16+

Когда метеориты падают, кто виноват: астрономы или ПВО?

18/02/2013

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

На Россию ни с того, ни с сего свалился то ли метеорит, то ли астероид. И взорвался над Челябинском три раза, в итоге: вспышка, ударная волна, собаки завыли, 1200 человек пострадало, окна вылетели, но стеклопакеты удержались, что наводило на мысль, что вся акция была рекламой стеклопакетных заводиков.


             Но потом то, что взорвалось над Челябинском, еще куда-то полетело и упало  у озера Чебаркуль, соорудив воронку диаметром в шесть метров.

В общем, все это мало походило на то, чему нас в школе учили – про то, что метеориты, если попадают в плотные слои атмосферы, то сгорают, а то, что не сгорает, тупо падает на землю вроде тунгусского метеорита. А про то, что это что-то еще и взрывается по пути три раза, нас в школе не учили.

К концу пятницы ученые РАН подсуетились и заявили, что это не метеорит, а болид размером в несколько метров и массой в десять тонн, но это не очень все объяснило.

Народ стал допытываться у астрономов: почему они проглядели в свои телескопы и его об опасности не предупредили. Астрономы ничего внятно не отвечали – хотя могли бы сразу просить денег на новые зарплаты и телескопы, чтобы все было у астрономов, как во времена СССР.

Хотя спрашивать надо, конечно, не с астрономов, а с ПВО – куда они-то смотрели? И на месте ПВО я бы тут же потребовал дополнительного финансирования, чтобы все было, как в СССР,  когда болиды над Челябинском безнаказанно не взрывались по три раза.

Правда, во времена СССР ПВО тоже была не шибко эффективная. Вот правдивая история, как я выявил полную несостоятельность советской ПВО.

Дело было в 80-е годы. Служил я на границе с Турцией, пограничником, на заставе № 1 Нахичеванского погранотряда. И вот как-то вызывают меня к начальнику заставы, а там еще какие-то офицеры. И строго говорят: «Сержант Балуев, вы были старшим наряда поста технического наблюдения такого-то числа полгода назад».
– Не знаю, что было полгода назад, – четко, по-пограничному, отвечаю я.
– А мы знаем, – отвечают, – у нас все наряды записаны. Так вот, турецкая сторона сообщила, что именно того числа и времени, что вы были в наряде, турецкий самолет случайно пересек государственную границу СССР, покружил тут, а потому вернулся обратно в Турцию. Почему не сообщили о залете самолета?

Да, думаю я, кто его знает – был этот самолет или нет, может, и летал, а мы его проспали немного, и сейчас обвинят меня в нарушении инструкций по несению службы, отправят на гауптвахту как минимум. И говорю товарищам офицерам, что, во-первых, мне непонятна позиция турецкой стороны, чего-то турки полгода молчали. Офицеры отвечают, что в правдивости турок мало сомневаются.

Во-вторых, наш наряд нацелен в основном на пеших и ползущих нарушителей границы… А главное, спрашиваю, – наша доблестная ПВО засекла этот самолет. Нет, – грустно говорят офицеры, тоже не засекла. В общем,  никаких санкций ко мне не применили, признали мои аргументы убедительными.

Поэтому нынешней ПВО денег надо просить гораздо больше, чтобы стать лучше, чем советская ПВО, которая и лучшие годы не все, что надо, обнаруживала.               

ранее:

«Почему нам не дают лишний час поспать»
«Чиновникам и депутатам Петербурга немного обидно – они всего на 9 месте по России по зарплатам»
«Что мне напомнила борьба за 31-ю больницу»
«В военные идут люди с детской психологией, поэтому им так приятно то, что нравится детям»
«Главное в 2012 году для Петербурга – это тихое, незаметное губернаторство губернатора Полтавченко»











Lentainform