18+

«Пусть чиновники покупают дома за границей, иначе у нас застроят коттеджами последние охраняемые земли»

19/02/2013

Общественность ликует. Навальный нашел у депутата-единоросса Пехтина зарубежную недвижимость. Пикантности придает тот факт, что Пехтин является (вернее, уже являлся) председателем думского комитета по этике.

              Не спорю, приятно, когда громче всех кричащий «Держите вора!» сам оказывается вором. Когда депутат Милонов вдруг заявляет в эфире: «Восемьдесят процентов педофилов гомосексуальны. Я вам говорю как практик». Или когда у блюстителя думской этики обнаруживаются (якобы, конечно, якобы) квартиры в Майами. 

И все же меня смущает сам закон. По которому чиновники и депутаты не могут иметь недвижимость за рубежом. Что плохого, если народный избранник приобретет себе, скажем, хуторок близ Диканьки? То есть в суверенной и вполне зарубежной Украине.

По этому чиновнодробительному закону, например, государь император Николай II не мог бы исполнять свои обязанности. Поскольку имел личные счета в заграничных банках – английских и немецких. Не говоря уже о дворце в Ливадии, то есть в зарубежном по нашему времени Крыму.

Вообще, запрещая чиновникам покупать недвижимость в Крыму, мы как бы отказываемся от этой исконно русской земли. Что, безусловно, непатриотично, хотя и разумно.

Короче говоря, по мне – пусть себе чиновники покупают. Хоть в Майами, хоть на Багамах. Иначе – нам же хуже. Иначе они будут покупать здесь. Застроят коттеджами последние охраняемые земли. Вырубят леса. Перегородят озера и реки. Понатычут элитных домов-уродцев в исторические центры городов российских. Нет, пусть уж лучше в Майами или в Санта-Барбаре. 

Запрещая чиновникам покупать заграничную недвижимость, мы выступаем в роли собаки, запрещающей распоясавшимся молодчикам поганить соседний сеновал, зазывая на свой собственный. 

Мне кажется, запрещать по части заграницы нужно совершенно другое. Во-первых, нужно запретить чиновникам лечиться за рубежом. «Проекты модернизации в медицине нельзя откладывать», – говорил Путин. Два года назад. Говорят эти проекты есть. Хотя я в поликлинике никаких проектов не заметил.

Другое дело, если чиновники будут лечиться здесь и только здесь. Тут-то модернизация и пойдет. Придется построить несколько ультрасовременных центров.  Закупить ультрасовременное оборудование. Пригласить высококлассных специалистов. И так далее.

Во-вторых. Нужно запретить детям чиновников учиться за границей. Схема та же. Придется открывать школы не хуже, чем, предположим, в Англии. И университеты не хуже, чем где бы то ни было. Здесь модернизация покатит еще быстрее, чем в медицине.

Не будут же детей чиновников тупо натаскивать для сдачи ЕГЭ. Папы-чиновники не захотят, чтобы дети-чиновники выросли клиническими идиотами. ЕГЭ придется отменить.

Возможно, папы-чиновники даже захотят, чтобы их дети изучали математику и русский язык, а не ОБЖ и патриотическое воспитание. Возможно, папы-чиновники не захотят, чтобы их дети изучали сто лучших фильмов, не прочтя перед этим и двух – хотя бы и не самых лучших – книжек.  

Творческая, экономическая и всякая прочая элита хотя бы из пресмыкательства перед властью тоже начнет отправлять своих детей-артистов и детей-олигархов в школы, где уже учатся дети-чиновники.

Но нельзя же набрать в школу одну элиту. Такая концентрация элиты химически опасна. И интеллектуально бесперспективна. Придется разбавить элитный экстракт обычными одаренными детишками.

Кстати, я уже предвижу возражение, что все эти медицинские и образовательные центры будут обслуживать только тузов и шишек. Так ведь не вечно же они будут тузами и шишками. Когда-нибудь мы их выгоним. Мирным, разумеется, конституционным путем.

Их выгоним, а школы останутся. И медицинские центры останутся. Для народа. Точнее – для новых тузов и шишек. Но тут уж я не виноват. Се ля ви, как говорят французы. Хотя у них, у французов, ви совсем другая. Их элиту так поприжали, что она к нам подалась.                   

ранее:

Можно ли получить ученую степень, написав диссертацию про «человека смеющегося»
«Я считаю, для Петербурга 5-6 бюджетных театра достаточно, остальные пусть сами выкручиваются»
«Пушкин и депутат Анденко не отвечают за свою матерщину, а мы, журналисты, как всегда, крайние»
Как я из ксенофоба превратился в толеранта
«Я, наверное, выгляжу, как лох...»