16+

Почему петербуржцы не верят в то, что переезд 31-й больницы не состоится

23/01/2013

Почему петербуржцы не верят в то, что переезд 31-й больницы не состоится

Петербургские власти наконец дали ответ — 31 городская больница на Крестовском острове никуда переезжать не будет. Точку в конфликте чиновников и горожан поставил губернатор Полтавченко.


                О позиции губернатора по этому скандальному вопросу стало известно из твиттера руководителя его пресс-службы Андрея Кибитова. «Позиция губернатора #спб по 31 больнице предельно конкретна – больница была, есть и будет городской больницей. Больница работает и будет продолжать работать как и всегда. Точка, – написал помощник губернатора. – - Уважаемые коллеги журналисты и читатели – никаких переездов больницы также, естественно, не будет».

Напомним, что ситуация с 31 больницей, которую хотели отдать под нужды судей, до последнего оставалась неясной. Накануне по этому вопросу выступила Валентина Матвиенко, которая туманно намекнула, что «интересы пациентов и врачей больницы не должны пострадать» и рассказала о том, что в годы ее губернаторства в клинику вкладывались очень большие деньги.

Но хотя слова чиновников и явились в этом деле решающими, немаловажную роль в решении проблемы сыграло общественное мнение.

За четыре дня, что граждане собирали подписи в защиту больницы, под петицией подписалось более 90 тысяч человек. На сайте change.org люди писали о причинах своего поступка: «Потому что больные дети для меня важнее, чем здоровые судьи», «Потому что здесь лучшие врачи и оборудование которые спасли жизнь моему ребенку. И только здесь мой сын может проходить ежегодные обследования для предотвращения возврата болезни» и т. д.

19 января на Невском проспекте прошла серия одиночных пикетов. Люди стояли с плакатами «Переезд с доплатой детскими жизнями», «Рак — мой врак».

20 января у здания Московского арбитражного суда состоялся флешмоб в поддержку петербургских активистов. Актеры, изображавшие Доктора Айболита и Бармалея разыграли сценку:



 

Заступилась за больницу и Русская православная церковь. «Судейское сообщество сочтет для себя морально недопустимым получать медицинское обслуживание, если существует даже самая маленькая угроза, что при его организации пострадают дети, больные раком, – выразил надежду председатель синодального информационного отдела Церкви Владимир Легойда. – Безусловно, лечение одних людей не может осуществляться за счет какого-то ни было ущемления других. Особенно, когда речь идет о детях. Ведь от того, как мы относимся к ним сегодня, зависит, каким будет наше общество завтра».

В интервью «Комсомольской правде» актриса и соучредитель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова отметила, что «с больными поступают неправильно. Лечение гематологии и онкологии очень долгое, и даже у детей, которые уехали на ремиссию домой и кажутся здоровыми, может быть рецидив. Они должны будут вернуться в больницу, в руки того же медика. Категорически нельзя прерывать лечение детей при первых блоках химиотерапии. Это смертельно опасно. Любая больница, особенно связанная с онкологией, – отдельное государство. Врачи и пациенты соединены в сложнейшую  паутину. Разорвать это все – уничтожить настоящий организм».

В понедельник ссылку на петицию с комментарием «подписала» разместила на своей страничке в Фейсбуке Татьяна Толстая. Известно, что свои подписи оставили также Лия Ахеджакова, Олег Басилашвили, Юрий Стоянов, Елизавета Боярская, Татьяна Толстая, Сергей Юрский, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов и многие другие.

Тем не менее утром 23 января, после объявления о том, что переезд не состоится, петербуржцы продолжали собирать подписи. Активисты дежурили у станции метро «Горьковская» и объясняли это тем, что власти просто испугались назначенного на этот день крупного митинга на Марсовом поле, и решили успокоить толпу. Поэтому нужно продолжать борьбу и не верить чиновникам на слово. По этой же причине митинг решили не отменять.

«Есть высказывания пресслужбы Георгия Сергеевича, Валентины Ивановны и спикера ЗАКСа, – пишет в тематической группе в социальной сети Paul Meerson. – Документов, подтверждающих сие, нет. А ДЭ-ЮРО всё ещё действуют протоколы о переезде больницы. Так что: кто хотел прогуляться сегодня на "Марсово поле" в 18-00, не меняйте планов и зовите с собой родных и друзей».

«Не ведитесь на провокацию – сегодняшний митинг, это приговор политике нашей власти, – комментирует Виталий Стаценко. – Люди выходят не с политическими лозунгами, а именно с социальным протестом. Впервые в России вопрос к власти ставится так остро... Естественно наши властьимущие такого ажиотажа не ожидали и сейчас пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. Типа, ребята, Вам показалось, мы и не думали о таком. Сейчас нам по телевизору пообещают всё, что угодно. Где факты? Где документы? Пусть покажут документ о том, что никто никуда не едет и решение всяких комиссий 31 больницы не касаются. Вспомните, сколько раз нам всего обещали по телевизору? Ну? И что, сбылось? Не ведитесь, приходите на митинг, а там видно будет».

Обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Антон Орехъ вывел мораль этой истории: «История с 31-ой больницей Петербурга, где лечат в том числе и больных раком детей, учит нас следующим вещам. Во-первых, общественное мнение в нашей стране все-таки есть и хоть какое-то влияние оно все-таки имеет. Не подняли бы шум простые люди, поддержанные общественными деятелями, артистами, врачами, не присоединились бы к ним немногие приличные депутаты, не сказала бы своего слова в кои-то веки православная Церковь – преспокойно закрыли бы больницу и вместо больных детей лечили бы наших самых справедливых и гуманных в мире судей. Поэтому когда происходит какая-то подлость и несправедливость, не надо опускать руки со словами, что, мол, от нас все равно ничего не зависит. Не зависит от нас очень часто именно потому, что мы ничего и не пытаемся сделать».                     

Подготовила Марина ТЕРПИНКОТ, фото vk.com/bolnitsa31











Lentainform