16+

Кто виноват в том, что танцор Дмитриченко заказал худрука Филина

11/03/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Искусство - страшная сила. А из всех искусств самой страшной является музыка. Бетховен оглох, Мусоргский спился, Сальери отравил Моцарта, а танцор Дмитриченко заказал худрука Филина.


           Поскольку дело об отравлении Моцарта до сих пор числится «глухарем», обратимся к Филину. К любовно-служебному треугольнику в стенах Большого театра. Итак, балетмейстер Филин покровительствовал балерине Воронцовой. А та вроде как сошлась с солистом Дмитриченко. А Филин стал худруком и начал зажимать балерину Воронцову. В смысле, не давать хороших ролей. Тогда солист Дмитриченко сошелся с ранее судимым безработным Заруцким. И велел ему облить кислотой худрука Филина. Что тот и исполнил. К счастью, никто не умер.

Мои коллеги ликуют. Исполнитель роли Ивана Грозного оказался злодеем. Можно снять сто пятьдесят сюжетов в программе «Ты не поверишь!». «Демонстративным театральным злодейством» назвал преступление бывший министр культуры Швыдкой.

Оказывается, великое искусство по-прежнему способно влиять на людей, пусть даже не в самом правильном направлении. Увы, я не согласен. Ну где же тут Иван Грозный? Где великое театральное злодейство?

Иван Грозный, как известно, лично жег бороды челобитчикам. Что нашло отражение в знаменитой фразе, обращенной к обокраденному Шпаку:
– Как челобитную царю подаешь?!

Но Иван Грозный никого кислотой не поливал. Тем более в балете. Как вы себе это представляете? Под бессмертную музыку Прокофьева скачет по сцене Иван Грозный с банкой кислоты. Прыгает там, крутится на одной ножке. Кислота проливается, царь визжит, публика хохочет. Бедлам какой-то.

Еще солист Дмитриченко танцевал Злого гения в «Лебедином озере». Злой гений и намутил всю эту тему с лебедями. Может, вжившись в роль Злого гения, солист Дмитриченко превратился в преступника?

Опять же – странное получается «Лебединое озеро». Есть принц Зигфрид – Филин. Есть королева лебедей Одетта – Воронцова. Принц Филин хочет протежировать королеве Воронцовой. А Злой гений подсовывает ему вместо Одетты Одиллию. 

Но – в трактовке ГУ МВД по Москве – Злой гений подсовывает вместо Одетты не Одиллию, а уголовника Заруцкого.
– Зачем мне уголовник Заруцкий? – спрашивает принц Зигфрид.
– Да ладно, – отвечает Злой гений, – все вы, балеруны, голубые. Сойдет и Заруцкий. Скажите пожалуйста! Обыкновенный худрук, а туда же – Одиллию ему подавай!
– Как вы смеете! – кричит принц Зигфрид. – Немедленно выдайте мне Одиллию или, на худой конец, Одетту. Им я хочу протежировать, а уголовнику Заруцкому не хочу. Это же классика! Это же Петр Ильич Чайковский!
– Да ладно, – смеется Злой гений, – уж кто-кто, а Чайковский твой стопудово выбрал бы Заруцкого. На фига ему Одиллия?
Нет, версию с «Лебединым озером» придется отбросить.

Идем дальше по послужному списку солиста Дмитриченко. Хозе в «Кармен-сюите».
Значит, уходит Кармен от Хозе к Тореро. Хозе, конечно, недоволен. И подпрыгивает, крутясь на одной ножке, к ранее судимому Заруцкому.
– Облей, облей, мой друг, Тореро кислотою, – поет Хозе. – Тебе за это много денег выдам я.
– Обалдел? – удивляется ранее судимый, а ныне безработный Заруцкий. – Это ж «Кармен-сюита». Это ж балет, а не опера. Извольте выразить вашу мысль посредством пластики.
Хозе, конечно, корчится, кривляется, прыгает вокруг ранее судимого Заруцкого, да только никак не может объяснить посредством пластики, что в одном из магазинов Московской области, продающих запчасти, нужно приобрести кислоту, а потом для усиления концентрации произвести действия по выпариванию воды.
Опять не выходит театрального злодейства. Опять сплошной постмодерн и полное убожество.

Единственная разумная версия – солист Дмитриченко превратился в преступника, когда репетировал роль Спартака в балете «Спартак». Видимо, солист Дмитриченко решил, что балет «Спартак» про фанатов. Решил – для пущего вживания в роль – с ними пообщаться. Они его плохому и научили. Лучше бы он репетировал роль Газпрома в балете «Зенит».

И все же я думаю, что на преступление солиста Дмитриченко действительно толкнуло искусство. Только не балет, а детективный сериал «След». Там частенько кислотой брызгаются.
– Какое же это искусство? – спросит рассерженный читатель.

A вот такое. Какая жизнь, такое и искусство. У нас в Петербурге вице-губернатору Кичеджи, курирующему культуру, поручили заниматься еще и ЖКХ. Вроде бы разные сферы. Ничего подобного, считает вице-губернатор Кичеджи. Культура и ЖКХ – это почти одно и то же.
– Вы знаете, слово «культура» в переводе с латинского означает «земледелие», – объяснил жилищным чиновникам вице-губернатор Кичеджи. – А вы как раз работаете на земле, вы занимаетесь культурой быта.

Простите за пафос, но поднять ЖКХ до уровня культуры вряд ли сразу удастся. Пока культура у нас уверено движется в сторону ЖКХ.                  

ранее:

«Хамство – это наша национальная гордость. Наряду с балетом»
«Прочитав анкету Минздрава представил, как похмелившись, мальчик Вова начинает сожалеть о половой связи»
«В субботу по телику решительно нечего смотреть. Испытал на себе»
«Пусть чиновники покупают дома за границей, иначе у нас застроят коттеджами последние охраняемые земли»
Можно ли получить ученую степень, написав диссертацию про «человека смеющегося»





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform