16+

Как в Петербурге происходит ликвидация незаконных коммерческих объектов

05/03/2013

Как в Петербурге происходит ликвидация незаконных коммерческих объектов

На прошлой неделе в Финском переулке (у Финляндского вокзала) снесли три торговых павильона общей площадью 550 кв. метров. Занималось ликвидацией незаконных павильонов принадлежащее городу бюджетное учреждение «Центр повышения эффективности использования государственного имущества».


          За два года существования центр освободил 500 городских объектов, из которых самый известный – ресторан-корабль «Кронверк», который убрали от набережной у Адмиралтейства. Директор центра Алексей ДМИТРИЕВ рассказал Online812, откуда в Петербурге берутся нелегальные объекты и трудно ли с ними бороться.

- Так откуда берутся объекты под снос?
- Мы получаем заявки с просьбой освободить земельный участок или объект нежилого фонда из районных агентств КУГИ. Это заявки по объектам, на территории которых граждане на протяжении нескольких лет незаконно осуществляют  коммерческую деятельность – во всех случаях отсутствуют договор аренды или иные правоустанавливающие документы. Это возможно в двух ситуациях – в случае самозахвата помещения или участка либо в случае окончания срока действия договора аренды. Зачастую имеются и судебные решения о выселении предпринимателей с государственной территории, но они, как правило, эти решения игнорируют.

- А сами вы ищете такие объекты?
- Мы работаем только по заявке районного агентства КУГИ.

- Жители  к вам не обращаются, на ларьки не жалуются?
- Обращаются – мы их обращения тоже отправляем в КУГИ на рассмотрение. Комитет проверяет объекты, по которым у граждан есть подозрения, и принимает решение.

- И много объектов вы уже освободили?
- В 2011 году было освобождено 158 объектов – это был первый год работы, только в мае у нас закончились все организационные процедуры – поиск сотрудников, помещения, регистрация в банке, после чего мы сразу приступили к работе. В 2012 году мы освободили 271 объект. В этом году пока 40.


Как в Петербурге происходит ликвидация незаконных коммерческих объектов

- Откуда выселять чаще приходится?
- Огромное количество земельных участков, которые заняты недобросовестными предпринимателями. Их в несколько раз больше, чем объектов нежилого фонда. Например,  из 271 объекта, освобожденного в прошлом году, 187 – это земельные участки.

- Почему так получается?
- Потому что использовать под предпринимательскую деятельность земельный участок гораздо выгоднее, чем помещение. Установить торговый павильон – это не так уж дорого, электричество и водоснабжение можно использовать от соседних домов – получается, за аренду участка вы не платите, за электричество и воду не платите, место выбираете сами, где проходимость больше. И торгуете с огромной прибылью.

Есть и другая схема: предприниматель строит павильон, заключает договор аренды на год или два, а использует землю 5 или даже 10 лет.

- Есть ли разница между районами: где-то объектов больше, где-то меньше?
- В центральных районах их по определению меньше – там их негде ставить, земли почти нет. И все места проходные, не заметить невозможно. Как только в центре ставят ларек – к нам поступает огромное количество звонков, и мы реагируем немедленно, выезжаем, убираем. Так что большинство объектов появляется в спальных районах. Но работаем мы по всему городу.

- Это больше объекты по площади?
- В основном это малый  и средний бизнес. Больше всего объектов площадью 30 – 50 кв. метров. Но бывают и крупные объекты площадью от 500 кв. м и больше.


Как в Петербурге происходит ликвидация незаконных коммерческих объектов

- Там обычно торгуют? 
– Да, в основном торговля – то, что максимально приносит деньги.  Помещения объектов нежилого фонда используются под магазины, кафе, склады, салоны красоты. А земельные участки – для установки ларьков, павильонов, летних кафе, автостоянок – например, для дальнобойщиков.

- Допустим, к вам поступила заявка. И что вы дальше делаете?
- Если говорить о земельных участках, то можно выделить три этапа. На первом мы приостанавливаем коммерческую деятельность: выселяем лиц, которые незаконно находятся на объекте, освобождаем объект от чужого имущества, товара, параллельно проводим аукцион, ищем подрядчика, который впоследствии будет осуществлять демонтаж объекта. Второй этап – приезжает подрядчик, который уже окончательно освобождает территорию от незаконных построек. Это, как правило, происходит двумя способами: если объект небольшой, то при помощи манипулятора мы его поднимаем, ставим на машину и увозим на склад временного хранения. Если объект крупный, мы его полностью сносим при помощи специальной техники. Так, например, мы снесли огромный 3-этажный торговый комплекс «Интеграл» площадью 723 кв. метра, который незаконно находился у метро «Академическая». Теперь там перехватывающая парковка. «Интеграл» стоял на территории государственной собственности 7 лет, хотя договор был заключен на более короткий срок. Также буквально в прошлом месяце мы убрали с территории Рощинского сада незаконное кирпичное строение, освободив тем самым земельный участок площадью 5600 кв. метров. В скором времени там будет благоустроен сквер.

На третьем этапе освобождения объектов от незаконных пользователей территория передается городу, который выставляет ее на торги.

С помещениями все немного проще. Зачастую предприниматели съезжают самостоятельно. В противном случае, мы их выселяем, имущество вывозим на склад, меняем двери и замки, а ключи передаем КУГИ. Город получает возможность использовать объект и извлекать из него прибыль. В любом случае мы всегда предоставляем предпринимателям возможность освободить объект в добровольном и самостоятельном порядке.

- Часто ваши решения обжалуют?
- Да, потому что предприниматели никогда не бывают согласны с нами. Они говорят: мы тут 10 лет стоим, никто нас не трогал, какое вы имеете право?  И даже обращаются в суд, хотя у них нет никаких прав на объект. Но судебная практика сложилась таким образом, что мы не проиграли ни одного суда – а судов было много. Это доказывает, что мы действуем совершенно законно.

- Полицию привлекаете для помощи при выселении с объектов?
- Привлекаем. Еще работаем с «Ленэнерго», с «Водоканалом», с прокуратурой, если нужно организовать проверку. А если нам оказывают большое сопротивление, подключаем ФСБ.

- Деятельность центра, как я понимаю, убыточна.
- Нет, во-первых, мы всегда стараемся минимизировать затраты на освобождение государственной собственности от незаконных пользователей. А любые убытки, которые учреждение несет в связи с выселением незаконных арендаторов, мы в дальнейшем в судебном порядке взыскиваем с предпринимателей, если, конечно, удается установить ответчика. Часто же бывает: документов нет, гражданин Узбекистана, по-русски не говорит.

- Возмещается та сумма, которую вы заплатили подрядчику?
- Да. Например, последний выигранный суд был в отношении ОАО «Статус». Пришлось сносить  достаточно крупный павильон. В результате сумма иска составила 897 тысяч рублей.

- А за все время деятельности вам какую сумму возместили?
- Судебные тяжбы очень длительные. Мы выигрываем процесс – но владельцы не согласны, судятся дальше. За 2012 год мы вернули в бюджет учреждения около 1,5 миллиона рублей. Сейчас в суд подготовлен еще ряд исков о возмещение ущерба на сумму более 1,6 млн рублей.

Что же касается городской казны, то те объекты, которые мы освободили за 2 года нашей деятельности (а их около 500), в дальнейшем после их перезапуска в оборот смогут принести в бюджет города около 200 млн рублей.

- Что грозит незаконным предпринимателям, кроме собственно выселения и компенсации затрат на него?
- Ничего – в законе это не прописано.

- И какие трудности обычно возникают при сносе объектов?
- Главная трудность была связана с тем, что в России никогда не было подобного опыта освобождения гостерритории от незаконных пользователей. Раньше власти для защиты своей собственности прибегали к услугам правоохранительных органов или частных предприятий на правах аутсорсинга, решали вопрос в судебном порядке, однако вскоре они убедились в неэффективности такого подхода к решению проблеме, и появились мы.

Для предпринимателей же, которые годами  безбедно занимались бизнесом, не имея на это никаких прав, конечно, было в новинку, что сотрудники неизвестного им учреждения приходят к ним и просят покинуть территорию. А то и выселяют насильно. Приходилось нарабатывать опыт, деловую репутацию, отрабатывать механизм работы. На нас подавали и в суд, в полицию писали заявления, кто-то писал даже президенту.  Теперь диалог с предпринимателями происходит более конструктивный. Бывают случаи, когда они освобождают объекты самостоятельно уже после первого уведомления. Но кто-то  до сих пор пытается оказывать сильнейшее противодействие – на что только не хватает фантазии!

- Например?
- Живой пример – на  5-й линии Васильевского острова есть объект нежилого фонда, который до сих пор незаконно эксплуатируется коммерсантами. История у этого объекта интересная: предприниматель представил городу проект социального фонда и попросил помещение на льготных условиях, с минимальным коэффициентом для создания театральной студии. Власти пошли навстречу. Однако вместо театральной студии фонд разместил в помещениях мини-отель с сомнительной репутацией. Поскольку помещение использовалось не по назначению, КУГИ решил расторгнуть договор аренды. Но предприниматели съезжать отказались, поэтому мы взялись за выселение. Но процесс выселения еще не закончен, арендаторы оказывают активное противодействие. Дело доходит до оскорблений, угроз физической расправы и угроз порчи имущества.

Две недели назад мы выехали по этому адресу, пришлось вскрывать дверь, чтобы попасть во внутрь помещений. Часть незаконно находящегося там имущества мы описали и вывезли на склад, а оставшуюся часть планируем вывезти в скором времени. Вывоз имущества происходил под опись, осуществлялась и съемка на видеокамеру, чтобы потом в наш адрес не сыпались обвинения  в краже или порче чужой собственности. Предприниматели же покидать здание до сих пор отказываются. Может быть, они намеренно тянут время, надеясь, что мы  забудем про объект. Но мы не забудем. Сейчас мы выбираем дату окончательного выселения их, договариваемся с правоохранительными органами, районной администрацией, КУГИ.

- В прошлом году вы выселяли два плавучих ресторана – «Кронверк» и «Парус». Это сложно было?
- Достаточно. «Кронверк» – очень сложный объект, потому что это не самоходное судно, к тому же оно находилось в аварийном состоянии. Его сначала долго осматривали, латали пробоины в днище – ведь если бы он затонул во время перевозки, это нарушило бы навигацию. В результате корабль все-таки был отправлен на штраф-стоянку при помощи четырех буксиров. Буксиры шли с одинаковой скоростью, по лазерам рассчитывалась траектория – нужно было пройти мимо мостов, не задеть. И все это ночью, не мешая навигации. Это была сложнейшая операция.

- Кто был подрядчиком?
- Балтспецфлот.

- Он же должен был вывезти «Парус»?
- Да, но с «Парусом» история продолжается. Мы планировали вывезти его до окончания периода навигации, направили владельцу письмо с предложением убрать его добровольно. Что происходило потом, вы видели сами. Как только наши сотрудники приходили  – корабль начинал тонуть. Уходили – он всплывал. Хотя когда мы принимали корабль в работу, мы предварительно оценивали его фактическое состояние. А фактическое состояние было – над водой. Это было совершенно исправное судно. Но потом мы пришли, чтобы его забрать, – оно под водой. Это совсем другие работы: его надо поднимать, откачивать, сушить и потом только перевозить. А затопил его сам собственник изнутри, открывая шлюзы. Так что мы туда даже не попали ни разу. У этого собственника огромный долг перед городом, а участок 10 лет использовался без договора.

- Его все-таки подняли на воду?
- Да, конечно, в противном случае его раздавили бы льды. Мы его уберем, как только откроется навигация. 

- С рестораном «Забава» город расторгает договор аренды. Еще не было заявки на его перевозку?
- Пока не было.

- Как долго обычно убирают объекты?
- Зависит от сложности и удаленности объекта. Если объект крупный, знаковый, на него уходит примерно 2 месяца вместе с проведением конкурса. Если небольшой, можем убрать в течение дня. Подрядчики для мелких объектов ищутся заранее – аукционы проводятся сразу для 20 – 30 таких объектов.

- Уже известно, что будете освобождать в 2013 году?
- На ближайшие полгода у нас в очереди 67 крупных объектов. Кроме них постоянно появляются новые объекты – в день приходит по 3 – 5 заявок. Немало территорий, которые необходимо освободить от незаконных пользователей, переданы городом под инвестпроекты, например, под постройку метро.

- Над какими станциями метро они находятся, вы знаете?
- Мы не всегда знаем дальнейшую судьбу освобожденного нами земельного участка или помещения. Мы передаем его КУГИ, а город уже дальше принимает решение, как тот или иной объект использовать.                    

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform