16+

«А как хорошо было при прежнем командире, которого звали Дима...»

23/04/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Как известно, революции начинаются, когда верхи не могут, а низы не хотят. По поводу низов мы ничего не знаем, а вот один из верхов так замучился, что больше не может. Имя мученика - Игорь Шувалов. Вице-премьер и самый богатый член правительства. Он учинил бунт. Ему мерещатся перегибы в борьбе с коррупцией.


          – Мне кажется, дошло до того, что стали приниматься не совсем разумные нормы поведения, касающиеся какой-то зарубежной собственности и т. д.

Больше всего вице-премьера Шувалова возмущает, что людей, без лести преданных Родине и престолу, обижают больше, чем оппозиционеров.
– Если ты сходил на митинг, то тебя сажать нельзя, а если ты во власти – не важно, украл ты или нет, – надо тебя посадить.

Тут, конечно, несколько вольная трактовка фактов. Нельзя сказать, что участников митингов не сажают. Равно как и нельзя сказать, что тех, кто на самом деле во власти, сажают. Но нам важно, что вице-премьер осмелился критиковать неразумные инициативы, исходящие от самого президента Путина. 

По этому поводу хочу рассказать историю.

Учились мы на военной кафедре. Командиром нашего взвода был Максим Резник, нынешний депутат Законодательного собрания. А под конец обучения у нас сменился куратор. Подполковника заменил майор.

Майор был интеллигентным, что, впрочем, не добавляло ему ума. Он работал над кандидатской диссертацией по психологии. Доказывал, что любое ничтожество можно – при желании – сделать уважаемым человеком. Это было задолго до того, как Медведев стал президентом, так что идея выглядела не бесспорной.

Майор-психолог снял Резника и назначил командиром студента по имени Дима. Дима имел рыжие волосы, носил усы и считался придурком. Его даже на пьянки не приглашали. С этим командиром мы и приехали на военные сборы.

На сборах нашей компании жилось очень хорошо. Дима почему-то нас боялся. Назначал в наряды только с нашего согласия. Никогда не спорил и лишь слегка раздражал постоянным заискиванием.

Каждый вечер мы ходили в увольнительную. Увольнительные подписывал старший лейтенант Шиман, выпускник биологического факультета. Он тоже нас боялся. Не так сильно, как прапорщика Соковича, но побаивался.
– А что по поводу вашей увольнительной думает командир взвода? – робко спрашивал Шиман.
– Он согласен, – отвечали мы и шли в Лахденпохью пить пиво.

Но однажды подполковник, наш бывший куратор, учинил разнос. И приказал разжаловать Диму, а командиром временно назначить Резника.

Первым делом Резник велел убрать с видного места банку с чаем, которая и послужила поводом для отставки Димы. Мы нехотя убрали.
– Сегодня мы в увольнительную не пойдем, – сказал Резник.
– Почему?
– На несколько дней мы должны стать образцовым взводом. Тогда меня назначат не временным, а постоянным командиром.
Мы покривили рожи, но от увольнительной отказались.

После отбоя Резник заявил:
– Сегодня мы водку пить не будем. И песен петь не будем. Вот когда меня утвердят командиром, тогда мы заживем вольготно.

А мы и так жили вольготно. До того как Резника назначили временным командиром. Нас вполне устраивало житье при Диме. А житье при Резнике как-то не радовало.
– Резник – друг, но вольности дороже, – рассудили мы.
На следующий мы с приятелем маршировали, слушая плеер. Один наушник в его ухе, а другой – в моем.

Подполковник, как и предполагалось, пришел в бешенство. Резника разжаловали. Он полез в драку. Со мной. Потому что приятель был гораздо здоровее Резника. Драка прошла без последствий, зато командиром снова стал Дима. И мы снова каждый день ходили в Лахденпохью, а в наряды не ходили.

Надеюсь, мораль истории ясна.
Президент Путин посылает месседж чиновникам:
– Вы должны прекратить воровать. Тогда у нас поднимется рейтинг и меня переизберут на четвертый срок. И на пятый, и на шестой, и на седьмой.
А зачем чиновникам Путин, если нельзя воровать? Какой смысл в его президентстве? Никакого. Так же как нам не было никакого толку в командирстве Резника. 

По информации ИТАР-ТАСС, 30 депутатов Госдумы развелись с женами перед подачей декларации о доходах. Чтобы не указывать имущество жены. То есть борьба с коррупцией покусилась на самое святое – на семью. Рушатся семьи, рушатся судьбы. А как хорошо было при прежнем командире. Которого, кстати, тоже звали Дима.               

ранее:

«Почему я в угоду депутатам должен, прошу прощения, отрезать своей собаке яйца?»
«Чем закончился мой разговор о смысле жизни с водителем»
Зачем Юрий Лужков сочинил пьесу про Сократа
Что труднее выбрать: депутата, пиво или стоматолога?
Кто виноват в том, что танцор Дмитриченко заказал худрука Филина











Lentainform