16+

Захар Прилепин - о том, как он посетил отдел полиции по борьбе с экстремизмом

16/01/2013

Захар Прилепин - о том, как он посетил отдел полиции по борьбе с экстремизмом

Позвонили из центра «Э» — того, что занимается экстремистами. Офицер был очень приветлив и корректен, приглашал на встречу.


               — А повестку пришлите, — сказал я в телефон.

— На какой адрес? — спросил он.

— А на какой хотите, — сказал я.

Они прекрасно знают, что повестки можно присылать месяцами — пока я на ней не расписался, имею все основания говорить, что вообще не видел никакой повестки.

Прежде мне звонил очень наглый опер, пытался дерзить и даже пугать.

Поэтому я ему пару раз ответил взаимностью по телефону, что его, мягко говоря, удивило. Присланные мне повестки я выкидывал в мусоропровод. Месяца два опер безрезультатно пытался вызвать меня на встречу, а потом отстал. Пришлось, видимо, ему заканчивать очередное антиэкстремистское дело без моих свидетельских комментариев.

Но тут, говорю, попался очень приветливый и корректный офицер, поэтому я, как интеллигентный человек, слегка дрогнул сердцем.

Повестку принесли двое служивых, меня, естественно, не застав дома.

На следующее утро, за 15 минут до назначенной встречи, мой офицер из центра «Э» снова мне позвонил и спросил ласково: «Ждать вас? Очень ждём!»

Махнув на всё рукой, я решил съездить. Ждут ведь. Тоже ведь люди.

Опоздал на полчаса — пока искал этот самый центр «Э». Машину поставил возле самого здания под знак «Остановка запрещена»: я что-то сомневаюсь, что ГИБДД будет эвакуировать машины прямо от каменных крепостей внутренних органов — мало ли кто там приехал.

Меня дождались, сразу препроводили к начальнику всего отдела. Молодой полковник, радушно улыбаясь, встретил, предложил чаю, я отказался.

На столе у него лежал глянцевый журнал с моим лицом на обложке. Я был бы не против увидеть целую полку со своими книгами. А что? УК, «Санькя», КоАП.

Дело оказалось плёвое: в эфире телеканала «Дождь» я сказал, что являюсь активистом Национал-большевистской партии, что очень возбудило какое-то московское начальство, так как деятельность НБП в России законодательно запрещена.

— Конечно же, я оговорился, — сказал я, улыбаясь. — С тех пор, как партия запрещена, я не могу являться её активистом, потому что нельзя быть активистом того, чего, согласно российскому законодательству, вообще нет.

На том и порешили.

Дал объяснение, и мы через 15 минут расстались, внешне очень довольные друг другом.

— В следующий раз, — говорят, — с книжками приходите.

Придём.                     

russlife.ru, фото sensusnovus.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform