16+

Какие традиционные семейные ценности надо защищать в России

06/03/2013

Какие традиционные семейные ценности надо защищать в России

До каких пределов государство может вмешиваться в семейную жизнь, в частности, в отношения родителей и детей? Эти вопросы должны были бы стать самыми обсуждаемыми после скандалов с запретом на усыновление, критикой ювенальной юстиции, созданием организации «Всероссийское родительское сопротивление», но все в итоге сконцентрировались на проблемах сирот.


          Тем не менее вопрос остается -  должен ли у России  быть иной, не такой, как в западных странах, подход к семейным ценностям? Об этом Online812 беседовал с Марианной МУРАВЬЕВОЙ, доцентом юридического факультета РГПУ им. Герцена.

- В России государство еще не слишком контролирует жизнь семей, если сравнивать с  Финляндией. Это так?
- В России семья никогда не была ни независимой, ни автономной. Брак раньше могли расторгнуть просто по доносу третьей стороны, если вдруг доносили, что супруги состоят в родственных отношениях, а родственным считалось даже крестное родство. До седьмого колена.

- Но это же дела прошлые. Сейчас все по-другому?
- Сейчас государство браки не расторгает, но семьи разбивает. Тут все упирается в понятие «социальное государство». Наше является таковым – как и большинство стран в Европе. Пенсии, пособия… Но кто дает деньги, тот заказывает музыку. Соответственно, если людям в этой стране положены пособия на ребенка, бесплатное образование – государство теоретически может вмешаться, если видит, что деньги не расходуются по назначению. Да, по-хорошему, и пенсионеров наше государство должно изымать из семей, если их жизни и здоровью угрожает опасность. У нас же полно стариков, которых запирают в комнатах и не кормят. Швеция этим уже озаботилась.

- Но у нас не дошли все же до того, чтобы отбирать детей у родителей за то, что они ударили его по попе.
- Да, в Швеции работают правила по защите детей от насилия! Если на улице родитель шлепнул ребенка или накричал на него, ты обязан вызвать полицию, и она заберет ребенка и проведет беседу с родителями. Не сделал, проигнорировал, значит, ты преступник.

- В России такое законодательно можно вести?
- У нас если такое правило введут – никаких детдомов не хватит.

- А примеры несоциальных государств есть?
- Вот Штаты себя социальным государством не называют, государство не может вмешиваться в дела семьи, пока не произошло что-то из ряда вон. Это на рождаемость, кстати, не влияет, рожать там не перестали, хотя женщина, которая и работает, и воспитывает ребенка, вызывает осуждение. Есть третий вариант: мусульманские страны, где социальной поддержки нет, свободы тоже особой нет, детализируется каждый шаг, но и там есть области, на которые государство посягнуть не может.

- Так мы к кому в итоге ближе – к Европе или к Штатам?
- У нас ситуация совершенно уникальная, потому что закон выполняется выборочно. Сосед может написать на соседку, что она ущемляет права ребенка, – прибегут и его заберут. У скандинавов процедура описана достаточно четко, перегибов не бывает. У нас же в законах белые пятна, а население совершенно не доверяет социальным органам.

- А вообще насколько государство должно иметь право вмешиваться в дела семьи?
- Государство всегда вмешивается в семейные дела. Можно говорить об относительно тотальном контроле и относительном отсутствии контроля. Относительно тотальный контроль связан с регулированием семейной жизни без согласия супругов – это развод или аннулирование брака по доносу, отбор детей по государственной необходимости, детальная регламентация частной жизни (сколько раз можно заниматься сексом и с какой целью)… Как правило, такой контроль осуществляется государствами, в которых церковь не отделена от государства. Для современных демократических государств идеал другой – уважение частной, в том числе семейной жизни.

-  Если верить нашим СМИ, в Финляндии уважение семейной жизни не очень-то приветствуют.
- Не надо  приводить в пример Завгороднюю, последнюю «жертву» финских «ювеналов». Ее семья была под наблюдением больше полугода. Детей забрали, когда критическая точка уже была пройдена.

- Как в европейских странах дела с международным усыновлением?
- Закон, запрещающий международное усыновление, до нас приняли во многих восточноевропейских государствах. В частности, в Румынии и Болгарии – в 2008 и 2009 годах, причем это было сделано в знак борьбы с продажей детей в сексуальное рабство. И никакую волну при этом не поднимали. До разделения потенциальных усыновителей по национальному признаку (американцам нельзя, а другим иностранцам можно) – другие страны не дошли.

- Сейчас у нас все бросились защищать традиционные ценности. Хотя многие уже высмеивали это понятие, говоря, что, разрешая разводы, власти тоже в свое время попрали традиционные ценности. Сейчас наша традиционная ценность – это гетеросексуальный брак? Или что-то еще?
-  Ценности в разное время и в разных регионах были разными. И как можно в такой многонациональной и многорелигиозной стране, как Россия, подводить черту под определением «традиционные ценности»? Одинаковые! На Кавказе и у поморов… Поморы, кстати, имели очень специфическую мерку. Там, например, не считалось безнравственным, если невеста досталась жениху не девственной, в случае если ее лишил невинности богатый человек. А вот если бедный – стало быть, по любви, – это считалось страшным падением.

В России гомосексуализм перестали преследовать в уголовном порядке только в 1993 году, и при этом многие возражали против этих послаблений. И не было в России такой церкви или секты, которая проявляла бы терпимость к «содомскому греху». Просто считается, что пол – это от бога, а гендер – от выбора, но выбор религия не приветствует. В сентябре в Совете по правам человека ООН 25 стран поддержали российскую резолюцию, направленную на защиту прав человека в контексте «традиционных ценностей». Так и не объяснив толком, что это такое. 15 стран выступили против. Вся Европа, кроме Белоруссии. Депутаты заявляют, что гомосексуальные браки наравне с движением чайлд-фри ослабляют Россию, так как плохо влияют на рождаемость. Иногда им удается заручиться поддержкой ученых, как это случилось в Архангельске.

- А какая там была научная аргументация?
- Там выдали заключение, что только у 1 процента мужчин были, так сказать, биологическое причины, чтобы стать геем, для остальных сыграл роль социокультурный фактор. Хотя общепринятые данные таковы, что 10 процентов мужчин гомосексуальны. И вот когда на стол депутатам тамошнего ЗакСа легло такое заключение: о том, что 9 из 10 геев могли ими не стать, если бы не «культурная программа», там в одночасье приняли гомофобный закон, схожий с тем, что приняли у нас. Поднимет ли это рождаемость – посмотрим. Гомофобная кампания пришла как раз на смену материнскому капиталу, который перестанут выдавать в 2016 году.

- Что такое настоящая пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних?
- По определению Верховного суда, это то, что насаждает понятие равенства традиционных и нетрадиционных семей. Хотя, на мой взгляд, ребенок, которого защищают от информации, что семьи бывают разными, вырастая, получает серьезный разрыв шаблона. Можно, конечно, возразить: лучше уж защищать традиционную семью, чем дойти до таких перекосов, как французы, которые учудили, заменив маму и папу «родителями номер 1 и 2».

- А вам это не кажется странным?
- На самом деле французские юристы просто решили поэкспериментировать: приживется или нет такая формула. Никто не заставляет в семье называть маму «родителем номер один». Тем более вторгаться в частную жизнь семьи там не принято.

- Что может стать следующим шагом в борьбе за укрепление традиционных ценностей?
- Вполне может случиться запрет абортов. Сначала – отменят их частичную оплату фондом ОМС, как это действует сейчас. Потом будут обязательно выдерживать неделю для раздумья, в течение которой беременную, в том числе несовершеннолетнюю, будут консультировать психологи. Возможно, церковные, а не светские. Предлагали ведь уже – разрешать аборты только с согласия отца. А если он при этом – не муж? А если он вообще неизвестен? Просто у нас сейчас большинство законодателей выросло при советском режиме. Они могут откатиться до него, но дальше – сложнее.

- Нужно ли вводить в школах предмет: правила семейной жизни?
- Сейчас опять начались разговоры, что в школах надо ввести предмет «этика семейной жизни». Думаю, что такие уроки должны идти по выбору: сначала родители сами могут решить, стоит ли их детям слушать такой курс, а потом сами ребята. Я помню первые учебники, которые в 90-е проходили экспертизу не только у педагогов, но у сексологов. Они даже прошли обкатку в других странах социалистического лагеря – Югославии и Польше – и были там хорошо приняты, несмотря на то что Польша очень религиозная страна.

Все, что касается сексуальных отношений, там подавалось в более широкой сфере, чем это стали делать в 90-е, приняв во внимание заокеанский опыт. Сексуальную ориентацию не осуждали. Осуждать ее стали примерно пять лет назад, когда подросло другое поколение. Во всяком случае сейчас, когда пытаешься просвещать молодежь, не только школьников, но студентов, часто можно услышать реплики типа: так вот откуда к нам пришли эти пид…сы.

То есть пять лет назад мы водили студентов в Эрмитаж и подробно рассказывали про историю гендерных отношений и про культ человеческого тела: сначала Средневековье, потом разложение нравов в XVII – XVIII веках, после которого следовало закручивание гаек в XIX веке. И молодые люди воспринимали это спокойно. Сейчас краснеют и мнутся. И регулярно стали слышны реплики, осуждающие гомосексуальность, а раньше этого не было.

Или вот рассказываешь теории древнеримского врача Галена – про то, что женщина есть тот же мужчина, просто с менее развитыми функциями и органами. Просто делишься информацией о некоторых  исторических заблуждениях: Гален, в частности, считал, что если женщина при изнасиловании забеременела, значит, она сама испытала удовольствие, потому что имела оргазм, в результате которого появилось некое женское семя, и оно соединилось с мужским. Соответственно, изнасилование, закончившееся беременностью, нельзя считать изнасилованием и уже тем более идти после него на аборт.

Представьте мое удивление, когда несколько студенток подняли на меня круглые глаза и спросили: а разве это не так?  Не школьницы – студентки четвертого курса, но такое впечатление – что вовсе не изучавшие анатомию. С тех пор пришлось очень корректно вести занятия и для начала выспрашивать, что знают, а чего не знают наши девчата. В общем, было хорошо заметно, когда в вузы пришло поколение студентов, у которых в школе таких занятий не было.                  

Нина АСТАФЬЕВА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform