16+

За что спортсмены обижаются на журналистов

26/02/2013

СЕРГЕЙ ЛОПАТЕНОК

Евгений Плющенко судился (правда, безуспешно) с комментатором «Евроспорта» Андреем Журанковым за то, что тот заявил в прямом эфире, что болезнь Плющенко «напоминает стратегию, по которой делаются различные пиар-ходы в шоу-бизнесе». И это не единственная тяжба между спортсменами и журналистами.


             Плющенко, как известно, упал во время исполнения короткой программы, получил травму и снялся с соревнований. После этого в спортивных кругах стали обсуждать, действительно ли ему делали операцию в одной из израильских клиник и мог ли быть срежиссирован показанный на Первом канале сюжет из больничной палаты (кстати, именно Первый в январе сообщил главной новостью о том, что супруга фигуриста Яна Рудковская родила сына).

Плющенко оскорбился. Как утверждает его адвокат Татьяна Акимцева, в качестве доказательства правдивости истории его болезни уже представлены авиабилеты, счета, медицинские документы, были опрошены врачи и другие люди, которые могли подтвердить, что Евгения оперировали в Израиле. «Ждем личных и публичных извинений. Год назад статью о публичной клевете вернули в Уголовный кодекс», – говорит адвокат. Впрочем, в возбуждении уголовного дела о клевете по жалобе Плющенко полиция уже отказала. Тем не менее, сейчас слова Журанкова отправлены на филологическую экспертизу.

По словам адвоката Плющенко, сейчас высказывание Журанкова отправлено на филологическую экспертизу.

Журанков извиняться перед Плющенко не собирается: «Я высказал предположение, свою версию. Главная мысль: сейчас вокруг Плющенко очень много пиара и шоу-бизнеса. За год до Олимпиады это нам ничего хорошего не сулит. Потому что, кроме него, у нас конкурентного одиночника больше нет». Кстати, сам комментатор тоже может подать в суд на прославленных в мире фигурного катания персон, которые позволяли себе примерно такие высказывания в его адрес: «Он хам и урод. Гад какой-то! Руки прочь от Плющенко!» – заявила Татьяна Тарасова.

Комментаторы вообще стараются быть острожными в высказываниях, потому что последствия бывают не только судебные. Когда в конце 1997 года президент «Зенита» Виталий Мутко отказался продлевать контракт с Павлом Садыриным, на защиту любимого петербуржцами тренера встал едва ли не весь город. У здания спорткомитета на Миллионной болельщики выставляли пикеты, а телекомментатор Геннадий Орлов в прямом эфире петербургского телевидения позволил себе громкую фразу: «Да за одного Садырина десять Мутко дают!» Обошлась ему она дорого: на место Садырина все равно взяли Анатолия Бышовца, а самого Орлова отстранили от работы на матчах «Зенита» – тут уж Мутко включил рычаги.

А на прошлой неделе стало страшно за будущее коллеги Орлова Дениса Казанского, вместе с которым он комментирует теперь «Зенит» на НТВ и ведет программу «Футбольная столица» на том же канале. После матча Лиги Европы в Ливерпуле, где «Зенит», судорожно отбиваясь от наскоков англичан, все-таки удержал устраивающий его счет 1:3 и вышел в следующий круг, где сыграет со швейцарским «Базелем», Казанский абсолютно искренне поинтересовался у Лучано Спаллетти, не посещают ли его те же смешанные чувства – мол, играли не ахти, потерпели поражение, а в итоге вышли победителями. Уверен, те же мысли терзали многих болельщиков «Зенита», однако на лице итальянца читалась крайняя степень раздраженности вопросом, он даже не сумел обратить все в шутку, что у него обычно получается вполне удачно.

Вместо этого Спаллетти в довольно резкой форме стал объяснять суть еврокубкового футбола, где все определяется по сумме двух матчей, и  вспоминать перипетии более успешного для «Зенита» первого матча на «Петровском». Так что если он окажется таким же злопамятным, как в свое время Мутко,  коллега Казанский может в ближайшее время быть отлучен от «Зенита». Тем более что у футбольного клуба и НТВ по сути один хозяин.

Но тут до суда дело не дойдет, как в истории с Вячеславом Малафеевым и Дмитрием Губерниевым. Телекомментатор с «России» во время репортажа, не зная, что его слова попадут в эфир, не самым лестным образом отозвался об игровых способностях зенитовского голкипера и озвучил свою версию  ДТП, в котором незадолго до этого погибла супруга Малафеева.  История имела широкий резонанс не только в футбольных кругах. Высказался даже Аркадий Дворкович, в то время помощник президента РФ: «Я думаю, что он – плохой комментатор, а происшествие – лишь последняя капля. Слушал репортажи из Ванкувера, отвратительно... никакого уважения к спортсменам, только самолюбование». Но Губерниева не стерли в порошок, как многим хотелось, только отстранили от работы на футбольных матчах, но это была показательная порка, даже насмешка, потому как на футболе он никогда и не специализировался.

Что же до Малафеева, которого на всю страну назвали «говном», то он был вынужден удовлетвориться 75 тысячами рублей по решению суда,  хотя просил возместить ему в качестве компенсации полтора миллиона.

Кстати, Малафеев одним из первых отреагировал на конфликт между Плющенко и комментатором «Евроспорта»: «Мы никогда никого не трогаем из СМИ, пока нас не заденут. Пока не выскажут что-то негативное, необъективное, пока не начнут навязывать всем свою точку зрения. Тогда мы, конечно, начинаем заводиться и как спортсмены начинаем реагировать по-спортивному. В этом плане я прекрасно понимаю Женю, его реакцию, потому что сам был в похожей ситуации. Мне кажется, для этого журналиста большая честь, что на него подал в суд сам Евгений Плющенко».

Порой, впрочем, спортсмены и журналисты в зале суда оказываются и по одну сторону барьера. Самый свежий случай из практики Колпинского районного суда. Там на этой неделе должно пройти уже пятое заседание по иску баскетболиста Виктора Кейру к баскетбольному клубу «Спартак». Суть конфликта в том, что «Спартак», меняя свою правовую форму собственности и переподписывая договоры с игроками, не сделал этого с Кейру. Сам же баскетболист настаивает, что в случае, когда организация меняет юрлицо, правопреемник должен взять на себя все обязательства и выплачивать положенную ему зарплату. Тем более что в августе, когда «Спартак» существовал уже в новом статусе, Кейра тренировался с командой. Правда, это ему надо было доказать в суде.

Были репортажи из тренировочного зала по каналу 100ТВ, но к огорчению юристов, представляющих интересы игрока, записи не сохранились. Однако нашелся спортивный журналист, присутствовавший на открытой тренировке «Спартака» с участием Кейру в августе и посчитавший своим долгом дать на прошлой неделе свидетельские показания, приобщенные к делу. Интересно, как отразится теперь эта история не только на судьбе Кейру, но и на творческой карьере коллеги Дениса Петровского (не путать с Денисом Казанским).                

ранее:

«В ложе прессы только и восклицали: «Смотрите, Анюков, специально не отдает мяч Витцелю!»
Успел ли Спаллетти помирить игроков «Зенита» к матчу с «Ливерпулем»











Lentainform