16+

«Меня удивляет ажиотаж и нервическое возбуждение умных людей по поводу фильма “Не верю”»

21/01/2013

«Меня удивляет ажиотаж и нервическое возбуждение умных людей по поводу фильма “Не верю”»

Фильм Бориса Крочевникова «Не верю. Война против церкви», вышедший на НТВ, вызвал не меньший резонанс, чем «Анатомия протеста». На сей раз на телеканале решили доказать, что нападки на РПЦ — это спланированная акция.


                По мнению автора фильма Бориса Корчевникова, истерия вокруг РПЦ раздувается искусственно. В частности, если верить фильму, многие блогеры за деньги публикуют «разоблачения» в своих дневниках, откуда «откровения» подхватывают СМИ и тиражируют их. В качестве примера приводится история с часами патриарха и его квартирой. По данным Корчевникова, на эту информационную войну тратится по несколько миллионов долларов в месяц. Враги церкви называются даже поименно – в продажности обвиняются блогеры Игорь Бигдан и Рустем Адагамов.

Помимо блогеров ко врагам РПЦ относятся и деятели культуры вроде Марата Гельмана, а также телеведущие Владимир Познер и Леонид Парфенов.

Заканчивался фильм «Не верю» следующей мыслью: гонения на церковь были всегда, однако нападки обречены на поражение и только делают церковь сильнее.

Позже в интервью порталу «Православие и мир» Корчевников признался, что работать под брендом НТВ ему доставляло большую сложность. «Некоторым виделся призрак «Анатомии протеста», – удивлялся автор фильма. – Эта какая-то ярлычность мироощущения, в которой существуют сегодня некоторые — особенно те, кто активно живет в сети, то есть с реальной жизнью контакт уверенно теряющие. Мы-то как раз пытались уйти от него. И с симпатией шли ко всем. В фильме нет слова «либералы». Два таких устойчивых ярлыка – «о слиянии Церкви и государства» и о «несметных богатствах Церкви» — очень искажают картину мира тем, кто мыслит этими штампам. Они уже не способны увидеть ничего другого и все подстраивают под эту свою картину. Если где и срослись Церковь и государство, так только в тех блогах, где про них пишут через запятую – одинаково плохо».

Первым о готовящейся вариации «Анатомии протеста» на тему веры в своем блоге еще месяц писал Андрей Мальгин. Тогда он отказался участвовать в съемках, и описал методы работы съемочной группы:

«На днях мне на мобильный позвонил Борис Корчевников... Короче, говорит: "Я снимаю передачу про гонения на православную церковь. Не могли бы вы дать интервью?". Говорю: "Я же в Италии". Он: "Я приеду". Спрашиваю, для какого канала. Молчит. <...> Наконец, вынимаю из него признание, что это будет фильм для НТВ. "Ну, отвечаю, тогда тем более исключено". <...> Через какое-то время второй звонок: "Я уже в Италии. Давайте встретимся". Отвечаю: встречаться не хочу. Почему? Во-первых, НТВ. Во-вторых, мне нечего сказать на интересующую вас тему. <...>

Третий звонок. Я в больнице, моему ребенку делают операцию. Задает вопрос про мое отношение к "Пусси Райот". По характеру вопроса и по тону, каким он был задан, я понял, что идет запись. Я дико раздражился, послал. Прибавив, что не собираюсь помогать в создании очередной "Анатомии протеста".

Сегодня утром, въезжая в свои ворота, обратил внимание, что два молодых человека звонят в калитку соседу и о чем-то беседуют. Подумал, рекламщики или религиозные попрошайки. Сидим дома, всей семьей смотрим телевизор. Звонок. Открывает жена. На пороге – Корчевников со вторым молодчиком. У того в руке некое устройство, видимо, портативная камера. Прячет за спину, иногда высовывает и снова прячет. Корчевников говорит: "Вы отказались отвечать по телефону, мы мимо ехали, решили заглянуть. Ответьте на один только вопрос". В это время второй лезет в комнату, делает панораму, начинает задавать вопросы ребенку. А надо сказать, что моего адреса нет ни в одном телефонном или ином справочнике, о чем я специально позаботился.

Я в полном а...е. Корчевников (громко): "Скажите, это вы ведь первый поместили сообщение о часах патриарха?" Говорю: не первый и даже не десятый. И тогда же в ЖЖ ссылку дал, откуда взято. Тот опять ссылается на Вигилянского. Говорю: "Уходите, я не буду отвечать на ваши вопросы". Жалостливо: "Ну давайте просто поговорим, не под запись". "Поговорим, отвечаю, когда я приеду в Москву, а здесь не буду". Вытолкал и закрыл дверь».

После премьеры фильма одним из первых на него откликнулся упомянутый в расследовании Леонид Парфенов. Он был возмущен работой своего бывшего коллеги: «Все бывшее "Намедни" содрогнулось уже от анонсов. Но что ты на личности перейдешь – не думали. Ни обиды, ни горечи. Только тебя жаль. Что это за неряшливая, велеречивая чушь, где все до кучи? Думаешь, православный патриотизм искупает убожество журналистики? Так ведь нет. Куда тебя занесло: от рекламы шоколадки, сериала "Кадетство", истории шоу-бизнеса на СТС – до роли мамонтёнка?.. Господи, ну почему именно на тебе мерзость нынешней политико-церковной жизни должна была докатиться даже не до позднего совка, а до конца 40-х годов – когда студенты сообщали куда надо про антинародность своих преподавателей и проч.?».

Высказался в этом отношении и известный журналист Павел Шеремет: «Меня удивляет ажиотаж и нервическое возбуждение умных людей по поводу телеподелки «Не верю» некоего Б.Корчевникова.... Раньше НТВ отличалось только разоблачениями внешний врагов. Было еще пару внутренних – Березовский с Ходорковским. Теперь мракобесие накрыло страну полностью. Поэтому «Верю- не верю» выходят регулярно и на НТВ, и на «России». Скоро напрягут и Первый. Просто не смотрите, ведь все и так уже ясно».

В своем блоге фильм прокомментировал и шеф-редактор отдела документальных фильмов и сериалов телеканала «Культура» Всеволод Коршунов:

«Посмотрел "Не верю" Корчевникова. Очень грустно. Отсутствие аргументов, дискредитация противника, предельно контекстные синхроны. Вообще непонятно, почему это называется фильмом-расследованием.

Что касается профессии, то, увы, очень много вопросов. Чрезмерно дробное строение, нет нарративного стержня, торопливость, конспективность, эклектичность. По содержанию: тут вам отношения к РПЦ на Украине, и обвинения в адрес Адагамова, и Ватикан (у которого, в отличие от РПЦ, вообще-то статус государства), и уроки религиоведения в немецких школах. По форме – отрывки из репортажей НТВ, хроника, фрагменты клипов, рекламных роликов, телепередач, игровых фильмов (даже "Бежин луг" вспомнили). Всё это никак не решено ни авторски, ни режиссерски, а просто идет через отбивку. Если же говорить об идее, то ее в этом хаосе расслышать вообще невозможно. Разве что "руки прочь от церкви", но это может быть скорее предпосылкой для авторов, но не идеей фильма».

Диакон Андрей Кураев в своем блоге не стал скрывать, что фильм передает одну ярко выраженную точку зрения, но назвал несколько причин, ради которых его нужно смотреть:

«1. Хороших людей, рассказ о которых в нем есть
2. Сюжета о преподавании религии в школах Германии
3. Английской медсестры, изгнанной с работы за ношение крестика (упоминал я о ней давно,  но вот впервые – увидел).
4. И, конечно, ради лиц и речей тех, кто делится своей ненавистью к Церкви.

В фильме есть свои натяжки и умолчания (жанр пропаганды без этого не обходится). Но эти его частичные неправды не отменяют неправды главных его негативных героев».

Единственной медийной персоной, которая на данный момент высказалась о фильме исключительно в положительном ключе, стал Всеволод Чаплин. Он сообщил, что в фильме «адекватно отражено настроение нашего общества» – не того, что сидит в интернете, а «настоящего».                     

Фото besttoday.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform