16+

Почему ни Матвиенко, ни Полтавченко не могу выселить торговцев из Апраксина двора

27/02/2013

Почему ни Матвиенко, ни Полтавченко не могу выселить торговцев из Апраксина двора

Городские власти окончательно и бесповоротно решили найти Апраксину двору нового инвестора и новую судьбу. Правда, и с тем, и с другим могут возникнуть сложности. Инвестору нужно что-то отдать, а много ли имущества осталось у Смольного в этом торговом комплексе - неизвестно. Но, судя по всему, не очень. И судьбу, если она уже предначертана, поменять вряд ли удастся.


           Город в городе

Апраксин двор, как нетрудно прочитать в любом путеводителе по Петербургу, был составным элементом главной торговой улицы города, Садовой, с ее чередой рынков: Гостиным, Апраксиным, Сенным, Ново-Александровским (существовал до 1932 года на углу Садовой и Вознесенского) и Никольским. Оттуда же можно узнать, что сам комплекс состоит из собственного Апраксина рыка и Щукина двора, занимающего его выходящую на улицу Ломоносова часть, а торговля там ведется с XVIII века.

После пожара 1862 года Апраксин двор был отстроен практически заново, по единому плану. И представляет из себя маленький город в городе с центральной площадью, главными и второстепенными улицами, окруженный по периметру, как городской стеной, выходящими на улицу торговыми корпусами. Он сохранил не только свою архитектуру и планировку, диабазовые мостовые и остатки металлических конструкций галерей, но и топонимику. В нем есть Яблочная и Ягодная площади, Суконная и Москательная линии. Гений места прорывается кое-где даже в функционале: пассаж, где сейчас продают автозапчасти, был когда-то первым в городе автомобильным магазином.

Как и сейчас, в прежнем  Петербурге Апраксин двор являлся в первую очередь оптовым рынком (некоторые исследователи утверждают, что крупнейшим в Европе). И даже номенклатура товаров была похожей, только с большим уклоном в сторону промышленных и кустарных товаров, а также продуктов.

Лишь лавки были другими. В длинных корпусах, где сейчас по сторонам узких продольных проходов стоят вешалки с китайскими кофточками, были маленькие магазины с отдельным входом у каждого. Ну и лавочники, разумеется, сейчас не те, что прежде.

На территории Апраксина рынка стояло два храма – часовня Марии Магдалины и собор Воскресения Христова. Если собор выходил на Фонтанку и был общегородским, то часовня находилась почти в центре Щукина двора и была сугубо апраксинской. Плюс – несколько домовых часовен в разных корпусах. Сейчас на месте собора – Лениздат, на месте часовни – раскопанные нынешними торговцами остатки ее фундамента, перекрытые стеклянным куполом с установленным на нем поклонным крестом.

«Некоторые черты города в городе Апраксин двор имел, – сказал Online812 Михаил Мильчик, автор историко-культурной экспертизы этого комплекса. – Там был набор важных для любого города общественных зданий: часовни, постоялый двор, трактиры, увеселительные заведения невысокого пошиба, а на рубеже XIX и XX века появился Большой драматический театр. У территории было много разнообразных функций, она обеспечивала в какой-то степени замкнутую жизнь, хотя никаким забором от остального города отделена не была».

Сегодняшний Апраксин двор остается городом в городе, но в данном случае этот речевой оборот имеет некоторый криминально-загадочный смысл. Хотя, вопреки расхожему мнению, шансов быть зарезанным или ограбленным на его узких улицах не больше, чем в других частях большого города. По словам местных жителей, на рынке есть китайцы, кавказцы, таджики с узбеками, азербайджанцы и афганцы. Афганцы считаются наиболее продвинутыми, они учились в России еще при советской власти и теперь окормляют всех остальных. Но этнических районов нет – все торгуют вперемежку. Между лавок встречаются национальные кухни, где кормят и своих, и чужих. Есть в Апраксином дворе и немного официального жилья.

Сейчас, как говорят местные жители, на территории комплекса есть два культовых объекта – часовня Серафима Вырицкого в помещении торгового корпуса рядом с тем местом, где стояла когда-то историческая, и таджикская мечеть, прославленная визитом омоновцев. До таджикской была афганская мечеть, ныне закрытая. Баранов в Апраксином дворе больше не режут, зато несколько раз в год совершают крестный ход, доходя при этом до Фонтанки.

Собственность

Первая программа реконструкции Апраксина двора началась в 1993 году с постановления Ленсовета и продолжалась до 2007 года, пока не пришел «Главстрой». Осуществлялась она по простой схеме: арендаторы заключали с городом инвестдоговор, по которому реконструировали занимаемые ими помещения и платили в бюджет инвестиционные платежи на инфраструктуру. После завершения реконструкции корпуса передавались им в собственность.

Сейчас из 60 корпусов Апраксина двора полностью в частной собственности 13, еще 8 — в стадии реализации инвестдоговоров, а на пяти работы уже закончены, но документы пока не оформлены. Городу принадлежат 20 зданий. Еще 15 корпусов частично приватизированы, частично городские.  В пересчете на площадь получается, что из 150 тысяч квадратных метров 65 в частной собственности, 64 – в городской и еще на 20 реализуются инвестпроекты, то есть она на пути из второй категории в первую.

Валентину Матвиенко собственники Апраксина двора вспоминают со смешанным чувством. С ее приходом жизнь на рынке забила ключом. Сначала торговцы смогли найти с Валентиной Ивановной  общий язык. Они легко убедили губернатора продолжать политику передачи корпусов инвесторам для реконструкции, найдя понятные ей аргументы: за 3 – 5 лет инвестиционные платежи дадут бюджету столько же, сколько город, сохраняя помещения за собой и сдавая их в аренду, заработал бы лет за 30. Валентина Матвиенко извела всех лохотронщиков (говорят, проблема была решена переводом в другой район опекавшего их милицейского начальника) и назначила Апраксину двору кураторами целых двух вице-губернаторов. При этом, правда, она отменила уже подписанное ее предшественником Александром Бегловым постановление о восстановлении часовни.

По словам заместителя руководителя Ассоциации собственников и арендаторов Апраксина двора Юрия Козлова, за время реализации проекта инвесторы заменили 30% инженерных сетей и начали благоустраивать территорию, восстанавливая металлические навесы вокруг корпусов, подготовили и дважды полностью согласовывали проект восстановления часовни.

Но в 2007 году идиллия кончилась: Валентина Матвиенко решила облагородить всю Апрашку разом. В конкурсе на реконструкцию рынка выиграл «Главстрой» Олега Дерипаски, пообещавший соорудить над Апраксиным двором парящую в воздухе стеклянную крышу и большую пешеходную зону под ней. Глава КГИОПа Вера Дементьева тогда же заявляла, что проект предполагает снос нескольких охраняемых корпусов и это невозможно.

КУГИ стал расторгать договоры с арендаторами городской недвижимости и передавать ее «Главстрою». Проще всего оказалось разобраться с уличной торговлей. Ее быстро убрали, а вот у многих из тех, кто снимал помещения в корпусах, были долгосрочные договоры. Выселить всех арендаторов Смольному так до конца и не удалось: они отчаянно сопротивлялись и небезуспешно судились.

«Главстрою» предстояло еще разобраться с собственниками, и теми, кто уже заключил инвестиционные договоры на свои корпуса, но еще не стал их владельцами. Собственники тоже не сдавались. По версии «Главстроя», они оказались недоговороспособными, по версии торговцев – ничего вразумительного им не предлагали. В итоге инвестор за все эти годы приобрел только несколько тысяч квадратных метров. Некоторые считают, что Смольный пообещал Дерипаске быстренько выгнать из Апрашки всех несогласных, но то ли забыл об этом обещании, то ли не смог его реализовать.

Единственное, что смог сделать «Главстрой» -  огородил весь Апраксин двор синим забором (на правах арендатора земли), закрыв от потенциальных покупателей витрины магазинов и снизив тем самым их доходность.

Тут наступил кризис. Потом КГИОП утвердил историко-культурную экспертизу комплекса, по итогам которой почти все корпуса стали памятниками. Если сначала «Главстрой» собирался снести 40 зданий, то теперь без охраны остались только несколько советских построек. Эксперты считали, что такое развитие событий было выгодно и самому инвестору: выгнать собственников ему все равно не удавалось, а постановка почти всех корпусов под охрану давала  повод отказаться от реализации первоначальной концепции.

В самом начале своего правления Георгий Полтавченко приезжал в Апрашку, и, по крайней мере официально, никакого неудовольствия не высказывал. Речь тогда шла о том, что проект должен быть закончен к 2016 году. Хотя уже в послании ЗакСу весной 2012 года губернатор говорил, что «Апраксин двор превратился в настоящий градостроительный тупик».

«Главстрой» тем временем менял свою концепцию, которая теперь сводилась только к реконструкции существующих корпусов. Переданные компании здания стояли закрытыми (по уверениям Ассоциации собственников и арендаторов, сдавая эти помещения в аренду торговцам, город имел 15 – 20 миллионов рублей в месяц), в остальных торговля шла по-прежнему. Так все тянулось до тех пор, пока, объявляя накануне нового года о своей отставке, вице-губернатор Метельский не напомнил, что инвестиционный договор с «Главстроем» по Апраксину двору вот-вот закончится.

В феврале он закончился. Хотя «Главстрой» изъявлял желание его продлить, Смольный заявил, что продлевать  не намерен. В Петербург приехал Олег Дерипаска, и все стали ждать официального сообщения, что городские власти передумали и готовы продлить соглашение, как это было с кварталом на Шкапина. Но сообщения не было. «Решение о прекращении соглашения, является окончательным. После согласования обновленной концепции будет принято решение о дальнейшей реализации проекта и объявлении нового конкурса», – заявила Online812 глава Комитета по инвестициям Ирина Бабюк.

Губернатор велел провести новый конкурс, на который Апраксин двор будет выставлен не как единый комплекс, а по кусочкам. «Главстрой» может поучаствовать в нем на общих основаниях (в пресс-службе компании Online812 заявили, что решение, участвовать в нем, или нет, будет «целиком и полностью зависеть от условий этого конкурса»). Курировать вопрос будет великий и ужасный Игорь Дивинский и еженедельно докладывать по нему губернатору.

Забор на добрую память

Хотя инвестиционное соглашение закончилось, у «Главстроя» с городом есть многочисленные договоры, сроки по которым не истекли. В частности – договор аренды земли под Апраксиным двором и договоры, на основании которых компании переданы городские здания.  Изначально они передавались на ответственное хранение, то есть перевод их в собственность «Главстроя» был невозможен. В 2011 году правительство постановило заключить по 12 зданиям договоры о реконструкции, после которой объекты достаются инвестору. В Комитете по инвестициям подтвердили, что эти договоры действуют и «добиваться их досрочного расторжения на данный момент не планируется». В пресс-службе «Главстроя» заявили, что со своей стороны тоже не планируют от них отказываться.

Если это так и городская собственности де-факто уменьшается еще на 12 зданий, в Апраксином дворе Смольный становится миноритарным акционером. И не очень понятно, что он собирается выставлять на конкурс. Стоит добавить, что ни в Комитете по инвестициям, ни в «Главстрое» Online812 не смогли или не захотели сообщать, сколько и кому квадратных метров сейчас принадлежит.

Узнав об окончании инвестиционного соглашения, «Главстрой» заявил, что инвестировал в проект около миллиарда рублей – на экспертизы, обследования и подготовку документации. Но единственным видимым результатом его деятельности является синий забор. Поскольку забор – главный след 5-летнего присутствия компании на Апрашке, вокруг него развернулась детективная история.

Забор, естественно, раздражает торговцев. Как только Смольный объявил, что не будет продлевать инвестиционное соглашение, «Главстрой» стал ограду убирать. Но через несколько дней вернул все обратно. Это было воспринято как признак того, что Олег Дерипаска договорился в Смольном о продолжении сотрудничества. Но по официальной версии, озвученной Комитетом по инвестициям, забор был поставлен по требованию КГИОПа с целью «предотвращения деятельности, создающей угрозу повреждения, разрушения или уничтожения имущества объекта культурного наследия. Договор с ООО «Главстрой-СПб» о размещении временного сооружения (забора) на территории Апраксина двора на сегодняшний день действует».

В самом Апраксином дворе считают, что забор вернули по просьбе районной администрации, которой не понравился внешний вид открывшихся обшарпанных фасадов. И она велела закрыть фасады, пока их не покрасят.

Город мастеров

«Ни один революционный вариант развития Апраксина двора невозможен. Половина его помещений в собственности и не считаться с этим нельзя. Никто не сможет прийти сюда и в одиночку что-либо сделать», – считает зампред Ассоциации собственников и арендаторов Юрий Козлов. Сами торговцы предлагают вернуться к прежней концепции: нынешние арендаторы выкупают помещения, и реконструируют их своими силами. При этом они думают над возможностью частно-государственного партнерства, но еще не сформулировали, какого именно.

Градозащитники из «Живого города» предлагают в свою очередь для Апраксина двора проект «Город мастеров» – открыть в наиболее живописной части рынка лавки ремесленников, букинистические и антикварные магазины, фотостудии, театры и создать, то что модно сейчас называть абстрактными словами «креативное пространство». Один из инициаторов этого проекта Роман Миркин рассказал Online812, что опыт таких проектов есть: 40 художественных мастерских и студий занимали здание на Декабристов, 25 (бывшее военное училище), платя за аренду 1,5 миллиона рублей в месяц. Активисты тем временем нашли общий язык с Ассоциацией собственников и арендаторов.

Такая судьба для рынка, с учетом его обособленности и аутентичности, была бы идеальной. Но очевидно, что заставить собственников помещений отдавать их в аренду театральным труппам, отказавшись от гораздо более выгодной торговли китайским ширпотребом не удастся и реализован «Город мастеров» может быть только в городских корпусах. Активисты уже вовсю продвигают свою инициативу, но реакции властей пока нет.

Есть, впрочем, фактор, не учитываемый ни в каких официальных документах, но от этого не теряющий своей принципиальности. Это гений места. Рынок существует на этом месте почти столько же, сколько существует сам город. И не просто рынок, а рынок мелких лавочников. Его не смогли победить ни коммунисты, ни олигарх Олег Дерипаска. Его существование может противоречить законам экономики, стратегическим планам высшего руководства и нормативно-правовым актам. С ним нельзя бороться – его лучше сразу включить в концепцию.                   

Антон МУХИН











Lentainform