16+

Чем российский гид-переводчик отличается от советского

28/02/2013

Чем российский гид-переводчик отличается от советского

Петербургские экскурсоводы и гиды-переводчики (их в городе порядка 3000) считают, что их обижают городские музеи – отказываются заключать прямые договоры с гидами, предпочитая работать с турфирмами, требуют, чтобы гиды проходили обучение на платных курсах повышения квалификации, иначе не пускают в музеи.


            Эой проблемой занималось Управление Антимонопольной службы и признало пять петербургских музеев нарушителями законодательства. Впрочем, это решение было отменено Арбитражным судом. Вопрос рассматривал Общественный совет по развитию малого предпринимательства при губернаторе СПб – и рекомендовал Законодательному собранию узаконить деятельность гидов-переводчиков. Теперь депутаты ЗакСа готовят  обращение к министру культуры Мединскому с предложением ввести единую систему аккредитации экскурсоводов и гидов-переводчиков.

О том, как живут и чем недовольны экскурсоводы, рассказывает  гид-переводчик с 27-летним стажем Ольга ОРЛЕАНСКАЯ.

- В советские времена в «Интуристе» работа гида-переводчика хорошо оплачивалась?
- Средне, по договору можно было заработать больше, нежели работая в штате. Будучи студенткой, на летних каникулах за месяц работы без выходных я заработала 270 рублей. Это были сумасшедшие деньги. Штатный получал около 120 – 140 руб.
Можно было сэкономить на собственном питании, отказаться от ужина, и за отведенную на него сумму получить в ресторане (где по ваучеру кормили туристов и ели сами) палочку копченой колбаски.

- А рассказывать туристам вы должны были идеологически правильные вещи?
- Мы обязаны были при каждом вздохе и выдохе хвалить КПСС, по крайней мере, знали, что водитель автобуса мог иметь инструкцию КГБ и строчить рапорты о работе гида. Даже почтовый адрес, когда туристы спрашивали, указывали не домашний, а «Интуриста», хвалебные отзывы приходили туда.

- Потом пришел капитализм. И что случилось с гидами?
- Большинство осталось работать, но уже в условиях «пещерного капитализма», без каких-либо социальных гарантий и защиты. Эта ситуация сохраняется по сей день: турфирмы приглашают гида-переводчика, но не заключают договора, либо договор фиктивный и постфактум.

- Почему?
- Причина понятна – уклонение от налогов.

- Сколько зарабатывает сейчас гид-переводчик?
- От 250 до 500 рублей в час. Но учтите – это сезонный труд, 3 – 4 месяца в году. Есть турфирмы, которые дают определенную сумму за день (например, 2 тыс. рублей), при этом день начинается в 5.00 утра в аэропорту, а заканчивается в полночь прогулкой по рекам и каналам или концертом.
Существует «инсентивный туризм» – каждая инсентивная группа – это большая удача для турфирмы, суперприбыль, хотя и огромная ответственность – за суперкачество обслуживания по всем статьям.

- Что такое этот инсентив?
- Поощрительная поездка для работников крупной фирмы. По итогам года выбираются лучшие работники, их премируют туром с семьей в Россию. Это делается через проверенную турфирму. Денег отваливается много, прибыль турфирмы зависит от умения организовать все с минимумом затрат и максимумом качества. Если все проходит хорошо, то 4 – 5 дней инсентива равны годовому заработку от кропотливой ежедневной работы с обычными группами и индивидуалами.

- Гиду что-то достается?
- Есть вероятность, что почасовая оплата будет повыше.

- Деньги в конверте?
- Всегда только «черный  нал», часто в валюте, если так выгоднее турфирме в зависимости от сегодняшнего курса.

- Как работают гиды-индивидуалы?
- Исключительно нелегально, так как наши законы сегодня не позволяют легализоваться. Как во всем мире – стать фрилансером и платить налоги. Именно это я пытаюсь сделать.

- Каким образом?
- Чтобы объяснить, надо вернуться в советские годы. «Интурист» вел вечерние курсы, где мы, студенты-филологи 5 раз в неделю по 4 часа готовились стать гидами-переводчиками. По выходным ездили на экскурсии по музеям. Все совершенно бесплатно. Потом сдавали зачеты в музеях и экзамены в «Интуристе». Сдавший получал право вести экскурсии в 9 главных музеях Ленинграда и пригородов.

- В постсоветское время что изменилось?
- Музеи ввели каждый свою лицензию, для ее получения стали требовать посещения дорогостоящих мероприятий под эгидой повышения квалификации раз в год. Ничего нового на них я не узнала, а их стоимость постоянно растет. Не говоря о том, что, на мой взгляд, музеи, не являясь образовательными учреждениями, не имеют права выдавать «корочки». Мы платим за фиктивное повышение квалификации.

- Сколько стоит для гида пакет на 9 музеев?
- Около 20 тысяч рублей в год. В 2008 году городская администрация провела аккредитацию и выдала гидам бейджи европейского образца с индивидуальным номером и гербом Петербурга. Ни один музей их не признает. Управление по туризму говорит, что наши отношения с музеями – это епархия Комитета по культуре, тот: «Вы занимаетесь туристами – это в Управление по туризму».

- И тогда вы зарегистрировались как индивидуальный предприниматель?
- Да, и обратилась в 6 музеев с предложением заключить договор на проведение экскурсий. От всех получила отказы. Им интересны фирмы, дающие потоки. Тогда я пожаловалась в УФАС по Петербургу, который признал мою правоту. Но Музей истории Петербурга (фактически от лица всех музеев) обжаловал решение УФАС в арбитражном суде. Тяжба продолжается.

- Музеи защищают себя от людей, которые, бегло говоря по-английски, на самом деле профессиональными гидами не являются. Разве они не правы?
- Надо или вернуться к опыту советского «Интуриста», или обратиться к зарубежному. В любом случае власти должны взять под контроль подготовку квалифицированных гидов. Схема такая. Любой желающий, подготовившись (в вузе, дома за компьютером, на курсах) сдает серьезный экзамен государству, содержание которого готовят в том числе и работники музеев. Сдал – получи лицензию на право проведения экскурсий, скажем, в десяти музеях. Без нее доступ в музеи однозначно закрыт.

Комментарий

Юлия ДЕМИДЕНКО, замдиректора Государственного музея истории Петербурга  по научной работе:

- Практика лицензирования и контроля гидов существует во многих европейских странах. Можно обсуждать форму экзаменов, периодичность проверок, формы обучения. Но в любом случае эта практика позволяет музеям поддерживать качественный уровень экскурсий. В Италии и Франции и само обучение и экзамены – очень серьезные, а лицензии требуют регулярного обновления, хотя не ежегодного.

С другой стороны, западные гиды сами стремятся учиться везде, где только можно, поскольку репутация гида складывается достаточно быстро. Они все имеют свою клиентуру, которая передает их из рук в руки, так что они очень заинтересованы и в том, чтобы было интересно, и в том, чтобы знать последние научные открытия и достижения. А у нас, увы, не так. Один историк десять лет назад в своей монографии о Петропавловской крепости привел убедительные доказательства, что не было никаких первых деревянных Петровских ворот – что вот те, которые есть сейчас, это и есть самые первые ворота, они же триумфальная арка. Деревянными их назвали из-за несохранившейся верхней части с фигурой апостола Петра.

До сих пор каждый экскурсовод рассказывает про первоначальные деревянные ворота и как их потом заменили каменными. Летом на экскурсию в Петропавловскую крепость «левые» гиды собирают группы в Александровском парке. Музей теряет часть своих доходов, но главное – туристы получают недостоверную информацию.

История вопроса

Гидами-переводчиками  принято называть тех, кто занимается иностранными туристами, а экскурсоводами тех, кто трудится над просвещением соотечественников.

В советское время иностранцами занимался «Интурист». Говорят, что именно там в 1930-е годы придумали бренд «белые ночи». Стандартный набор для клиента – Эрмитаж, Исаакиевский собор, Петропавловская крепость, «Петергоф», «Царское Село».

У гидов в советское время было две привилегии. Первая – бесплатно посмотреть СССР (от Эстонии до Транссиба), живя в тех же условиях, что интуристы. Вторая – «право на «представительскую форм»»у одежды». Чтобы гиды не позорились в «скороходовских» башмаках и в костюмах от «Большевички», один раз в 2 – 3 года они могли купить в «распределителе» западные вещи – костюм, одну пару обуви и одно пальто. Если завозили одинаковые модели, то туристы спрашивали: «Вам выдали спецодежду?»

Отечественными туристами  занималось ГЭБ  – Городского экскурсионное бюро. Там не требовалось свободное владение двумя европейскими языками или знание вместо одного из них японского или фарси. Но требования все равно были: после годичных курсов, надо было получить положительную рецензию на текст экскурсии и сдать прослушивание. Учили психологии, технике жеста, запрещали пользоваться словом «является», являться может только святой дух.

В Ленинграде работало 100 штатных экскурсоводов ГЭБа и сотни внештатников, они же возили ленинградских туристов на автобусе в Ригу или Вильнюс. В сезон экскурсовод, работая день и ночь, мог заработать до 2,5 тысячи рублей в месяц.

Оценки

Рейтинг качества иностранных туристов (гиды оценивали интерес к предмету и размер чаевых)

1. США и Япония
2. Австралии
3. Германия (бывшая ФРГ)
4. Швейцария
5. Австрия
6. Германия (бывшая ГДР)

Кстати

1 января 2013 года в Петербурге создан Комитет по развитию туризма, который возглавил Александр Шапкин, работавший до этого заместителем начальника Управления по развитию садоводства и огородничества. Марианна Орджоникидзе, бывший начальник управления туризма в Комитете по инвестициям, стала замом Шапкина и тут же ушла в отпуск.

По одним данным, Орджоникидзе скоро приступит к работе и будет по-прежнему отвечать на весь туризм в Петербурге. Г-н Шапкин сосредоточится на близкой ему конгрессно-выставочной деятельности, прежде он был директором сельскохозяйственной выставки «Агрорусь». По другим – Орджоникидзе взяла отпуск на три месяца и не намерена возвращаться на прежнее место службы.              

Вадим ШУВАЛОВ











Lentainform