16+

«Государство обязано принимать участие в том, что воздействует на мозги»

29/01/2013

«Государство обязано принимать участие в том, что воздействует на мозги»

Министерство культуры опубликовало список 100 фильмов для школьников – теперь этот список отправят Минобрнауки. Большинство попавших в список фильмов признаны классикой, но эксперты не понимают, способны ли современные дети их воспринять. Однако блогер и переводчик Дмитрий ПУЧКОВ, известный как Goblin, считает, что чиновники от культуры почти все правильно сделали. Хотя вопросы все равно есть.


          – Видели список фильмов? И что думаете?
- Как говорил Владимир Ильич Ленин, из всех искусств важнейшим для нас является кино, поскольку обращается к коллективному бессознательному. И чем дальше, тем это становится очевиднее.  Соответственно, государство обязано принимать участие в том, что воздействует на мозги, в хорошем смысле – прививать детям  разумное, доброе, вечное…

- Вы говорите прямо как представитель Минкульта.
- Нет, я говорю, как представитель государства, которого интересует, что за люди в этом государстве вырастают и чего они в жизни хотят, и понимает, что детей надо воспитывать.

-  На чем? На «Маленькой Вере», которая номером 51 идет в этом списке?
- Безусловно, ряд позиций в этом списке вызывают серьезное недоумение. Я тоже не понимаю, что в этом перестроечном барахле должен увидеть 10-классник? Такие фильмы, как «Маленькая Вера», – конъюнктурщина и старательное пропихивание идеологических помоев в школьную программу. Она, конечно, странно смотрится рядом с «Андреем Рублевым», ну, примерно, как Джеймс Бонд рядом с Раскольниковым.

- Самая современная картина в этом списке – «Утомленные солнцем» Михалкова, 1994 года выпуска. А после кино у нас не было?
-  И прекрасно. Кино появилось на закате Российской империи, а дальше оно развивалось в Советском Союзе, где и достигло наивысшего расцвета. Так вот пусть даже на примере «Утомленных солнцем» и той же «Маленькой Веры» дети увидят, что ничего другого у нас нет, и пусть им объяснят: посмотрите, до чего докатились наши «творцы», посмотрите, что стали снимать наши «творцы», когда им дали волю.  Но в принципе, согласен, становится смешно, что при всей государственной политике, направленной на очернение советского периода, внезапно оказалось, что, кроме советского, у нас ничего нет. В большинстве своем фильмы, попавшие в список, так или иначе прославляют идеалы коммунизма.

- Все-таки «Коммунист» с Евгением Урбанским в список не попал.
- И без того те фильмы – про светлые коммунистические идеи. И ничего другого – а это самое важное, – у нас и нет. И более того, все попытки отказаться от нашего прошлого ведут к одному: к уничтожению нашей страны. Так что то, что в школьную программу включены эти фильмы, – это очень и очень правильно. Они воспитывают детей в правильном направлении – это хорошее кино про хороших людей, про нашу страну, нашу историю. И людям это надо, потому что, обратите внимание, даже такой шлак, как «Тарас Бульба» Бортко, собрал серьезные деньги. Людям хочется смотреть на то, как их предки совершали великие деяния, добивались успеха, побед и прочее.

- Согласна, пусть в списке будет «Понизовая вольница» (это первая российская картина, снята была в 1908 году под Петербургом, в Разливе), пусть дети узнают, с чего пошло отечественное кино. Тем более что идет фильм всего 6 минут 14 секунд. Но вот «Аэлита» 1924 года, «Броненосец «Потемкин»» 1925 года (при всем моем уважении к классикам –  Протазанову и Эйзенштейну), дети же умрут от тоски, глядя на ч/б кино на непонятные им темы.
-  Да, даже взрослые не воспринимают такое кино.

- Ну, и тогда зачем? А что они поймут в «Андрее Рублеве»?
- А что дает детям чтение «Героя нашего времени»? А «Мертвые души»? Они безумно смешные, но только для взрослых, а детям как-то не очень… Надо ли включать классическую литературу в школьную программу? Наверное, надо. И точно так же надо показывать серьезные фильмы. С одной стороны, отвращение можно вызвать. А с другой – у нормальных детей отложится в голове. И то, что со смехом посмотрели в детстве, повзрослев, пересмотрят и что-то поймут. Но они хотя бы будут знать, что такое произведение есть. А как еще создать общее информационное поле? Сильно ли вам по жизни пригодились знания по органической химии? Ну, если, конечно, вы не гоните самогон и не делаете наркотики? Нет. Это все одного порядка вещи.

А потом, знаете, основная масса детей учиться не хочет по определению, их принудительно волокут образовываться, наказывая и поощряя. Да, ладно дети. Цивилизация, как известно, пирамида. И чтобы сложить ее – камни притащить, положить их правильно, – нужно прикладывать огромные усилия. Естественное же состояние человека, как животного, которое стремится к тому, чтобы как можно меньше тратить энергии, – это яма, пирамида наоборот. Сел на попу, вжик – и ты уже в самом низу, и кайфуешь от безделья. Ну и далеко мы с вами в таком случае уйдем? Так что пусть смотрят «Андрея Рублева»…

-  Глядя на список, не могу избавиться от ощущения дидактичности нашего кино.
- Поскольку у нас не Голливуд и техническая часть из рук вон плоха – как сейчас, так и прежде, – то брать мы могли только идеей.

- А идеи устарели.
- Устарела ли Нагорная проповедь? Наверное, нет. Так и кино, оно должно четко «прописывать»: это хорошо, а это плохо, это черное, а это белое. Что родину надо любить, а предавать нельзя. А значит, такие авторы, как Солженицын, предатель и лагерный стукач, не являются моральными авторитетами, и не должны присутствовать в информационном поле вообще.  Вы читали его «В круге первом»? С чего там все начинается? С того, что некий дипломат, представитель так называемой советской элиты, передает в посольство США подробности проекта создания нашей атомной бомбы. Почему надо читать про изменника?

И такие фильмы, как «Предстояние» Михалкова, не нужны. Что он хотел показать? Что наши солдаты были предателями? Трусами? Это неправда. Наши дедушки добровольцами ушли на фронт и там погибли, защищая Родину, и недопустимо даже пытаться осквернять святость подвига предков.

- На войне всякое было.
- Наверное, было. Но некоторые вещи показывать не следует. Народ в ряде аспектов подобен ребенку. А продолжая эту аналогию, спрошу вас: вы ведь не будете рассказывать своему ребенку, что ваш дедушка был алкоголиком, поколачивал бабушку, сидел в тюрьме и т.п. Нет, вы расскажете, что дедушка был нормальным человеком. Да, были у него недостатки, и когда внук вырастет, быть может, он узнает правду. Но и тогда вы не будете акцентировать внимание на этой самой правде и кричать: «Дед твой был уголовник и негодяй!» То же самое и здесь. Людям надо рассказывать: ваши предки были героями, они отдали свои жизни за Родину. Был при этом диктатор? Да, и что? У нас еще был Иван Грозный и Петр Первый. И каждый из них в ряде аспектов был ничуть не лучше Иосифа Виссарионовича. Главное, что наши предки совершили нечеловеческий подвиг, готовя страну к войне и победив в этой самой войне.

- Давайте вернемся к кино как продукту. Почему у нас свет не могут правильно выставить и с эффектами ерунда получается?
- А почему у нас не делают «Мерседесы»? Свой климат, свой рельеф, своя история – это все объясняет. Мы можем что-то сделать, но это будет танк Т-34, который требует по 20 кг усилий на рычаг.

- И это все, что мы можем?
- А это самое главное. Война закончилась в Берлине, а не в Москве. И я вам вот что скажу: есть немало западных контор, которые, так сказать, проводят мозговые штурмы, и для них наличие в команде русских весьма предпочтительно. А знаете, почему? Потому что мы думаем не так, как они. Они же там все узкие специалисты, про которых Козьма Прутков что говорил? Что специалист подобен флюсу, ибо полнота его односторонняя. Вот это типично западный человек. У них, да, сантехник отлично сантехнику чинит, но классиков своих он не читал. А советский сантехник  – он перед вами, кстати, – и в армии на сложной технике служил, и про высадку на Луну расскажет, и про кино свое мнение имеет, и книжки читал, и сам сочинять умеет. И вообще, может решать задачи любого планетарного масштаба. Вот такой он, русский сантехник. А дайте ему Т-34 – многих кондрат приобнимет.

Так что мы готовы ко всему и способны  на все. С такими мелочами, как правильно выставленный свет на съемочной площадке, – справляться не умеем? Да против идеи этот свет – фигня…

- Проще на БАМ отправиться, нежели собственным домом заняться.
- Ну, что делать, у нас свои особенности… И если переводить этот разговор в плоскость кино, то наверное, нам не снять какую-нибудь «Годзиллу», потому что это шикарный аттракцион, американские горки: сел в кресло, тебя ка-ак закрутило, вокруг ка-ак забабахало, выбежал на улицу, выдохнул и думаешь: «Вот это да!» И потому, что дорого, и потому, что опыта нет, и потому, что ментально не сможем снимать такое кино.

Наша ниша – фильмы типа «Мимино», «Осеннего марафона». Сколько раз мы пересматривали эти фильмы! Я помню, как в первый раз посмотрел «Осенний марафон», когда прогуливал уроки в 9-м классе. И ведь до сих пор смотрю, когда показывают по телевизору.

- И чем  14-летнего мальчика зацепила история вечно бегающего Бузыкина?
- Да тем, что в мастерски прописанных характерах узнаешь себя. Да, я был мелкий, а герою – за 40. Смотришь, как он врет, как выкручивается, как со стороны это выглядит. Мне физически нехорошо было наблюдать за перипетиями сюжета. И ведь обратите внимание, актуальности фильм не утратил до сих пор, и не утратит. Вот такое кино надо снимать, вот это – наш участок.

- Кстати, в списке нет ни «Мимино», ни «Осеннего марафона», ни «Москва слезам не верит».
- Невозможно все вместить в сотню. Надо понимать, что многое зависит от педагога, который может воспринять этот список не как «обязаловку», а руководство к действию. И предложит посмотреть не только «Андрея Рублева», но и замечательный фильм «На войне как на войне», который почему-то тоже в список не попал, – видимо, «Утомленные солнцем» для наших детей важнее…

Проблема нашего кино в полной безыдейности при отсутствии ремесленных навыков. Как американцы-ремесленники снимать так и не научились, а идеи свои взяли и выкинули. А если у нынешних наших так называемых творцов уровень умственного развития, как у 15-летних подростков, то они и снимают такое незрелое кино про клубную жизнь, наркотики и прочее из жизни недоразвитых дурачков. Причем ведь здесь не проблема материала – и про разврат, падение нравов можно рассказать, как Феллини в «Сатириконе».

Нет, все дело в том, сказать-то нынешним «творцам» абсолютно нечего. Все уже забыли, что такое «творец» в нормальном понимании этого слова – это человек, который, может, не умнее и не многоопытнее меня, вас, вон тех, сидящих за соседним столом. Нет, не в этом дело, а в том, что творец видит проблему под каким-то специфическим углом, под которым ни я, ни вы, ни те, за соседним столом, может, и не видим. И, возможно, показав проблему вот таким образом, он предложит нам задуматься, а возможно, и попытаться найти какие-то пути решения. Ну и что может мне предложить дурачок с мозгом 15-летнего тинейджера, которому непонятно почему дали переводить государственные деньги на какую-то дрянь.

- А как вы относитесь к таким фильмам, как только что вышедшие в прокат «Джентльмены, удачи»?
- Знаете, нормальное кино. Но объективно трудно оценивать – для меня, как и для многих, оригинальные «Джентльмены удачи» связаны с огромным комплексом воспоминаний детства, юности. И эти попытки войти дважды в одну и ту же реку, вызывает не меньшую гамму эмоций.

- Но это же американская практика – там постоянно делают  ремейки.
- Да на здоровье. Мы живем в свободной стране – творец имеет право делать то, что он хочет, а зритель имеет право смотреть то, что он хочет. Наши зрители ремейки смотреть не очень хотят.

- Не понимаю, почему попытки переснять на новый лад старые сюжеты принимает в штыки молодежь. Ей-то что до незнакомого им  советского прошлого?
- Ну, значит, это кино отражает какие-то наши базовые ценности, и молодежь, не осознавая того, не хочет, чтобы на это посягали.                

Елена БОБРОВА

100 фильмов – список, подготовленный Минкультом РФ

1. А если это любовь? – Ю. Райзман, 1961
2. А зори здесь тихие – С. Ростоцкий, 1972
3. Адмирал Нахимов – В. Пудовкин, 1946
4. Айболит-66 – Р. Быков, 1966
5. Александр Невский – С. Эйзенштейн, 1938
6. Андрей Рублев – А. Тарковский, 1966
7. Аэлита – Я. Протазанов, 1924
8. Баллада о солдате – Г. Чухрай, 1959
9. Бег – А. Алов, В. Наумов, 1970
10. Белеет парус одинокий – В. Легошин, 1937
11. Белое солнце пустыни – В. Мотыль, 1969
12. Белорусский вокзал – А. Смирнов, 1970
13. Берегись автомобиля – Э. Рязанов, 1966
14. Бесприданница – Я. Протазанов, 1936
15. Бриллиантовая рука – Л. Гайдай, 1968
16. Броненосец «Потемкин» – С. Эйзенштейн, 1925
17. В бой идут одни «старики» – Л. Быков, 1973
18. В огне брода нет – Г. Панфилов, 1968
19. Веселые ребята – Г. Александров, 1934
20. Внимание, черепаха! – Р. Быков, 1969
21. Война и мир – С. Бондарчук, 1965-1967
22. Волга-Волга – Г. Александров. 1938
23. Восхождение – Л. Шепитько, 1976
24. Гамлет – Г. Козинцев, 1964
25. Дама с собачкой – И. Хейфиц, 1960
26. Дворянское гнездо – А. Кончаловский, 1969
27. Девять дней одного года – М. Ромм, 1961
28. Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен – Э. Климов, 1964
29. Доживем до понедельника – С. Ростоцкий, 1968
30. Друг мой, Колька! – А. Салтыков, А. Митта, 1961
31. Дядя Ваня – А. Кончаловский, 1977
32. Ежик в тумане – Ю. Норштейн, 1975
33. Живые и мертвые – А. Столпер, 1963
34. Застава Ильича (Мне двадцать лет) – М. Хуциев, 1964
35. Звезда – А. Иванов, 1949
36. Земля – А. Довженко, 1930
37. Зеркало – А. Тарковский, 1974
38. Золушка – Н. Кошеверова, М. Шапиро, 1947
39. Иван Грозный (1-2-я серии) – С. Эйзенштейн, 1944 – 1946
40. Иваново детство – А. Тарковский, 1962
41. Иди и смотри – Э. Климов, 1985
42. Илья Муромец – А. Птушко, 1956
43. История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж – А. Кончаловский, 1967
44. Калина красная – В. Шукшин, 1973
45. Ключ без права передачи – Д. Асанова, 1976
46. Королевство кривых зеркал – А. Роу, 1963
47. Красные дьяволята – И. Перестиани, 1923
48. Крылья – Л. Шепитько, 1966
49. Курьер – К. Шахназаров, 1986
50. Летят журавли – М. Калатозов, 1957
51. Маленькая Вера – В. Пичул, 1987
52. Марья-искусница – А. Роу, 1959
53. Мать – В. Пудовкин, 1926
54. Машенька – Ю. Райзман, 1942
55. Месть кинематографического оператора – В. Старевич, 1913
56. Мечта – М. Ромм, 1941
57. Молодая гвардия – С. Герасимов, 1948
58. Монолог – И. Авербах, 1972
59. Морозко – А. Роу, 1964
60. Начало – Г. Панфилов, 1970
61. Не горюй! – Г. Данелия, 1969
62. Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков – Л. Кулешов, 1924
63. Неоконченная пьеса для механического пианино – Н. Михалков, 1976
64. Несколько дней из жизни И. И. Обломова – Н. Михалков, 1979
65. Неуловимые мстители – Э. Кеосаян, 1966
66. Новый Гулливер – А. Птушко, 1935
67. Обыкновенный фашизм – М. Ромм, 1966
68. Они сражались за Родину – С. Бондарчук, 1975
69. Освобождение – Ю. Озеров, 1972
70. Охота на лис – В. Абдрашитов, 1980
71. Пацаны – Д. Асанова, 1983
72. Петр Первый – В. Петров, 1937
73. Печки-лавочки – В. Шукшин, 1972
74. Пиковая дама – Я. Протазанов, 1916
75. Плохой хороший человек – И. Хейфиц, 1973
76. Подвиг разведчика – Б. Барнет, 1947
77. Покаяние – Т. Абуладзе, 1984
78. Подранки – Н. Губенко, 1976
79. Проверка на дорогах – А. Герман, 1972
80. Путевка в жизнь – Н. Экк, 1931
81. Радуга – М. Донской, 1943
82. Республика ШКИД – Г. Полока, 1966
83. Семеро смелых – С. Герасимов, 1936
84. Смелые люди – К. Юдин, 1950
85. Стенька Разин (Понизовая вольница) – В. Ромашков, 1908
86. Сто дней после детства – С. Соловьев, 1975
87. Собачье сердце – В. Бортко. 1988
88. Судьба человека – С. Бондарчук, 1959
89. Тихий Дон – С. Герасимов, 1957-1958
90. Утомленные солнцем – Н. Михалков, 1994
91. Холодное лето пятьдесят третьего – А. Прошкин, 1987
92. Чапаев – Г. Васильев, С. Васильев, 1934
93. Человек с киноаппаратом – Д. Вертов, 1929
94. Чужие письма – И. Авербах, 1975
95. Чук и Гек – И. Лукинский, 1953
96. Чучело – Р. Быков, 1983
97. Школьный вальс – П. Любимов, 1978
98. Щит и меч – В. Басов, 1968
99. Юность Максима – Г. Козинцев, Л. Трауберг, 1934
100. Я шагаю по Москве – Г. Данелия, 1963











Lentainform