16+

«В субботу по телику решительно нечего смотреть. Испытал на себе»

27/02/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Приятно, что телевидение заботится как о нашей душе, так и о нашем теле (просто о теле, без видения). В духовном плане телевизионщики очень переживают по поводу кризиса католицизма. В связи с отречением Бенедикта XVI. Который, по их представлению, пытался бороться с либералами и содомитами, да не сдюжил.


            Об этом, оказывается, говорилось в пророчестве то ли псевдосвятого Малахии, то ли святого Псевдомалахии, то ли просто в каком-то псевдопророчестве,  о котором знают знаток Вассерман и его соведущий по программе «Реакция Вассермана».

Предоставим католикам самим разбираться с папами. Мы же повернем взор от грешной души к бренному телу. Я выяснил, что ТВ борется за здоровый образ жизни. Не то чтобы пропагандирует, а именно борется за него. По крайней мере, один раз в неделю. В субботу. Объясняю.

В субботу по телику решительно нечего смотреть. Испытал на себе. Уселся в кресло поудобнее. По Первому каналу весь день пели итальянцы из 80-х. По Пятому полдня показывали сериал «След», а остальные полдня – «Улицы разбитых фонарей». С десяти утра до двух ночи. Причем старые серии. Первая «Россия» не впечатлила. Вторую «Россию» оккупировал комментатор Губерниев с биатлоном. Сам по себе биатлон хорош. Но без комментатора Губерниева, который измеряет патриотизм в децибелах. И время от времени принимается истошно орать: «Давай, Антоха!», «Жми, Антоха!»

Впрочем, иногда комментатор Губерниев философствует.
– У Фуркада, – говорит, – не в одном месте шило, а во многих. Как на ежа, знаете ли, наступил.
Потом комментатор Губерниев берет паузу и восхищается собой:
– Образы какие сегодня приходят оригинальные. Хоть записывай.
Я записал.
И зарекся смотреть биатлон вплоть до Сочинской Олимпиады.

Я смотрел НТВ. Удивительный все-таки телеканал. Диктор с упоением произносит:
– Все мечтают узнать, с кем сейчас Алексей Глызин.
Покажите мне человека, который мечтает узнать, с кем сейчас Алексей Глызин. Проведите, проведите меня к нему, я хочу видеть этого человека. Я готов месяц смотреть передачу «Ты не поверишь», если мне покажут человека с такими мечтами.

И ведь, смотря НТВ, ни на минуту нельзя отлучиться. Я отлучился за сигаретами и слышу в коридоре жутко интересное:
– Если у нее не получалось в постели с мужем долгие восемь лет, то теперь интимная жизнь бьет ключом.
Конечно, думаю. А если бы сорок лет не получалось, так потом интимная жизнь вообще вулканом бы извергалась. Но, пока добежал до ящика, сюжет закончился. Если кто знает, про кого была речь, сообщите мне, пожалуйста, по редакционному телефону.

Иначе я все время остаюсь в недоумении. Посмотрев сюжет «Как обокрали Влада Лисовца», я понял, как обокрали Влада Лисовца. Но так и не понял, кто такой Влад Лисовец.  К счастью, через 15 минут в программе «Луч Света» мне рассказали, как обокрали Анастасию Стоцкую. И я все понял. Но, к сожалению. совсем запутался, кого как обокрали.

Зато я понял более важную вещь. Субботний эфир специально составлен из фуфла вперемешку с туфтой. Чтобы люди в субботу не торчали перед ящиком, а вели здоровый образ жизни. Катались на лыжах. Или – на худой конец – в баньку сходили.

А воскресенье – совсем другое дело. В воскресенье уже поздно идти в баньку. В воскресенье я видел премьеру. Программу «Железные леди». Со звездными ведущими. С Маргаритой Симоньян, главным редактором канала Russia Today и кулинарным колумнистом журнала «Русский пионер». И с Тиной Канделаки, не нуждающейся в представлениях.

Я был заинтригован. «Я бы сказал, программа новая, которой еще на телевидении у нас не было», – анонсировал «Железных леди» их режиссер. «Мне очень хочется, чтобы это была в хорошем смысле дорогая программа. Это касается и уровня подготовки, и знания фактологии, и нашего внешнего вида, и самой студии», – говорила Тина Канделаки (а я прочитал на сайте НТВ).

Разумеется, я не мог пропустить программу, дорогую в смысле знания фактологии. Да еще в хорошем смысле.

Премьерный выпуск я посмотрел. Премьерный выпуск оказался специальным выпуском. Посвященным метеориту. Определенно могу сказать, что в плане «внешнего вида и самой студии» никаких претензий. А вот в чем новизна, сразу понять не смог. Две ведущие. Три гостя. Массовка. Сюжеты спецкоров. Чего такого не было на нашем ТВ?

Что касается знания фактов и уровня подготовки ведущих, то приведу их заключительные реплики.

Госпожа Симоньян говорит:
– Теперь самое главное, что мы хотели сказать в этой программе. Если вас метеорит застал дома, нужно включить радио – это сейчас не шутки, -  нужно выключить газ, нужно спрятаться под стол. Если кто верующий, то нужно молиться, если кто неверующий, то думать о сделанных и несделанных ошибках. Пока мировые правительства будут договариваться, сможем или не сможем мы защитить свою Землю и сколько на это нужно денег, все, что нам остается, это вот это.

А госпожа Канделаки добавляет:
– В конце концов, можно пересмотреть «Звездные войны». Этот ликбез тоже может оказаться вполне полезным.

И это не шутки.
«Там будет у ведущих достаточная свобода действий, и никто им в ухо орать не будет, что им делать, что им не делать», – уверял режиссер «Железных леди». А может, лучше по старинке? Может, лучше в ухо орать? Для самих же ведущих, может, лучше будет?                

ранее:

«Пусть чиновники покупают дома за границей, иначе у нас застроят коттеджами последние охраняемые земли»
Можно ли получить ученую степень, написав диссертацию про «человека смеющегося»
«Я считаю, для Петербурга 5-6 бюджетных театра достаточно, остальные пусть сами выкручиваются»
«Пушкин и депутат Анденко не отвечают за свою матерщину, а мы, журналисты, как всегда, крайние»
Как я из ксенофоба превратился в толеранта











Lentainform