16+

«Он считал, что в политике разбирается лучше всех...»

25/03/2013

«Он считал, что в политике разбирается лучше всех...»

Я не собираюсь претендовать на всесторонний анализ личности Бориса Абрамовича. Анализом пусть занимаются другие. Я хочу рассказать лишь о своих впечатлениях об этом нестандартном человеке. Чему я была свидетелем, или то, что знаю лично.


             Мы познакомились где-то в середине 95-го года. Помню, что он не произвел на меня какого-то особого впечатления. Скорее даже, не понравился. Он был слишком многословен, слишком улыбчив. А имея ввиду, что я вообще ко всем бизнесменам относилась с подозрениям, легко понять, что впечатления на меня он не произвел.

Но во время предвыборной кампании 96-го года, когда я полностью окунулась в незнакомую для меня жизнь, я увидела Бориса Абрамовича совсем другим.

Он не входил в предвыборный штаб и в аналитическую группу президентской кампании. Но очень часто приходил в «Президент-отель», обычно даже не приходил, а влетал. Потому что идеи из него так и сыпались.

Он одним из первых оценил потенциал Александра Лебедя, многие в штабе скептически относились к возможностям генерала, но очень скоро стало ясно, что Борис Абрамович был прав. И именно он стал активным инициатором союза папы и Лебедя перед вторым туром. И этот союз, действительно, дал результат.

Я уже рассказывала, как он стал активно пытаться реализовать идею союза Зюганова и Ельцина. Он убеждал, нас, что нельзя и дальше раскалывать страну. А эти выборы продолжают ее раскалывать. Надо найти те точки соприкосновения, где и Ельцин и Зюганов имеют общие позиции. Например, союз России и Белоруссии, или выплаты пенсий и зарплат, или необходимость закончить войну в Чечне…Точек немало, и на этой платформе договориться о том, как будет поделена власть после июньских выборов 96-го года, какой круг вопросов будет за Ельциным, какой за Зюгановым и коммунистами.

Я была противницей этого проекта. Анатолий Чубайс, глава аналитической группы тоже. Но некоторые члены штаба идею Березовского поддержали. И в огромном количестве газет появилось обращение тринадцати бизнесменов с призывом к миру к Ельцину и Зюганову. Я хорошо знала папу, и понимала, ни при каких обстоятельствах он на союз с Зюгановым не пойдет. По-моему, и Зюганов тоже не слишком радовался этой идеи. И она сама собой умерла.

Березовский пытался сделать так, чтобы в предвыборную кампанию были привлечены и те, кто к президенту относился неоднозначно. Помню, он привел ко мне Александра Невзорова, и мы долго проговорили с ним. Вообще, он имел безусловно положительное качество – ему интересно было работать не с серостью, а с яркими и талантливыми. Напомню, именно он с пеной у рта отстаивал, чтобы первым руководителем только что созданного телеканала ОРТ стал Владислав Листьев. Кремлевские начальники были все в шоке и против. Они не привыкли к тому, что совсем молодой человек может возглавить самый главный телеканал страны. Но Борис Абрамович убеждал с таким напором, что в конце концов все согласились и первым генеральным директором ОРТ стал Владислав Листьев.

Кстати, может быть, многие уже забыли, но именно Березовский, также сломав сопротивление огромного количества скептиков, убедил всех назначить Константина Эрнста на должность генерального директора первого канала.

Или еще одна деталь. К 9-му мая папа должен был послать свое личное поздравление с днем победы всем ветеранам страны. И, конечно, попросил, чтобы текст у этого поздравления был особенный, незабываемый. Все стали писать. И спичрайтеры президента, и его помощники, и члены аналитической группы, и Валя Юмашев, который помогал папе писать книгу, и знакомые журналисты. Я помню, было несколько десятков вариантов. И в конце концов, Борис Абрамович привел в штаб Александра Минкина, журналиста «Московского комсомольца». Мы с ним долго и очень интересно поговорили. Он сказал, что попробует написать. И на следующий день появился текст, написанный Александром. И всем стало ясно – это именно то. Виктор Васильевич Илюшин тут же повез его папе. Папа прочитал, ему очень понравилось. И через несколько дней это письмо за подписью президента получили все ветераны страны.

Чтобы не возникло ощущение, что вот так все гладко у нас с ним проходило, расскажу эпизод, который меня потряс. В тот момент борьба между Коржаковым и Чубайсом дошла до точки. А я по-прежнему к Александру Васильевичу относилась хорошо. Считала, да, он многие вещи мало понимает, но даже если и делает глупости, но не со зла. И пыталась как-то примирить две враждующие команды. И однажды мне в «Президент-отель» звонит Березовский и просит приехать к нему в офис в «ЛогоВАЗ».

Я говорю, мне некогда, приезжайте сюда. Он, что это очень важно, со мной хочет встретиться Борис Федоров, и он может встретиться только здесь. Я думала это бывший министр финансов, не понимаю, почему он не может встретиться в штабе, еду в «ЛогоВАЗ». Только прошу Валентина Юмашева составить мне компанию. Приезжаем. Выясняется, что со мной хочет поговорить совсем другой Борис Федоров, президент НФС – национального фонда спорта. Бориса я знаю, он друг Шамиля Тарпищева. Мы садимся, и дальше часовой разговор о том, какой ужасный Коржаков, как он пытается выколотить деньги из бизнеса, как он подставляет президента и т.д. и.п. Я прощаюсь со всеми. По дороге разговариваю с Валей, решаем никому ничего про это не говорить, нам конфликта между Коржаковым и Сосковцом с одной стороны, Илюшиным, Чубайсом и аналитической группой с другой вполне достаточно.

И вдруг через пару дней в «Московском комсомольце» появляется запись этого разговора. Большая статья, автор – Александр Минкин, комментирует запись. Меня правда в статье он не называет, мои реплики идут под именем «женщина». Но только дураку было не ясно, кому могут рассказывать про Коржакова, и про то, что Ельцина подставляют.

После этого я для себя поняла, что Березовскому я больше никогда верить не смогу.

Первый раз Березовский активно попытался повлиять на политические решения перед событиями в Чечне осенью 1994-го года. Он был в ужасе, когда увидел, что силовики пытаются решить возникший конфликт с Чечней с помощью военной силы. Березовский носился с книгами по истории России 19 века, в которых рассказывалось о войнах царской России на Кавказе, приходил с этими книгами к А.Коржакову, В.Илюшину, всем тем, до кого мог добраться, и живописал ужасы предстоящего конфликта.

Возвращаясь к Березовскому, мне сложно понять, интуиция у него сработала осенью 94-го или просто глубокое понимание ситуации в республике. Все-таки, видимо, интуиция, которую он не раз демонстрировал.

Например, совсем другая история. К концу 94 года первый канал, который тогда назывался «Останкино. Первый канал» совсем потерял свои когда-то лидирующие позиции. Даже рейтинг программы 2х2 был выше, чем у первой кнопки. И тогда Березовский вместе с ведущими бизнесменами того времени, обратился к государству с предложением продать 49 % акций «Останкино» этой группе. Аргументы были следующие. Государство больше не будет тратить деньги на первый канал, это теперь на себя берет бизнес, качество канала вырастет, аудитория тоже увеличится. Для государства одни плюсы. Понятно, что государство также контролирует назначение гендиректора канала, поскольку у него 51% пакет акций.

В тот момент власть еще мало понимала, что такое телевидение, как оно может влиять на аудиторию. Березовский понял, что это такое. Он сообразил один из первых. Решение было принято. Коллеги-бизнесмены, каким-то образом согласившись на доводы Бориса Абрамовича, что он лучше всех разбирается в политике, доверили ему управление первым каналом. Так у него возник мощнейший инструмент влияния, который, в конце концов, его и погубил, заставив в 2001-м году уехать в Англию.

Я говорила уже, что Борис Абрамович был эдакий вольный художник. Он считал, что в политике разбирается лучше всех, и если он не смог кого-то убедить в своей правоте, дальше он может действовать самостоятельно.

В прошлом посте я рассказала о том, как он тайно записал мой разговор в своем офисе с председателем национального фонда спорта Б.Федоровым. Я уверена, что когда он это записывал, а потом, передав эту запись журналисту, публиковал в газете, у него не возникло никаких угрызений совести. Коржакова он считал недалеким охранником, каким-то неведомым образом оказавшимся на вершине власти. Связку Сосковец-Коржаков считал убийственной для страны, а в тот момент Коржаков активно лоббировал О. Сосковца как идеального будущего президента. И поэтому вот этой публикацией Березовский резко обострил конфликт с Коржаковым.

Что произошло дальше, вы знаете. Коржаков арестовал в Белом доме С.Лисовского и А.Евстафьева. Что может быть глупее, арестовать своих же, кто работал вместе и рядом с тобой на президентскую кампанию?! И на следующий день Коржаков и Сосковец были уволены.

В своем интервью журналу «Медведь» я подробно рассказала, как Березовский стал исполнительным секретарем СНГ. Он, не предупреждая Валентина Юмашева, который тогда был главой президентской администрации и с которым у него были близкие отношения, накануне встречи лидеров СНГ объехал всех президентов стран Содружества и уговорил их выдвинуть его исполнительным секретарем СНГ. И когда на заседании СНГ Леонид Кучма предложил кандидатуру Березовского, папа был поражен. Его стали все уговаривать, что это сильная кандидатура, ваш, россиянин, он принесет много пользы. Папа объявил перерыв. В Кремль срочно вызвали Березовского.

В присутствии Бориса Абрамовича Сергей Кириенко, тогда премьер-министр, я и Валентин Юмашев убеждали папу его не назначать. Он нас выслушал, потом отправился на заседание, и Березовского назначили исполнительным секретарем СНГ. Потом папа мне сказал, что не мог пойти против Кучмы, Назарбаева, Акаева, других президентов, это было бы неправильно. Но вообще это было в духе Березовского — тихо организовать такую масштабную хитроумную комбинацию с участием одиннадцати лидеров СНГ.

Он считал, что делает полезное дело. А если я, Кириенко или Юмашев не понимают этого, это наши проблемы.

Или еще история, которая меня просто вывела из себя. Дня за четыре до дня голосования на мартовских президентских выборов 2000-го года, Борис Абрамович дает огромное, на полосу, интервью в газете «Ведомости». В котором рассказывает, какие у него замечательные отношения с В.В.Путиным, что они старые друзья с Владимиром Владимировичем, еще с питерских времен, что Владимир Владимирович замечательный человек – честный, порядочный, твердый и решительный. Добавляет детали, как Путин приезжал к нему в гости и прочее и прочее.

Если бы в тот момент медиа группы Гусинского и Лужкова, и в первую очередь НТВ, не оказались деморализованы и расслаблены, понимая, что проиграли, а серьезно и тщательно, как это они умеют, ухватились за это интервью, разложили его по косточкам, приклеили Путина к Березовскому, я думаю, процентов пять голосов Путин бы потерял. А имея ввиду, что он набрал в результате 52,94 % голосов, мы бы прямехонько въехали во второй тур. Такова могла быть цена этого глупого, безответственного, самодовольного интервью.

Потом Березовского в штабе спрашивали, ну, как вы могли, вы же не мальчик, вы не понимали, к чему могло ваше интервью привести? На что он так безмятежно отвечал – ну, там же чистая правда! Ну, и в конце концов, Путин выиграл, а это самое главное. Значит, все было сделано правильно.
Вот такой он человек.

Еще один пример этой его не черно-белости. Он учредил независимую премию в области литературы и искусства «Триумф». Если вы посмотрите на список тех, кому эта премия вручается вот уже больше десяти лет, вы увидите, что это самая авторитетная независимая премия в России. В жюри – наши лучшие, блестящие имена. И в их выбор никто не имеет право вмешаться. И они и выбирают – лучших. Зачем это Березовскому, зачем ему давать премии лучшим нашим художникам, писателям, кинематографистам, поддерживать молодых (у него в номинациях кроме мэтров и молодые деятели культуры)? При этом, я знаю, с ним вели переговоры, чтобы он отдал эту авторитетную премию кому-нибудь из лояльных бизнесменов. Но он отказался.

Я уже говорила, что Березовский нередко носился с новыми, часто экстравагантными идеями. Иногда идеи были совсем не бессмысленными, а вполне полезными. Перед выборами в парламент 99-го года, он загорелся еще одной. Созданием партии. Партии, которая пройдет в парламент. У Березовского не было ни названия, ни понимания, что это будет за партия – у него была идея. Новому лидеру, кандидату в президенты, нужна своя партия. Которая не ассоциируется ни с одной из старых, провластных партий – «Наш дом – Россия», «Демократически выбор России» т.д. Я хорошо помню первые дискуссии по этому поводу на даче у главы администрации Александра Волошина, когда Березовский рьяно, шумно и эмоционально убеждал, что без партии будущему президенту не справиться, что у каждого президента должна быть партия. И одна из серьезных ошибок Ельцина, что он не создал свою партию, на которую бы мог опереться. ( Collapse )

Без своей партии вот какие у него проблемы в Думе. Александр Стальевич лениво, с видимым безразличием слушал эти страстные взывания Березовского. Не то, что ему идея не нравилась, но у него осенью 99-го столько было своих, касающихся его прямых обязанностей, текущих забот, что это он все слушал в полуха. Но Березовский не успокаивался. Он сам объехал несколько серьезных губернаторов, которым, как выяснилось, активно не нравился новый, только что созданный союз московского мэра Лужкова и бывшего премьера Примакова, вместе с их новым блоком «Отечество – Вся Россия». И эти губернаторы были готовы принять активное участие в становлении новой партии.

В какой-то момент Волошин решил, что время настало, что партией пора заняться. И теперь нужно было найти того, кто будет этим проектом заниматься в ежедневном режиме. Понятно, что Борис Абрамович на эту роль не годился, он был хорош для фонтанирования идей, а вот для каждодневной, рутинной работы он был неприспособлен. Помню, как все отчаянно отпихивались от этого задания. Например, Волошин попросил заняться этой работой Юмашева, своего коллегу, не так давно покинувшего пост главы администрации, у которого были хорошие отношения со многими губернаторами. Валентин категорически отказался, сказав, что никогда никаких партий строить не будет.

В результате Волошин поручил этот участок работы своему первому заму Игорю Шабдурасулову. Вскоре родилось название новой партии – Медведь, Межрегиональная движение «Единство» – МеДвЕд(ь). И началась работа. Регистрация. Подготовка списков. Поездки по регионам. Рекламная кампания и т.д. и т.п. Этим уже полностью стал заниматься штаб предвыборной компании под руководством Дмитрия Козака. Кстати, про депутатские списки. Березовский мог воспользоваться тем, что партия новая, только что созданная, можно было заполнить проходные списки в Думу какими-то знакомыми, единомышленниками. Чтобы они потом заседали в парламенте и продвигали интересы Бориса Абрамовича. Ничего подобного. Его это вообще не интересовало. Он туда не засунул ни одного человека. И, вообще, чем ближе были выборы, тем меньше его интересовала партия, он уже придумывал что-то новое, более глобальное.

Партию возглавил Сергей Шойгу – человек яркий, харизматический, волевой, пользующийся поддержкой и доверием многих людей. Красивой была идея войти в список новой партии нашего трехкратного Олимпийского чемпиона Александра Карелина. Александр сам слегка походил на медведя – огромный, добрый, умный, но если кто его обидит!..

Главным аргументом оппозиции в борьбе против новой партии – то, что Березовкий имеет к ней какое-то отношение. Об этом трубили все оппозиционные СМИ. Мы в штабе в начале считали, что результат будет приличным, если «Единство» наберет около 10 процентов, то есть повторит результат выборов 1995-го года черномырдинского проправительственного НДР. Но мы тогда не могли предположить, насколько мощным оказался потенциал нового премьера Владимира Путина. После того как Путин объявил, что он поддерживает новую партию, рейтинг «Единства» взметнулся почти в два раза, с 8 % до 15 %. Последние пару недель еще больше переломили ситуацию. В результате окончательного подсчета голосов партия «Единство» набрала 23,3 %, меньше одного процента проиграв коммунистам. Это был удивительный результат.

Сейчас « Единая Россия» не любит вспоминать, что Березовский имел какое-то отношение к идее возникновения «Единства». Но история – есть история. Нельзя забывать тех, кто стоял у ее истоков. Иначе это напоминает Историю ВКП (б), которую каждый раз тщательно переписывали, когда очередной ее основатель оказывался врагом народа.

Березовского всегда интересовали большие, глобальные проекты. Например, после отставки Александра Лебедя в 1996-м году с поста секретаря Совбеза, все как-то про генерала забыли. Но не Борис Абрамович. Когда началась подготовка к выборам губернатора Красноярского края в 1998-м году, Березовский решил, что время пришло. Вот он, замечательный момент для возвращения Лебедя в большую политику. Березовский всегда считал, что у Александра Ивановича большой потенциал, и что он один из самых реальных кандидатов в президенты 2000-го года. И он всеми своим ресурсами – и человеческими, и материальными вложился в Лебедя.

Был создан один из самых сильных предвыборных штабов с очень талантливыми, креативными ребятами. Федеральный центр пытался поддержать действующего губернатора Валерия Зубова. Были направлены дополнительные средства на погашение долгов по зарплате. Приехали Алла Пугачева, мэр Москвы Юрий Лужков, многие другие поддержать Зубова. Но сам по себе Лебедь был настолько харизматичен и убедителен, а его кампания была столь мощной и эффективной, что вскоре сомнений уже ни у кого не было, кто победит. Может быть, помните интригу, которую штаб Лебедя незадолго до голосования закрутил в связи с приездом или не приездом Алена Делона в Красноярск, чтобы поддержать кандидата на выборах. Никто уже не понимал, при чем тут Делон, при чем тут Лебедь, при чем тут выборы. Но народ с замиранием сердца следил, приедет в холодный Красноярск из далекого Парижа тот самый Делон?

За пару дней до выборов Делон приехал, перед огромной многотысячной толпой красивый седой Ален Делон с изящным шарфом на шее появился на трибуне митинга, они с генералом обнялись. Выборы состоялись, Лебедь набрал 57 % голосов, у Зубова было 38 %. Березовский торжествовал. Администрация президента, Белый дом делали все возможное, чтобы поддержать Зубова. Но мы бесславно проиграли.

Почему я вспомнила этот эпизод? Несколько раз уже, вспоминая Березовского, говорила насколько он не командно действовал. У него было самонадеянное ощущение, что он понимает лучше, видит дальше, чем остальные, чем Юмашев, чем Волошин, чем Чубайс. Поэтому, когда с ним не соглашались, он не обращал внимания на мнение других и действовал сам.

Березовского, конечно, всегда волновал вопрос, кто будет президентом в 2000-м году. Это одна из причин, почему в 98—м году так плотно стал помогать Лебедю. Но через несколько месяцев их отношения испортились, Лебедь поменял почти всю команду, которую ему предложил Березовский. Их пути разошлись.

Расскажу другой эпизод, который очень точно характеризует Бориса Абрамовича. Это произошло в начале августа, когда папа окончательно принял решение, что Сергея Степашина он премьером не оставит, а назначит Владимира Путина. И вопрос стоял лишь в том, когда произойдет смена, в начале августа или позже, уже осенью.

Кстати именно тогда состоялся тот самый знаменитый спор между главой администрации Александром Волошиным и Анатолием Чубайсом, который потом многие в разных видах пересказывали. Но чаще всего пересказывали неточно. Спор был, действительно, яростным, шумным и отчаянным. Позиция Чубайса была следующей – Степашина ни в коем случае нельзя убирать. Это будет катастрофой для президента. Путин, безусловно, блестящий, идеальный кандидат. И он, Чубайс, прекрасно знает Владимира Владимировича еще по Питеру. Но Путина Дума никогда не пропустит.

После трех голосований – роспуск парламента. Коммунисты вместе с Лужковым и Примаковым на следующих выборах набирают твердое, может быть и конституционное большинство. После этого страна катится к катастрофе, вплоть до гражданской войны. Лучший вариант – слегка адаптированный к новым условиям коммунистический режим, с жестокой национализацией, закрытием границ, закрытием неугодных СМИ и т.д. Волошин же считал, что Дума Путина пропустит. И когда Чубайс спрашивал, откуда такая уверенность, аргументы у Волошина были следующие. Дума, говорил он, считает, что Путин слабый, никакой. Они его пропустят, потому что они не воспринимают его серьезно. Сейчас парламент мало волнует, кто будет накануне выборов премьером. Они уже заняты своими декабрьскими выборами в парламент. Так что, Волошин говорил, что он не видит серьезных угроз, и поэтому будет рекомендовать президенту назначать премьером Путина прямо сейчас. Спорили они так несколько часов. Друг друга ни в чем не убедили.

И тогда договорились о следующем. На следующее утро Волошин попросит президента встретиться и с ними двумя – Чубайсом и Волошиным, чтобы у президента была возможность выслушать оба мнения. И если президент решит оставить Сергея Степашина, тогда Волошин попросит президента, чтобы Чубайс возглавил администрацию и довел вместе с президентом президентские выборы 2000-го года до конца.

Поэтому когда сейчас рассказывают историю о том, что Чубайс был против Владимира Путина – это неправда. Он лишь считал, что риски такой смены слишком велики.

Но, вернемся к Борису Абрамовичу. Пока шли вот эти горячие дискуссии, он предпринял свой ход. В тот момент папа отправил Путина в отпуск (тогда он был директором ФСБ, секретарем Совета безопасности). Я думаю, отправил специально, понимая, что осенью ему будет уже не до отпуска. И поэтому все эти споры, разговоры, дискуссии проходили без Владимира Владимировича.

Березовский, не говоря ни слова ни Волошину, ни Юмашеву, никому, рванул туда, где Владимир Владимирович отдыхал (видимо, позвонил, сказал, вопрос жизни и смерти, надо встретиться). Он приехал и сказал о том, что принято решение, он, Путин, будет премьером. И кандидатом в президенты.

Тут надо иметь ввиду, что до этого с Путиным никто конкретно на эту тему не говорил. Были частые встречи папы с ним. Наверное, Владимир Владимирович что-то мог чувствовать. Но конкретного разговора не было. И глава администрации Волошин также, не имея полномочий от президента, с Путиным на эту тему не говорил. А тут врывается Борис Абрамович, как добрый вестник. С судьбоносным известием.

Еще раз повторяю, об этом визите никто не знал. Он тщательно этот факт скрывал, даже когда выборы уже состоялись. Я узнала об этой поездке лишь несколько лет спустя, прочитав об этом визите в интервью с уже уехавшим из России Березовским.

В этом – весь Березовский. Знал, что не имел ни полномочий, ни права ехать. Но поехал. Чтобы у Путина возникло ощущение, что именно Березовский к этому решению имеет отношение. Чтобы будущий президент навсегда был благодарен именно ему. Что именно Березовский, можно сказать, творец будущего президента.

Чем закончились все эти истории, вы знаете. Папа не прислушался к мнению Чубайса. Позицию Анатолия Борисовича Волошин тщательно пересказал, а с самим Чубайсом папа встречаться не стал. Сергей Степашин был отправлен в отставку, исполняющим премьера был назначен Владимир Путин. Дума с первого же голосования утвердила его в должности премьер-министра. В марте 2000-го года на президентских выборах он набрал больше 50% голосов. И стал вторым президентом России.
Борис Абрамович очень быстро поругался с Путиным и Волошиным, и уехал в Англию.               

Татьяна Юмашева, t-yumasheva.livejournal.com, фото skandaly.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform