16+

«Из Высоцкого сделали комического наркомана»

06/02/2013

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Кулинарные шоу есть на всех каналах, но и ТВ в целом – это одно большое кулинарное шоу со своим фирменным блюдом. На отчетной неделе главным сырьем стал образ Высоцкого, который и мелко шинковали, и в муке валяли, и специями начиняли, и в курином бульоне отваривали, и в духовке томили, и как только не использовали, чтобы подать получившееся варево на праздничный стол к 75-летию.


                 Закономерность при этом выявилась четко: выварить, уничтожить все то специфическое, что Высоцкий собою представлял при жизни. Самое большее, что мог выдавить из себя Первый канал, устроивший двухдневную вакханалию, – это сказать мельком одну фразу: «к власти Высоцкий относился настороженно». После чего был сделан акцент на трудном детстве, на том, что родители его почти ненавидели и до самой смерти не понимали, кто он такой, а сам он был бабником, алкоголиком и наркоманом, от чего и помер, причем наркоманом его сделали врачи, чтобы вылечить от запоев (уж не из КГБ ли были эти врачи? я все ждал, что последуют фамилии, но тут почему-то обошлось без фамилий).

Начал с блатной дворовой лирики, пел комические песни про «уколоться и забыться» и «бег на месте общепримиряющий», конечно, песни о войне, любил красивую Марину Влади, «жил на надрыве» и любил скорость… Наркомании Высоцкого особо посвящен бездарный фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», несмотря на бездарность демонстрировавшийся дважды – 26 и 27 января. Это для того, чтобы публику зазомбировать: Высоцкий – наркоман, Высоцкий – наркоман… Больной, больной, больной... Урод с резиновой маской, надетой на неутомимого Безрукова, вместо лица. Самое смешное, что сценаристом этого изделия оказался сын Высоцкого, принявший участие в государственного значения позорных играх.

А цель игры простая: нейтрализовать. Чтобы не ощущалось социального протеста, которым был весь Театр на Таганке, а его составной частью – Высоцкий, одна из звезд поэтического театра Юрия Любимова. Не Высоцкий левых и закрытых концертов в НИИ, а Высоцкий настоящий, которого власти, не убивая до конца, преследовали и запрещали вместе с театром, стараясь отцензурировать, сделав из них именно то, что сейчас и сделал Первый канал. Поэтому Театр на Таганке как основа для понимания Высоцкого-диссидента с экрана Первого канала, из всех бесчисленных передач исчез, исчезли «Охота на волков», «Ответ на охоту», «Банька по-белому», «Моя цыганская» и много чего еще на тему о том, что «ох, как я бы бегал в табуне, но не под седлом и без узды».

И «Охота на волков» («Обложили меня, обложили»), и «Моя цыганская» («И ни церковь, ни кабак  – / Ничего не свято! / Нет, ребята, все не так»), и «Банька по-белому» были написаны в 1968 г. – и нетрудно понять, как это воспринималось в контексте советских танков в Праге, ликвидации отчаянной попытки реформировать сталинский социализм. Театр на Таганке (а власти разрешали продавать в кассе только 30 билетов на каждый спектакль, остальные забирали в броню ЦК, Минкульта и т.д., чтобы театр был, но чтобы попасть в него было невозможно) и Высоцкий вели поединок с государством в лице московского горкома КПСС, Минкульта и КГБ. Об этом были «Жизнь Галилея», «Пугачев», «Антимиры», «Десять дней, которые потрясли мир», «Гамлет». В этом контексте песни Высоцкого раскрывали свой смысл, точно отвечая на социальный запрос на протест. И именно об этом ТВ умолчало.

Как всегда порадовал Дмитрий Киселев со своими «Вестями недели». Старательно муссировал тему Долматова – беглеца из Москвы, который кончил в Голландии самоубийством. Забыв, почему Долматов из Москвы бежал после т.н. беспорядков 6 мая, Киселев обвинял Голландию в том, что она не предоставила ему политического убежища. Вот она, демократия, восклицал Киселев. На закуску была фраза якобы из предсмертной записки Долматова: «Жить в России лучше, чем где бы то ни было». Или Долматов был сумасшедшим, или скоро окажется, что его вывезли из России шпионы НАТО.

Потом Д. Киселев старательно облизал обиженного Сергеем Никитиным Ю. Башмета, а Башмет объявил, что да, ему нравится возможность общения с любимым лидером. Потом показали фрагментики того концерта, который проигнорировал отщепенец Никитин, и взяли интервью у Ирины Антоновой, директора музея, которая, почти рыдая, говорила: нам будут указывать кого любить! 

Темы Давоса я ждал от Д. Киселева с особым чувством: ведь говорили, что во время  выступления Д. Медведева инвесторы покидали зал, так что недоброжелательно настроенные комментаторы писали о «бегстве». Дж. Сорос вообще предсказал России экономический провал. Но Д. Киселев держался бодрячком: нипочем, «негативные прогнозы нас только стимулируют», объявил он после того, как в кадре мелькнуло лицо А. Кудрина, который сказал, что страна слишком много тратит на оборону. В итоге сюжет получился лаконичным.

И лишь 29 января в реплике «Однако» достойный ответ Давосу дал М. Леонтьев. Тезисов было три: однако Кудрин – бухгалтер, поэтому он что видит, то и говорит, но ничего не понимает (пошли кадры из мульфильма с каким-то говорящим осликом); Давос – это, однако, не доктор, а болезнь; однако у нас есть программа реформ и развития – это Рособоронзаказ. В подтверждение показали маневры ВМФ в Средиземном море и запуски ракет. Впрочем, в финале отчетной недели даже сам президент вдруг объявил о замедлении темпов роста экономики. Так он назвал застой в стране, которая живет под лозунгом «Окончание следует» и гадает только об одном: когда?                

ранее:

«Иван Иванович Охлобыстин на еврея совсем не похож, ему бы сыграть Петрушу»
«Призвать бы Ксению Собчак в качестве ведущей сексуально-коррупционного шоу...»
«Чиновник за решеткой – что может больше порадовать народ?»
«Нас убеждают сейчас, что при Брежневе было уютно, сытно, тепло, а ошейник почти и не жал»
«Человек с фамилией Тютюкин не может быть приличным»











Lentainform