16+

«Если Исаакиевский собор и отдадут церкви, надеюсь, это произойдет после моей смерти»

02/04/2013

«Если Исаакиевский собор и отдадут церкви, надеюсь, это произойдет после моей смерти»

В среду петербургские депутаты, слегка поскандалив, приняли в первом чтении поправки в Устав Петербурга, согласно которым в список петербургских традиций (сейчас туда входят сохранение памяти жертв войн и революций, свобода совести и выстрел пушки Петропавловской крепости) добавляется полуденный звон колокола на Исаакиевском соборе.


            Инициатором этого нововведения, как говорят, был директор собора Николай Буров. Online812 поинтересовался у него, так ли это, а также – когда Смольный собор, входящий в комплекс музея-памятника «Исаакиевский собор», отдадут церкви.

- Инициатива внести поправки в Устав Петербурга про традицию ежедневного колокольного звона на Исаакиевском соборе принадлежит вам?
- Наша инициатива была возродить колокол. У нас родилась идея полуденного звона, это не имеет отношение к богослужению, это имеет отношение к памятнику архитектуры. Хорошо, что Законодательное собрание разработало поправки в Устав с тем, чтобы сделать такой звон обязательным. Сегодня в епархии говорят, что это их инициатива. Мне все равно чья – у любой победы всегда много родителей.

- Но традиции-то такой нет, зачем вносить ее в Устав? Тем более что звонить в колокол вам в любом случае никто не мешает.
- Любая традиция когда-то рождается. Если ее не родить сейчас, традиции не будет.

- Традиция сначала рождается, потом приживается и только потом документируется. А у нас получается наоборот.
- Если завтра меня освободят от должности директора и на мое место придет кто-нибудь другой, кто не мечтает так, как я, то и звона не будет. А мне бы хотелось, чтобы он был обязательным, как выстрел из Петропавловской крепости.

- Уже окончательно решено, что Смольный собор будет передан РПЦ?
- 1 марта принято постановление городского правительства о передаче церкви ряда объектов, в том числе Смольного собора. Но, я надеюсь, это произойдет после того, как будет исполнено требование закона о предоставлении музею равноценных помещений, в данном случае – для концертной и выставочной деятельности. Жду от города помощи в подборе соответствующих помещений и спокойном переезде, которая позволит сохранить лучший в Европе камерный хор Смольного собора, крупнейший в Европе цифровой голландский орган. Я не делаю из этого решения никакой трагедии – возможно, музею будет лучше в нецерковном пространстве, где мы окажемся чуть-чуть свободнее в нашей деятельности.

- А как ограничивает вашу деятельность нахождение в церковном помещении?
- В Смольном соборе есть действующий придел (боковая часть храма с отдельным алтарем. – А. М.), и мы не можем делать все, что хотим. Нельзя танцевать, надо серьезно оценивать концертный репертуар. Целый ряд внутренних ограничений, они существуют и у меня как у христианина. С прошлого года у нас ежедневные службы, это влияет на концертную деятельность, много ограничений по времени – посты и т.д.  С другой стороны, есть неудобства и для прихода, который тоже хотел бы себя свободнее чувствовать.

- Сколько стоит содержание собора?
- Коммунальные платежи в прошлом году составили 30 миллионов. Но для такого большого помещения необходим еще штат обслуживающих специалистов, это дополнительные расходы. Пока мы все оплачиваем – когда уйдем из собора, это ляжет на епархию. Музей зарабатывает деньги в Исаакиевском соборе и Спасе-на-Крови, а Сампсониевский и Смольный  – убыточные предприятия.

- Вам уже предложены альтернативные помещения?
- Пока идут обсуждения на уровне полувозможного. Что один адрес, что другой на деле не такие серьезные, потому что непонятно, когда оттуда выедут те, кто в них сейчас сидит. Поэтому называть эти адреса пока не хочу. Вообще найти подходящие помещения очень трудно. Но есть пространства, которые раньше были театральными. И если церкви возвращают соборы, почему бы и нам не вернуть то, что когда-то было театрами?

- Это вы о чем?
- Не в моих интересах сейчас называть адреса.

- Следом за Смольным у вас могут попросить передать епархии Сампсониевский или Исаакиевский соборы?
- Я до сих пор не встречал в епархии людей, не дружащих с разумом и умением считать. Содержание Исаакия – это не содержание Смольного. Исаакий не случайно и до революции был государственным – никакой общины не хватит, чтобы его содержать и, самое главное, реставрировать. Тот оборот, который делаем мы, возможен только в музейном пространстве. Если вдруг такое произойдет, я надеюсь, это произойдет после моей смерти.

- Говорят, это вы рекомендовали Василия Панкратова на пост главы Комитета по культуре?
- Последняя моя рекомендация звучала в сентябре, тогда были другие имена. Порекомендуешь, потом несешь на себе крест ответственности. Если главой станет Василий Панкратов, я его хорошо знаю, надеюсь, он будет в состоянии взять на себя весь этот груз ответственности.

- То, что у комитета так долго не было председателя, как-то сказалось на культурной сфере города?
- Я пострадал меньше, чем кто-то другой, потому что мы достаточно автономны. А кому-то очень не хватало председателя. За этот год было много моментов, когда нужна была индивидуальная ответственность того, кто принимает решения.                      

Антон МУХИН











Lentainform