16+

Cтратегические инвесторы в Петербурге объявлены вне закона

26/03/2013

Cтратегические инвесторы в Петербурге объявлены вне закона

В Петербурге - скандал. Стратегические инвесторы, которых настойчиво зазывал Смольный при Валентине Матвиенко, могут лишиться своего статуса, а также главной льготы, обещанной им городом, - целевого выделения земли и зданий. Арбитражный суд вынес решение, которым признал незаконным само понятие «стратегический инвестор». Но в деле еще не поставлена точка.


         Судьбоносный процесс в  Арбитражном суде Петербурга и Ленобласти затеяло петербургское Управление федеральной антимонопольной службы (УФАС). Оно потребовало признать недействующими нормы городского закона, в соответствии с которыми Смольный мог без конкурса передавать городское имущество – земли и здания – тем, кого сам же признает стратегическим инвестором. Этот закон № 282-43 был принят еще в 2004 году. Он называется «О порядке предоставления объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции».

Кроме того, УФАС замахнулось  и на священных коров – самих стратегических инвесторов, потребовав признать незаконным само понятие – «стратегический инвестор».

В судебном процессе, который начал УФАС, нет ответчиков. Вместо них есть заинтересованные лица (это юридический термин), в качестве которых  выступают:

-  Губернатор Георгий Полтавченко;
– Законодательное собрание Петербурга;
– Прокуратура города.
Губернатор и парламент  играют на одной стороне -  против УФАС, заявленные управлением требования они не признали. Прокуратура, наоборот, поддержала доводы антимонопольщиков.

По мнению УФАС, некоторые нормы городского закона «О порядке предоставления объектов недвижимости… для строительства и реконструкции» нарушают федеральные законы «О защите конкуренции», «Об инвестиционной деятельности» и Земельный кодекс. Речь идет как раз о нормах, дающих преференции стратегическим инвесторам в получении без конкурса объектов недвижимости.

В случае победы УФАС, с десяток крупнейших компаний, реализующих сегодня проекты на территории Петербурга на особых условиях, смогут лишиться и полезного статуса «стратегический» и «особых условий». А тем, кто только планировал зайти на петербургский рынок, рассчитывая на этот статус и сопутствующие преференции, придется играть на общих основаниях

Суд согласился с доводами петербургского управления ФАС. И решил, что целевое предоставление госимущества стратегическим инвесторам дает им «преимущества, которые не имеют обычные инвесторы, что является нарушением», а также приводит к «недопущению (ограничению) конкуренции». Тем самым суд признал, что в Петербурге восемь лет подряд нарушались федеральные законы и конкуренция была нечестной.
Чтобы прийти к такому непростому с политической точки зрения выводу, судьям потребовалась солидная доказательная база. Были собраны заключения едва ли не от всех федеральных ведомств, имеющих отношение к инвесторам и конкуренции:

-письмо Генеральной прокуратуры РФ 02.03.2011 № 73/1-1871-2010,
– письмо Минэкономразвития РФ от 02.03.012 № 3675-ЛА/Д22,
– письма ФАС России от 18.11.2010 № ИА/40335 и от 09.11.2010 № АК/38564,
– письмо Минрегион России от 06.12.2010 № 40980-ИП/08,
– экспертные заключения ГУ Минюст РФ по Санкт-Петербургу № ПЭ-69-з от 27.06.2012 и № ПЭ-116-з от 08.11.2012.

15 февраля 2013 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти удовлетворил требования городского антимонопольного ведомства.

В Смольном, понятно, с таким решением не согласились. Губернатор Полтавченко написал  кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд. 18 марта суд жалобу принял к производству  и назначил новое судебное разбирательство – на 9 апреля.

Георгий Полтавченко также попросил приостановить исполнение решения Арбитражного суда от 15.02.2013. Свою просьбу он объяснил тем, что «вынужденное прекращение процесса предоставления целевым назначением объектов… по которым уже поступили заявки от потенциальных инвесторов и начата подготовка документов…  влечет нарушение сроков принятия решений … и убытки инвесторов».  Аргументы суд убедительными не посчитал. И в ходатайстве Георгию Полтавченко отказал.

Справка

Стратегический инвестор – инвестор, принимающий участие в реализации инвестиционных проектов, имеющих особое значение для социального, экономического, культурного и иного развития Санкт-Петербурга.
Закон Санкт-Петербурга № 282-43

Перечень стратегических инвесторов Санкт-Петербурга

1. ОАО «Северсталь».
2. ЗАО «Терра Нова».
3. Шанхайская заграничная объединенная инвестиционная компания.
4. Компания «Тойота Мотор Корпорейшн».
5. ОАО «Газпром» и (или) ООО «Петербургтеплоэнерго».
6. ООО «Дженерал Моторз Авто».
7. ЗАО «Русская Содовая Компания».
8. Компания «Ниссан Мотор Ко., ЛТД.» и (или) ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС».
9. ОАО «Юго-Западная ТЭЦ».
10. ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат».
11. Компания «Хендэ Мотор Компани» и ООО «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус».
12. ООО «Главстрой-СПб».
Источник: Комитет по инвестициям

«Могут отобрать все назад»

Александр БЕЛЯЕВ, глава петербургского УФАС:

-  На наш взгляд, это решение очень важное, хотя и не окончательное, потому что еще предстоит разбирательство в кассационной инстанции. Поэтому я пока не хочу ничего комментировать, чтобы это не давило на решение судей...

- Закон, нормы которого вы оспариваете, действует с 2004 года. Почему разбирательства начались  только сейчас?
- Мне трудно сказать, я работаю в управлении всего год. Но я обращал внимание на прошлых заседаниях правительства на противоречие этого городского закона федеральному. Кроме того,  мы уже вели судебные разбирательства по конкретным делам. Например, по поводу предоставления зданий на Марсовом поле «Ленэнерго», здания на Мойке и так далее. Мы их, к сожалению, проиграли. И тогда я пообещал, что мы перестанем рассматривать конкретные проявления этого нормативного акта поштучно, а будем просто оспаривать его целиком. Думаю, это более эффективно. Полагаю, что нынешнее дело мы доведем до завершающей стадии.

- Если решение будет в вашу пользу, и оно вступит в силу, означает ли это, что сам статус  «стратегический инвестор» будет не законным?
- Да, означает.

-  Как после этого, на ваш взгляд,  изменится инвестиционный климат в городе?
-  В городе должны быть созданы условия для того, чтобы и объекты недвижимости, и земельные участки предоставлялись на прозрачных условиях. Важно, чтобы эти решения могли быть видны общественности. Не где-то там – тайно! – приниматься чиновниками, когда объявляется кто-то стратегическим инвестором и получает здания без конкурсной процедуры. Все должно регулироваться общими условиями и быть открыто, честно и справедливо.

- Решение суда будет касаться только новых инвесторов или распространится на все прежние постановления, принимавшиеся по оспариваемому закону с  2004 года?
-  К сожалению, оно не будет касаться старых решений. Но, возможно, оно станет основанием для внесения, скажем, в Высший арбитражный суд протеста, например, Генеральной прокуратуры на принятые ранее решения и так далее. То есть, возможны варианты.

-  И за этим может последовать и отмена всех прежних решений о целевом выделении зданий, участков и т. п.?
- Да. Признание нормативного акта незаконным может повлечь пересмотр прежних решений, но только в судебном порядке.

-  То есть у стратегических инвесторов могут отобрать все назад?
- Это не простая процедура. Например, по частным делам Высший арбитражный суд нам отказал в принятии этих дел к рассмотрению. Но могу сказать, что были случаи, когда мы доходили до Европейского суда по правам человека. Так что разные могут быть варианты.

«Чиновникам нечем торговать, кроме земли»

Алексей КОВАЛЕВ, депутат петербургского ЗакСа:

- Очень хорошо, что такое решение приняли! Более того, мы требуем чтобы вообще не было никаких инвестиционных соглашений, а только исключительно продажа земли на торгах. У нас в городе нет инвестиционного климата. Потому что нет инвесторов. У нас приходит компания, платит гроши за инфраструктуру, получает земельный участок в аренду и строит на нем, что хочет. Потом выкупает участок за кадастровую цену, которая до последнего года была просто смехотворной. И получает на проекте прибыль 50% и выше.

Мы проводили расчеты по открытым данным, сколько например, составила прибыль инвестора по жилищному комплексу «Монблан». 250 процентов! Вопрос: почему им дают этот участок?  Дураков ведь нет,  отдавать в убыток для города просто так кусок земли. А потому что прибыль пилится между тем, кто дал, и тем, кто получил. Компания заработала, например, 7 миллионов прибыли, и понесли из них четыре в Смольный. Это – не инвестиционная деятельность. Это деятельность по приватизации земли, практически бесплатной, в интересах определенных лиц. А когда земля выделяется целевым назначением, то чиновники напрямую говорят: «Мы тебе дадим, а ты  нам столько-то заплатишь». А если через конкурсы – им приходиться придумывать, как обойти эти конкурсы.

Поэтому схема любого, так называемого, инвестиционного предоставления земельных участков, должна быть ликвидирована в корне. Эта система не может существовать без откатов чиновникам, потому что для того чтобы отчуждать госимущество за гроши, нужно иметь какую-то мотивацию. Эта схема коррупциогенна, заведомо преступна и противоречит интересам города. Поэтому решающую роль играет не конкурс, а цена земли. Надо переходить на аукционные торги со стартовой ценой, приближенной к рыночной стоимости.

Сам я никого за руку не хватал, мои рассуждения являются моделью. Но надо быть вообще идиотом, чтобы не понимать, откуда у чиновников деньги. Им же нечем больше торговать – у нас ничего нет, кроме земли. И такая схема по всей стране. Чиновникам выгодно иметь как можно больше неразмежеванной земли, которую можно было бы свободно нарезать, чтобы ею торговать. И не случайно в Московской области глав муниципальных образований убивают сейчас чаще всех.

«Конкуренция не должна стоять выше других ценностей»

Михаил БРОДСКИЙ, член правительства СПб, представитель губернатора в ЗакСе:

- Инвестиционный климат измениться в худшую сторону, это ясно. Мне кажется, это существенное ограничение свободы города. Есть такое мнение, что это противоречит закону о конкуренции и другим. Но как экономист я не согласен. Это наносит вред экономическому росту в государстве. Конкуренция, конечно, должна быть, но не думаю, что она должна стоять выше других ценностей. Мне представляется, что стратегические инвесторы — это инвесторы, с которыми город вступает в равные партнерские отношения.  И такая категория – с особенными привилегиями, на мой взгляд,  нужна.

В отношении стратегических инвесторов, мне кажется,  работает такая нравственная норма, когда мы, скажем, покупаем какую-то вещь с известным лейблом, уже заслужившим авторитет в разных странах. Я тут вижу некую аналогию с фирмой, которую мы признаем стратегическим инвестором. Эта фирма должна иметь заслуженную устойчивую репутацию, и мы можем заключить с ней стратегическое соглашение и  платить немножко дороже за те услуги, которые они нам окажут. Мне кажется, это правильно, и любая модница меня поймет. 

Модницы любят, когда пришит лейбл «Версаче» или «Армани», и эти вещи стоят дороже. Я вот сталкиваюсь на рынке с такими вещами, что вот, скажем, есть модели Армани... Но Армани же сам их не шьет, он распространяет заказы по фабрикам. И не исключено, что эта фабрика шьет сама по тем же лекалам, что разработала фирма «Армани», но не под именем Армани. И такой костюм стоит в три-четыре раза дешевле. Хотя он абсолютно ничем не отличается: тот же материал, тот же крой, та же фабрика-изготовитель. И тем не менее, многие предпочитают покупать подлинный «Армани». Вот как человек устроен. В этом ряду, мне кажется, лежит и идея о стратегических инвесторах.

Вот, хочу я иметь дело с этой фирмой, потому что знаю, что она качественно строит.  Да, она просит дороже на 10%, но если бы  я представлял собственную фирму, то заключил бы контракт с ней. А если я – государство, то, к сожалению,  должен буду выбрать самое дешевое. А что такое самое дешево? Обычно, это самое плохое. И если мы будем выбирать самых дешевых мужей, самых дешевых жен, самых дешевых ученых, самые дешевые машины, то как мы будем  выглядеть? Я думаю, что исключительно неприглядно.                     

Мария ГОРДЯКОВА









Lentainform