16+

«Если Ольга Голодец захочет меня найти, то помочь ей в этом сможет только «Гугл»

09/04/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Вице-премьер российского правительства Ольга Голодец на минувшей неделе призналась, что потеряла из виду 38 миллионов россиян. Это такой скандал, что сообщить о нем коллегам-министрам она не решилась, а сказала коллегам-ученым – на четвертой международной научной конференции по экономическому и социальному развитию, которая прошла в Москве.


           Из 86 миллионов человек трудоспособного возраста 38 миллионов «непонятно где заняты, чем заняты, как заняты». И создают тем самым серьезные проблемы для общества.

Глумливый «Твиттер» сразу же, конечно, заверещал, что ясное дело, кто эти опасные для общества люди, которые непонятно, чем заняты. Депутаты, их помощники, сенаторы, министры, их начальник, который нам не Димон, и другие официальные лица. Их много. Но 38 миллионов, боюсь, не наберется.

Опасливый «Фейсбук» проинтерпретировал высказывание вице-премьера в смысле возрождения борьбы с тунеядцами. В «Фейсбуке» в последнее время вообще сплошное дежавю: то героев труда обсуждают, то возврат школьной формы – и все в тональности «ужос-ужос».

Возможная борьба с тунеядцами, конечно, не радует, но Голодец все же вела речь о другом. Она сетует, что опасные для общества 38 миллионов работают в секторах, которые ей «не видны и не понятны». Поэтому чем присоединяться к беспокойству «Фейсбука» я лучше расскажу вице-премьеру, где этих опасных увидеть.

Начну, например, с себя. Если Ольга Голодец захочет меня найти, то помочь ей в этом сможет только «Гугл» – по всяким социально-трудовым ведомостям я не прохожу, и трудовая моя книжка лежит в ящике стола неприкаянная. И не только потому, что любой негосударственный работодатель первым делом спрашивает, нельзя ли нам в наших трудовых отношениях как-нибудь обойтись без нее. Даже когда я работаю совершенно официально, по договору (вот как в данный момент), работа моя правительству совершенно не видна.

Читателям, вероятно, видно, чем я занимаюсь. И редакторам во всяких издательствах тоже видно. Но правительству сектора, в которых я тружусь, не видны и не понятны. Поэтому трудовой стаж оно мне не считает, декретный отпуск и отпуск по уходу за ребенком не оплачивает, хотя налоги и отчисления в Пенсионный фонд с договоров собирает исправно.

Нас таких журналистов, переводчиков и прочих «творческих работников» 38 миллионов, конечно, не наберется. Но если Ольга Голодец глянет окрест себя и спросит, в каких секторах трудится, например, ее домработница или, скажем, гипотетическая няня ее гипотетических внуков, то истина начнет понемногу приоткрываться.

Прибавим сюда программеров, дизайнеров, мастеров по ремонту чего угодно и прочих сознательных фрилансеров, которым плевать на отсутствие стажа и перспективу неполучения государственной пенсии в пять тысяч рублей в отдаленном будущем, и станет ясно, что искать, в общем, некого. Все при деле.

Тут хочется, конечно, сделать вывод, что если бы правительство работало над созданием понятной системы социального страхования, а Дума принимала бы нужные законы (например, о фрилансерах) вместо того, чтобы ассиметрично отвечать американцам на акт Магнитского, то проблему можно было бы решить довольно быстро. Но это негосударственный подход. Потому что государственный требует сокращения числа существующих сейчас на бумаге рабочих профессий (их более 8 тысяч) и подготовки – при участии общества, заметьте! – 800 стандартов для разных специальностей.

Тогда, считает вице-премьер, она нас всех увидит. Думаю, начать надо с трудового стандарта для авторов чиновничьих диссертаций – а то из рук вон плохо работают в последние десять лет, все время списывают и ставят кандидатов и докторов в неловкое положение. Общество с удовольствием в этом благом деле поучаствует.                  

Ранее:

«ГТО надо обязательно переименовать: Готов к Исполнению Воли Божьей»
«Российское правительство, конечно же, не прислушалось к голосу разума»
«Право граждан на участие в выборах заканчивается, когда опущен бюллетень в урну. Дальше – не их собачье дело»
«460 жителей села Любавичи ждут не дождутся книг Шнеерсона»
«Я не нашла разницы между вурдалаками в парламенте и столичной интеллигенцией»











Lentainform