16+

Как я заполнял налоговую декларацию. Личный опыт

10/04/2013

Как я заполнял налоговую декларацию. Личный опыт

Помните, у Булгакова в «Театральном романе» артистка Пряхина, когда ее просят поставить в анкете год рождения, возопила: «Ах, пишите вы сами, пишите, я ничего не понимаю в этих делах!» Это, в сущности, формула взаимоотношений большинства из нас с любыми бюрократическими структурами.


           Например, человеку, который получал деньги в нескольких местах (а это, как правило, люди так называемых свободных профессий, тех, кого за Западе зовут artist), заполнить налоговую декларацию не проще, чем отделить мешок гречи от мешка риса. Потому существуют специально тренированные люди, которые за определенное вознаграждение делятся с гражданами знанием – поистине сакральным. Ибо если вы решили подать декларации сразу за три года (что возможно) – они будут разными: каждый год неутомимые налоговики что-то меняют в формах своего изощренного крючкотворства. Зато никто не скажет, что они погрязли в рутине и относятся к делу без креативного огонька. На то и инспектор в пруду, чтоб налогоплательщик не дремал!

Знание – именно тайное. Начальство полагает, что о нововведенных обязанностях обыватель должен узнавать воздушно-капельным путем. «С первого числа то-то!» – «Это откуда известно?» – «По телевидению объявляли!» А если я не смотрю телевизор? Никто в нашей стране не заморачивается: мол, уважаемый имярек, спешим известить Вас, что теперь такой порядок. А уж о наших правах и подавно никто не распространяется: незнание гражданином прав совершенно освобождает государство от ответственности за их исполнение.

Получаю гонорар. Извиняюсь: не вижу, где расписаться, – сделал лазерную коррекцию зрения, близорукость исчезла сразу, но ближнее зрение еще не восстановилось. За долгие годы привык, что все, к кому у тебя какая-нибудь канцелярская нужда, – враги рода человеческого. В том числе сотрудники бухгалтерий. Оказывается, не все – есть и друзья. Тетенька говорит: «Так вы же можете получить налоговый вычет за лечение. Сколько вы заплатили?

Ага, сейчас посчитаю, вам должны вернуть…» Сумма получается небольшая, но ведь это деньги не за труд, а просто из воздуха – надобно только собрать бумажки. «Как это ты не знал, что есть такая норма в Налоговом кодексе?» – спросите вы. Ну да, не знал. Не имею обыкновения читать этот документ на ночь. И не сообщи мне про то заботливая женщина, не ведал бы и до сих пор.

Дальше – больше. Один добрый человек заполняет за меня эту чертову декларацию за позапрошлый год. И говорит: положен стандартный вычет. Это еще что за зверь такой? Оказывается, государство, про которое мы привыкли думать плохо, предусмотрело возврат денег просто за то, что ты заработал больше определенной суммы и заплатил с нее налоги. Правда, с прошлого года эту христолюбивую норму отменили.

Мало того. Чем дальше в лес – тем, как водится, больше партизан. По соседству со статьей НК про вычеты для инвалидов, вдов и сирот, чад и домочадцев располагается еще одна статейка, а именно 221-я, где предусмотрен профессиональный вычет: ежели ты в процессе создания произведения потратился – подтверди расходы и плати налог меньше на эту сумму. А если не подтвердишь – по нормативу: за книгу или там эссе 20%, за скульптуру и фотографию 30, а за симфонию или даже «произведение для духового оркестра» – аж все 40! (Почему, интересно, законодатель полагает, что композитору сочинять балет вдвое труднее, чем писателю роман? Наверно, потому, что буквы знают почти все, а ноты – лишь некоторые.)

Мой экономический консультант-доброхот исследует собранные справки НДФЛ (тем, кто не силен в канцелярите, поясняю: налог на доходы физических лиц. Сам недавно выучил) – оказалось, из 9 организаций, воспользовавшихся плодами моих авторских трудов, этот вычет произвели лишь в одном издательстве. Мало того, сразу в двух телекомпаниях оформили не авторский договор, а договор подряда, как если б я у них, допустим, полы мыл (хотя им это абсолютно ничем не выгоднее, наверно, просто лень было вместо привычного файла распечатывать какой-то другой). Но – коллеги «творческие работники», кто из нас изучает с лупой все эти договоры и акты передачи прав на произведение? Подмахиваем не глядя: читать скучно, а кадровикам виднее, правда ведь?

Но тут уж я, следуя совету своего налогового гуру, решаю подумать о годе текущем. Пишу в одно издание: как получить профессиональный вычет? В ответ – образец заявления: заполняю, посылаю. Звоню в другое: «Мы такой вычет не предоставляем». – «Как это? Черным по белому написано в Налоговом кодексе, который вообще-то Закон Российской Федерации, обязательный к исполнению!» – «Позвоните через неделю, я проконсультируюсь». Через неделю бухгалтерская барышня говорит: она узнала – да, таки можно. Но если в бухгалтерии огромного издательского дома не открывали кодекс, который регламентирует их деятельность, – значит, бесчисленные журналисты, фотографы, дизайнеры и прочие авторы произведений об этом вычете и подавно не в курсе… Такие дела. Как говорит один знакомый строительный магнат, когда у него на совещании сотрудники начинают сетовать, что, мол, опять и тут чиновник согласование не подписал, и там волокита: «Господа, мы на родине».

…Рассказывают, в советские времена в кино директора картин не любили Олега Даля. Потому что он знал КЗОТ и всякие инструкции, согласно которым, например, за съемку на высоте должны были платить дополнительно, и если ты сидел в кадре, допустим, на барном табурете выше полутора метров – подпадал под эту норму. Но никто, разумеется, ее не выполнял, потому что тогда актеры не читали Кодекс законов о труде точно так же, как сейчас не читают налоговый. Кроме Даля.

У Чехова есть рассказик «Размазня»: барин решает проучить мягкотелую гувернантку и предъявляет ей расчет – с вычетом за разные мнимые провинности и вымышленные долги от положенных 80 рублей остается 11. «Она взяла и дрожащими пальчиками сунула их в карман.

- Merci, – прошептала она…
– Но разве можно быть такой кислятиной? Отчего вы не протестуете? Чего молчите? Разве можно на этом свете не быть зубастой? Разве можно быть такой размазней?»
Ага. Вот и я про то же.                     

Дмитрий ЦИЛИКИН











Lentainform