митинги, носил белую ленточку и открыто выражал свою гражданскую позицию. И вдруг такое...

«Я сам не белоленточник. Но вас родные не пойму ни фига, – пишет emelind. – Откуда столько ликования? "Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс!". Не рановато ли хороните? Так же и креативные год назад хоронили Путина. Чего стряслось-то? Рядовой участник стотысячного митинга типа жену убил? Причем тут протестное движение вообще? Какие мифы это разрушает? Какие идеалы уничтожает? Почему "Гипс снимают, клиент уезжает!"? Зачем эта оргия разоблачений от бывших друзей. "Они и долги делали, и развратничали, и детей плохо воспитывали". Ну и хрен с ними. Следствие разберется. Слава Богу все обличители светочи морали и нравственности. Нет, делаются всемирно-исторические обобщения. "Вы и убили-с". Все. Даже самоубились. Да ни хрена подобного. Один убил. А 99 999 не убили. И никуда не делись. И придут еще. Не завтра, но придут».

«Я когда-то снимал Алексея Кабанова в киножурнале про ОГИ. Это обычный чувак, нормальный, – вспоминает bartang. – И вот, он вдруг признался в том, что убил и расчленил свою жену. Мать его детей. Тут поневоле поверишь в конец света и тёмные методы спецслужб. Не верю, короче, что это он. Слишком вовремя, перед маршем протеста, нашли тело. Слишком много людей знает эту семью, а из-за поисков, можно сказать, что весь фейсбук. Уверен, завтра будет тысячи постов на тему "Кабанов-белоленточник". Будут мелькать его фото из фейсбука. Фото на акциях протеста. Тысячи проклятий будут выкрикнуты. Это умножение злобы и боли ведёт всех к чему-то очень-очень плохому. Я предполагал, что протест будут ломать, но такого даже представить не мог. История с другим — разминка. Сижу, курю, словно во сне. Голова болит прям. Хоть в церковь иди».

Вот как о своей встрече с четой Кабановых вспоминает strekoza4:

«Кафе это было на улице Композиторской, называлось оно Черска, а споры я вела с Ириной и Алексеем Кабановыми. Это было в мае 2011 года. Я пришла туда взять интервью. ... Алексей как бы невзначай начал со мной заигрывать. Прямо при жене. Я ему сказала вежливо, что детно-женатые мужчины не мой профиль. Он весело предложил развесить. Я заметила, что дети у него все равно останутся. И понеслось. Они мне с женой кинулись доказывать, что дети- это не важно, что главное любовь. Вот у него двое детей от первого брака- дочки-подростки, а у нее был сын уже, но еще есть двое общих и така любовь, така любовь. Причем я как бы с ними не спорю, я же про свои предпочтения говорю. Так мне начинают пенять, что я провинциалка, что я из Пензы, что я молодая-глупая, что я меркантильная... <...>

Потом уже мне рассказывают подробности про бизнес: что женатый любовник подарил Ирине за сына однушку в Мск и она в общем-то тоже провинциалка и даже больше- гражданка Украины из Донецка. И эту однушку как раз вложили в кафе... кажется, еще в первую версию. Когда кафе вынуждены были закрыть, его закрыли в буквальном смысле – ничего не вывозя.

<...> Как вы догадываетесь, вторая версия кафе также быстро закрылась. Причем погорели они, по слухам, на вине. Там была акция – за порцию баранины 1500 р и "бездонный" кувшин в подарок (в смысле все время подливают). Вот приходили знакомые, заказывали порцию баранины на двоих или более и пили бесплатное вино. Моя подруга там по дружбе подрабатывала официанткой и изумлялась – неужели такая акция приносит доход? Спросила Ирину. Та замялась: "Ну, нет, ну, мы же вино все равно берем по оптовым ценам, нам надо привлекать клиентов, это наши друзья , пусть пьют". Далее пара эта осталась всем должна, причем внушительные суммы, потом с кредиторами разругались, потом Леша долго и муторно искал работу, из съемной они переехали к его родителям со всеми детьми и няней. Потом как выяснилось, переехали снова на съемную и, видимо, уже с новой няней- старой тоже остались должны за несколько месяцев работы. Теперь у же оказывается, у них есть машина. Не удивлюсь, что завтра еще появится дворецкий. Короче, есть впечатление, что прожили 2012 год трудно. А еще бы нетрудно- пятеро детей на двоих-то тянуть. Кстати, я спросила у подруги, а на что же живут старшие Лешины дети, если он то кафе организовывает, то без работы сидит. Подруга ответила, что никогда не слышала, чтобы Леша помогал бывшей семье материально».

«Сегодня уже много написано про беспорядочную финансовую жизнь Иры и Леши. Собственно, в последний год и я не звонил в основном из опасения невзначай напомнить о долге, который Леша давно обещался вернуть. За что теперь ужасно себя ругаю, ужасно, – пишет bgrozovski. – Но одна неправда есть в многочисленных репликах про финансы и 2 кафешных проекта. Это все были Лешины дела, которые он с регулярностью механической кукушки повторял больше 10 лет. Иркино имя и обаяние просто позволили ему продолжить ту же путаную деятельность, которая не могла быть прибыльной в принципе. <...> Ирка не смогла из этого колеса вырваться – любовь, обаяние Леши, алкоголь, дети, и главным образом, думаю, – бессознательное тяготение к обрыву, катастрофе... И ведь, похоже, начинала уже вырываться из круга, могла, – про что и ссоры».

«Я не могу больше думать про случившееся и теперь стараюсь думать про "вокруг случившегося", – пишет Анна Рождественская. – Я думаю – как так? Так может быть только где-то далеко и с другими. Так не может быть с "нашим кругом", так не может быть с мальчиком из хорошей семьи, закончившим РГГУ».

Подробнее историю этой семьи рассказал Митя Гурин:

«Мы приятельствовали с Ирой с тех пор, когда вместе работали в одной компании — я был ее начальником. Мы тогда занимались проектом для одного крупного многолетнего реалити-шоу. И если несколько человек на проекте варились скорее в контексте этого самого реалити-шоу и общих тем с ними не находилось, то Ира, которая тоже на нем работала, вызывала ощущение очень понятного человека из социально близкого круга. Она приехала из провинциального города, в 100 км от которого (в другом таком же провинциальном городе) я провел 15 лет своей жизни. Она слушала похожую музыку и в свое время употребляла те же наркотики. Она рассказывала истории о том, как во время жизни в Питере она ходила зарабатывать в казино на рулетке. <...> У Иры был маленький сын, они жили, кажется в Реутово в однокомнатной квартире с ламинатом на полу. Ламинат дерьмо, говорила мне она, деревянные полы теплые, а он холодный.

В общем мы подружились. Не только я, почти все люди в нашей компании с ней подружились. Наша подруга М., работавшая на Ириной позиции и передавшая ей дела, носила Ире сумки с едой, когда она проигрывала все деньги в казино и им нечего было есть. Не то, чтобы Ира играла регулярно — ну просто были последние деньги и почему-то именно их она проигрывала. Вот дура, думали мы беззлобно, но в принципе ее понимали. У кого на виски последние тысячи, а у кого в казино, понятная же история. Но уже через несколько дней случалась зарплата и все над этим смеялись.

Потом наша компания начала делать большой проект, расширяться и к нам на работу пришел один парень. Ужасно обаятельный — Леша Кабанов. Он еще участвовал в запуске некоторых кафе с модной в дохипстерские времена тусовкой и коротким названием.

Нам нужно было делать что-то похожее на создание тусовки в кафе, но в интернете — и мы его позвали. У Иры с Лешей случился роман. Все смотрели на них и страшно радовались.

Часть историй, которые рассказывала Ира не были слишком уж веселыми — честные истории из 90-х, которые все помнят — и то, что у Иры любовь, всех очень радовало по-настоящему. Примерно в это время, лет 5 назад, я сдал дела и ушел из компании. Тоже за Иру был очень рад.

Уже когда я появлялся в офисе довольно редко, Ира подошла ко мне и спросила: «Мить, слушай, а у тебя нельзя занять денег? Мне ~тысячу долларов, на неделю (не помню уже на что. Как раз в это время денег у меня не было ни шиша — и я сказал Ире: «а зайди к М., она же только что позолоченный парашют из своего холдинга получила». И М., разумеется, дала денег, мы все дружили.

Я совсем перестал появляться в компании, через несколько месяцев Ира пригласила нас с женой на свадьбу. Мы, конечно, пришли — в их кафе Черска около МАРХИ. Все веселились, вечеринка была прекрасная — что может быть лучше вина с хорошими пирогами. Ира была счастлива, Леш как всегда мил и обаятелен. К тому времени в нашей компании они тоже больше не работали. Я спросил как они умудрились открыть кафе, Ира по секрету рассказала, что продала для этого свою квартиру. Но на вечеринке почему-то не было какого-то количества наших общих друзей, которые по идее должны были бы там быть.

Через пару недель я упомянул об этой вечеринке, будучи в гостях. Хозяева дома переглянулись и спросили меня, знаю ли я, что Ира до сих пор не вернула долг нашей подруге М. (той самой, которая носила ей сумки с едой)?

Какой долг?, спросил я и напрягся. Ну как — она занимала около тысячи долларов и сразу их вернула, а через несколько дней попросила у М. 8 тысяч чтобы перехватить удачное предложение на подержанную тачку — банк одобрил, но еще не выдал кредит. Тачку купили, а когда Леша забирал деньги из банка, его выследили и через сто метров от выхода двинули монтировкой и деньги забрали. По крайней мере он так говорил, но фингал был знатный, конечно. Ну и еще о Леше как-то проскользнула пара историй и общие знакомые сказали, что когда он будет увольняться, надо пройтись по офису и спросить не должен ли он кому. Когда прошлись — выяснилось, что должен он всем и как раз на свою зарплату и оставшиеся отпускные. Эти деньги раздали сотрудником и Леша был страшно возмущен. Но слава наша идет впереди нас, так что — пришлось мириться.

Надо понимать, что подруга моя М. при этом — не Мать Тереза, но близка. Еврейская девушка из интеллигентной семьи. Она работала на детском проекте, помогала детям в детдомах — в общем делала все то, что модно сейчас, но 5 лет назад и по собственному выбору. Эти деньги ей более чем пригодились бы — она как раз устала работать в бизнес-проектах и хотела на год уехать куда-нибудь в Азию почистить мозг. <...> Примерно в это же время она продала свою квартиру и они с Лешей открыли кафе. И примерно тогда же Ира в разких выражениях написала М., что денег окончательно нет и не будет и М. Ире теперь не подруга, а кредитор.

<...> Но дружить с Ирой дальше и мне и другим моим знакомым стало как-то затруднительно. Как мне показалось между позицией «Денег нет и не будет, прости. Как смогу — верну» и позицией «Денег нет и не будет и ты мне не подруга, а кредитор» есть граница, переход которой лично я в своей голове оправдывать не захотел.

Дальше я слышал урывочно — кафе закрылось, у Иры с Лешей родился второй (и третий Ирин) ребенок, правда друзья говорили, что их жизнь — ад. Но можно ли верить, что друзья говорят о чужой семье? В своей бы жизни разобраться. Говорили еще, что бизнес их прогорел, жили они в съемной квартире с тремя детьми».                      

Фото makanom.livejournal.com








Lentainform