18+

Почему в Петербурге хотят создать «черный список» мировых судей

21/02/2013

Петербургу нужен «черный список» мировых судей – об этом не раз заявляли автомобилисты, которым, по их мнению, некоторые мировые судьи несправедливо назначают наказания. Есть претензии к мировым судьям и у оппозиционеров, которых мировые судьи наказывают за участие в протестных акциях.

                Конечно, для судейского сообщества этот общественный список ничего не значит. Но активисты уверены, что предупрежден – значит вооружен. И пытаются создать черные списки судей в интернете.

Юристы говорят, что многие не обжалуют действия судей, которые выносят, возможно, не самые справедливые решения, потому что уверены: это ни к чему не приведет. Взамен обиженные начинают делиться опытом в интернете – и тут выясняется, что от шаблонных действий одного и того же судьи пострадали многие автомобилисты.

Судебных участков в городе – 211. Судей, действия которых активистам кажутся возмутительными, – от силы человек десять. Может, и больше, но об этом никто не знает, потому и нужен ресурс, где копилась бы информация. По словам депутата ЗакСа Александра Кобринского, таковым могут быть даже страницы «в контакте». Инициативу депутата поддержали юристы и правозащитники. Так, автоюрист Андрей Елисеев едва ли не каждую неделю выкладывает в интернет видеоролики с описанием очередного «законного беспредела». Так он называет несправедливые, с его точки зрения, судебные решения.

Участок 179. Петербург – Нарва. 99-й километр. Знак «обгон запрещен», так как впереди резкий поворот. После поворота открывается хорошо просматриваемая трасса, и  здесь часто дежурит инспектор ГИБДД, который штрафует водителей, выезжающих на встречную полосу через прерывистую разметку. Дело в том, что знак, отменяющий все ограничения, установлен только с одной стороны – по дороге в город, сразу за поворотом. По дороге в Нарву его нет, чем пользуются инспекторы. Закон требует, чтобы инспектор не просто выявлял нарушения, но устранял их причины. Увидел отсутствующий знак – написал в то подразделение ГИБДД, которое им занимается. Судья, к которой сотрудник ГАИ отправляет нарушителей, вместо того, чтобы поинтересоваться, почему знак до сих пор не появился, просто лишает всех прав, не задавая лишних вопросов.

Другой пример. Известная ловушка на Исаакиевской площади. Здесь у юристов есть претензии к сотрудникам ГИБДД, а к работе судьи они относятся с пониманием. Напротив дома 7 по Исаакиевской площади есть поворот направо с Малой Морской для тех, кому нужно в сторону Сенатской. По ГОСТу ширина полосы здесь должна составлять 3,5 метра, в плане улицы обозначено – 3, на самом деле – еще меньше. Поворачивающие из второго ряда (это разрешено), соблюдая необходимый боковой интервал, чуть цепляют встречную полосу и попадаются гаишникам. «Судья 40-го участка лишает прав, потому что так положено, но, надо отдать ей должное, на моей памяти она девять раз прекращало дело на основании статьи 2.9 КоАП – малозначительность совершенного правонарушения. Ведь водитель зацепил встречную полосу всего на несколько сантиметров, – говорит Елисеев. – И судья даже доводила до сведения ДОДД ситуацию с этой разметкой, но воз и ныне там. Теперь ситуация упростится, потому что с нового года за первое нарушение такого рода: проезд по встречке, положен штраф 5000 рублей. Хотелось бы мне знать, почему другие судьи не используют статью 2.9 в подобных ситуациях?»

Как оспорить решение

Основные претензии к судьям – это методы рассмотрения дел.  1) Отклонение ходатайств, 2) Хамство, 3) Уважительное отношение только к тем свидетельским показаниям, которые предоставляют сотрудники ГИБДД.

Автомобиль едет по шоссе в сторону Гатчины. Водитель преодолевает затяжной подъем в гору вслед за очень медленной фурой. Фура съезжает правыми колесами на обочину, давая возможность обгона без выезда на встречную полосу. Водитель легковушки так и делает – в результате в конце подъема его останавливает наряд ГИБДД. Видеозапись нарушения к делу приобщена не была – а на ней было  четко видно, что сплошная линия не пересекалась. Инспектор в суд не вызывался, несмотря на требования защиты. Но проблема все-таки не в инспекторе, а судье, который лишил водителя прав на основании одного только протокола.

«Заседание происходит так, – говорит юрист Елисеев. – Заслушав ходатайство о вызове инспектора, от которого в суде можно будет потребовать дать злополучную запись, судья, как и положено, уходит в совещательную комнату. Потом выходит оттуда сразу с двумя бумагами и оглашает обе подряд – отказ в ходатайстве и постановление по делу… Адвокат может потом обжаловать решение, а вот отказ рассмотреть ходатайства оспорить не может. Во второй инстанции – городском суде – защитнику заявляют: ну чего вы хотите? Судья исследовала все обстоятельства дела и приняла решение. То, что обстоятельства там – не все, районный суд зачастую не волнует».

При рассмотрении уголовных дел, у обвиняемого есть шанс добиться реабилитации, заставить правоохранителей оплатить расходы на адвоката и т.п. – в административном праве институт реабилитации не предусмотрен.

«Водитель автобуса попал в небольшое ДТП, после составления схемы отправился, как и положено, в райотдел ГИБДД за справками, а по приезду туда был неожиданно обвинен в управлении в пьяном виде. Его отвезли на освидетельствование, где прибор показал 0,6 промилле алкоголя. Адвокат выяснил, что клиника, где проводилось исследование, не имела лицензии на проведение освидетельствования, а значит, ее заключения – незаконны. Несмотря на это, мировой суд лишает водителя права управления, районный суд – поддерживает. Дело за городским. Там судья внимательно посмотрел документы и, конечно, согласился со мной. Права водителю вернули. Но он почти два месяца проходил без работы и с угрозой: а) увольнения по статье, б) выплаты денег за страховку в порядке регресса. Кто-нибудь ему компенсирует расходы на адвоката и моральный ущерб? Конечно, нет, таков порядок», – рассказывает Андрей Елисеев.

Считается, что мировым судьям проще лишить водителя прав, чем объяснять квалификационной коллегии, почему не лишили. Так говорят адвокаты, ссылаясь на неформальные беседы с судьями. Ведется статистика: сколько дел попало на рассмотрение к судье, и сколько закончилось лишением водительского удостоверение. «И если выяснится, что судья чаще, чем коллеги, оправдывает водителей, ее заподозрят не в излишнем либерализме, а во взяточничестве», – говорит Елисеев.

Понятно, что основной показатель неэффективности работы судьи – это количество отмененных решений, но даже обладателей этого печального антирекорда пока ни разу не отправляли в отставку.

«Одна из судей в Кировском районе недавно была переназначена, набрав 27 голосов при необходимых 26, а это уже – пятно на репутации, ибо у других судей такого низкого результата никогда не бывало, – припомнил депутат Кобринский. – Против судьи сыграли жалобы на ее постоянное хамство, а еще – что в районном суде отменять ее решения уже вошло в привычку! Для решений других судей это редкий казус, для этой судьи обыденность. И все равно она удержалась в своем кресле.

Эксперты говорят, что мировые судьи осень боятся потерять свою работу. Скажем, тот мировой судья, который регулярно судит оппозиционеров после 31-го числа, был раньше юрисконсультом организации инвалидов, получал гроши, да и сам является инвалидом. И вот – зарплата, соцпакет, страховки, неприкосновенность, в перспективе большая пенсия. А его ведь уже пытались лишить статуса, и при таком уязвимом положении он будет крайне лоялен власти в своих решениях. Если нет указания свыше, он может оппозиционеров оправдать, что иногда и делает.

Чем простому автомобилисту или протестанту может помочь «черный список» судей? По версии сторонников его составления, отправляющийся к такому судье гражданин может потребовать перенести рассмотрение дела на другой участок: с места правонарушения по месту жительства (впрочем, в границах одного субъекта такие просьбы обычно не выполняются).

Комментарий

Александр Холодов, автомобильный правозащитник и член Общественного совета ГУВД
опасается, что черные списки могут стать инструментом давления на судей.

– У одного судьи опротестовываются решения, потому что он сидит на участке, где постоянно происходят однотипные нарушения, а для лишившихся прав водителей обжалования решения – это единственный способ права себе вернуть. А у другого обжалований меньше – получается, он работает лучше? У третьего на участке постоянно оказываются оппозиционеры, потому что участок – в центре, и он их приговаривает, на что тоже идут жалобы. Причем оппозиционеры действуют в группе, не поодиночке, значит, устроить целый поток жалоб для них ничего не стоит. Если судью после этого удастся сместить – это будет выглядеть как месть за приговоры.

Мировые судьи находятся в очень уязвимом положении. Они стараются поддерживать хорошие отношения с районным судом, потому что каждая мировая судья мечтает именно там продолжить карьеру. Они как никто другой страдают от телефонного права. И все это – при необходимости каждые три года проходить «переаттестацию».

Хорошо бы, конечно, скрупулезно собирать данные на каждого из мировых судей. Рассмотрено Х дел, на которых заявлено Y ходатайств, из которых рассмотрено Z, удовлетворено из них U процентов. Плюс подсчет по количеству отмененных решений. Эту идею я еще могу принять, а вот идею черного списка – не очень. Хотя у меня лично есть на примете судьи, которых не мешало бы лишить мантии. В Сертолове один из таких еще до начала заседаний выносил водителям их отобранные водительские удостоверения и предлагал решать вопросы. Кто соглашался – платил деньги, и на заседании права ему возвращали. Кто отказывался – уходил из суда пешеходом. Но я давно про этого судью ничего не слышал, возможно, он уже лишился своего места…                 

Нина АСТАФЬЕВА