16+

«Я не нашла разницы между вурдалаками в парламенте и столичной интеллигенцией»

25/02/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Неделя началась с того, что детский омбудсмен Павел Астахов рассказал читателям своего твиттера, что американская приемная мать в штате Техас «убила» усыновленного в России сироту Максима Кузьмина. Следственный комитет России в тот же день возбудил уголовное дело по поводу свершившегося в штате Техас.


            Во вторник все это стала обсуждать Госдума в лице Елены Афанасьевой и Елены Мизулиной (обе – от «Справедливой России»), а депутат Жириновский добавил свои две копейки, признав, что в России дети тоже, бывает, умирают, но «это же наша семья, зачем нужно, чтобы чужие еще убивали?»

К среде телевизор уже разыскал биологическую мать усыновленных детей (у погибшего Максима Кузьмина есть брат Кирилл, и его тоже усыновили американцы), которая резко бросила пить и захотела ребенка обратно.

Здравые люди, не сильно следящие за телевизором, ждали реакции Соединенных Штатов, но она безнадежно запаздывала: в понедельник в США был выходной плюс разница во времени, из-за которой о событиях сегодняшнего дня мы узнаем только завтра. В общем, когда реакция поступила, она была слишком уж хладнокровной для бушующих у нас страстей: результаты экспертизы еще не получены, а у Павла Астахова, наверное, «рентгеновское» зрение.

Здравым людям ничего не оставалось, как изумляться: это какие же цели надо перед собой иметь, чтобы с таким озверением накидываться на факт смерти ребенка? Есть же, в конце концов, пределы. Билль Магнитского – биллем Магнитского, месть местью, но смерть – это все-таки событие, выпадающее из жизненного ряда. По крайней мере на некоторое время. Пока близкие не оправились. Ну есть же какие-то крайние общечеловеческие приличия.

И тут сразу же возникал ответ: что, мол, нет этих приличий, потому что, как пишут в блогах, во власти в России сидят, условно говоря, вурдалаки, и расхождения у нас с ними в конце концов не политические, а антропологические. Потому что разве человек, даже самый никудышный осмелится защищать свои активы за рубежом посредством смерти ребенка? Ясное дело, нет. Против такой власти когда-нибудь с неизбежностью восстанет «моральное большинство».

И ответить на это было как бы нечего. Почему-то стало понятно, что решающую роль в этой битве сыграет когда-нибудь всеобщее отвращение, а не конкретные интересы или разница во взглядах на будущее державы.

Но прошел еще один день, и ленты новостей принесли сообщение о смерти Алексея Германа. А вместе с этим сообщением – пост Алексея Германа-младшего на сайте «Эха». В котором скорбящий сын говорит буквально следующее: «Так получилось, что пока отец был здоров, вокруг крутилось множество киношников. Потом когда он заболел, какая-то часть исчезла. Просто пропали. Он стал не очень нужен. Сгинули многие из тех, кому он помогал и советовал. Те, кто благодаря его советам получали престижные премии за документальные фильмы об аутистах, получали возможность снимать кино и многое другое. Они все сами знают. Поэтому большая просьба не заниматься пиаром в газетах с фальшивыми соболезнованиями и не приходить на похороны».

К вечеру, когда были высказаны сомнения в том, что некролог по собственному отцу является удачным местом для продолжения схватки за что бы ни было – будь то «Ленфильм» или дело принципа, – журналисты «Эха Москвы» стали бурно обсуждать степень прозрачности намека, содержавшегося в посте Германа-мл., для «неподготовленной публики». А я трясла головой и не могла понять, кого я читаю: кровопийц, угнездившихся в российском парламенте, или эту… ну как ее… интеллигенцию двух столиц.

Констатирую: никакой антропологической разницы между условными «ими» и условными «нами» нет. Чума на оба наши дома.                  

ранее:

«А не лучше ли управлять нефегазодобычей дистанционно, из Майами?»
«Что бы еще переименовать кроме Волгограда...»
Чего мы лишены сейчас, на примере выборов в Чехии
«У нас в стране теперь имеется группа социальных мыслителей на зарплате»
«В этом году Милонов помог осознать, что у граждан бывают неотъемлемые права: спать с тем, кого любишь»











Lentainform