16+

Как изменились показания российских чиновников о смерти Максима Кузьмина

21/02/2013

Как изменились показания российских чиновников о смерти Максима Кузьмина

Расследование гибели Максима Кузьмина (на фото - мальчик с приемным отцом), 21 января скончавшегося в США, еще до оглашения итогов стало поводом для политического скандала. Павел Астахов и другие авторы «закона Димы Яковлева» успели выступить с громкими обвинениями, и теперь вынуждены брать свои слова обратно.


                  Напомним, что скандал начался спустя месяц после гибели трехлетнего мальчика из России. В своем твиттере Павел Астахов сообщил о том, что в смерти виновата  семья усыновителей. Со ссылкой на американских следователей он заявил, что приемная мать кормила малыша психотропным препаратом Risperdal, а перед смертью, судя по всему, сильно избила. По данным, которые тогда озвучивал Астахов, при осмотре на теле ребенка были выявлены многочисленные повреждения головы и ног. В ходе вскрытия патологоанатомы обнаружили повреждения брюшной полости и внутренних органов, которые могли быть вызваны сильным ударом. «Мальчик умер, не дождавшись скорой помощи, вызванной приемной матерью», – подчеркивал детский омбудсмен.

Не на шутку взволновались и депутаты Госдумы: ситуация усугубилась тем, что в семье усыновителей до сих пор находится родной брат Максима Кирилл. «Обращаюсь к американским властям: верните ребенка в Россию, на его глазах несколько месяцев убивали брата. Уверена, что ему здесь найдутся добрые порядочные родители, ребенок будет счастлив», – заявила первый зампред комитета по вопросам семьи, единоросс Ольга Баталина.

Но чем дальше продвигалось следствие в США, тем меньше уверенности было в голосах российских политиков. Так для начала выяснилось, что ребенок умер не на улице, а уже в больнице. То есть он все-таки дождался приезда американских врачей. Во-вторых, эксперты еще не сделали выводов о роде имеющихся травм — были это следы насилия или синяки от детских шалостей. Показания приемной матери свидетельствовали о том, что она оставила мальчиков играть во дворе, а когда вернулась, увидела страшную картину — Максим был без сознания. Отталкиваясь от этой информации, Павел Астахов в новом интервью каналу «Россия-24» начал пользоваться другими формулировками. «Я думаю, что уголовное дело все равно будет, потому что даже если признают ее (приемную мать) невиновной в умышленном причинении вреда и смерти, то оставление ребенка в опасности, а она его оставила одного на этой детской площадке и оставляла дома, – это уже преступление в штате Техас», – сказал он. «Оставление в опасности» и обвинения в избиении — это две совершенно разные вещи. Тем не менее, публичных извенений Астахов еще не принес. Может быть он дожидается итогов расследования?

По данным СМИ, в Госдепартаменте сообщили, будто дипломаты РФ по-тихому приносят свои извинения американским коллегам за громкие публикации в российской прессе и преждевременные выводы. Омбудсмен при МИДе Константин Долгов уже заявил, что информацию о психотропных препаратах придумали не в России, а в Техасе. Якобы этой информацией поделился шериф и следователи.

P.S.: В декабре прошлого года в России был вынесен первый приговор за оставление ребенка без присмотра. Отчима Алёны Щипиной Романа Полевого, который вышел в магазин на 20 минут, за которые ребенок успел выбежать из дома, заблудиться и замерзнуть насмерть, приговорили к восьми месяцам исправительных работ. При вынесении решения было учтено, что Полевой никогда не был судим и гражданская жена — мама Алёны Щипиной — виноватым в гибели дочери его не считает.                 

Фото us-in-photos.livejournal.com











Lentainform