16+

Насколько опасно переливание крови в Петербурге

24/04/2013

Насколько опасно переливание крови в Петербурге

В 5-й детской больнице почти полуторагодовалой девочке перелили кровь ВИЧ-положительного донора. О том, что донор инфицирован, узнали почти сразу и начали противовирусную терапию. Через две недели после переливания исследования показали, что вирус в крови ребенка не обнаружен.


           Следующее исследование будет выполнено на днях. Только после этого родители и врачи узнают, заражена девочка или ее удалось уберечь от вируса иммунодефицита. Online812 разбирался, случившееся – уникальный случай или трагедия может ли повторяться?

Ротавирусную инфекцию перепутали с перитонитом

В ДГБ № 5 ребенка доставила «Скорая помощь» 27 февраля с симптомами ротавирусной инфекции – одного из самых распространенных заболеваний у детей в возрасте до двух лет. Городская прокуратура сообщила о том, что 4 марта девочку выписали из больницы, а на следующий день родители привезли ее обратно и настояли на осмотре хирурга и рентгене. У ребенка обнаружили омертвление тканей стенок кишечника, разлитой перитонит. А в ходе экстренной операции в кишечнике ребенка обнаружили 6 магнитов – частей игрушки под названием «Неокуб». Как позже сообщил отец девочки, после операции она в течение 10 дней была без сознания. Через несколько дней результаты анализов показали низкий уровень гемоглобина (анемия), и лечащий врач принял решение о переливании ребенку эритроцитарной массы.

Что не так сделал врач. Версии

Городская больница № 5 и ее врачи с прессой не общаются. Главный врач Александр Голышев от комментариев отказался. Поэтому существует несколько версий на тему «Почему врач выбрал именно эту кровь, а не любую другую, проверенную, если кровь, которая подходила ребенку в больнице была?».

Версия № 1, основанная на слухах
Кровь для ребенка сдал родственник, поэтому врач выбрал именно ее, несмотря на то, что окончательного вердикта по поводу ее безопасности не было. Родственник – первичный донор – не знал о том, что инфицирован ВИЧ.

Версия № 2, основанная на выводах комиссии, созданной в Комитете по здравоохранению для расследования этого чрезвычайного происшествия
В клинике компоненты крови для гематрансфузий хранятся в двух шкафах (холодильниках). В одном – полностью обследованная. Это значит, что кровь обследовали в учреждении, не обнаружили в ней опасных для жизни инфекций, а затем обследовали в лаборатории Городской станции переливании крови и получили подтверждение о ее безопасности. В другом шкафу хранятся компоненты крови, которая считается необследованной, поскольку протестирована только учреждением, и по поводу которой еще не получены результаты исследования с Городской станции переливания крови. Врач по ошибке взял кровь из второго холодильника.

Версия № 3, основанная на технических проблемах
По мнению Светланы Трофимовой, заведующей отделением переливания крови Городской больницы № 31, возможно, трагедия в детской больнице произошла из-за несовершенства программного обеспечения станций и отделений переливания крови в больницах. Сегодня у них есть программа, которая позволяет получать данные о результатах исследования донорской крови из лаборатории Городской станции переливания крови в режиме он-лайн. При этом ни на образце крови, хранящемся в холодильнике больницы, ни в данных лаборатории нет фамилии донора, есть только цифры. Когда результаты анализа крови донора готовы, их можно увидеть через единую информационную систему, которой оснащена служба крови. Специалист, отвечающий за бракераж крови, должен, глядя на экран компьютера, внимательно сравнить ряд цифр, которые он получил из городской лаборатории, с цифрами на пакете с компонентами крови. При этом очень легко перепутать, скажем, цифру 3 и цифру 5 или 8, особенно в условиях, когда в отделении работает один врач вместо пяти по штатному расписанию.

Нужно оснастить систему дополнительным модулем и сканером, с помощью которых можно было бы упростить процедуру сравнения и промаркировать образцы компонентов крови, полученные от доноров и хранящиеся в учреждении. Это свело бы к нулю врачебные ошибки, связанные с «человеческим фактором». В городской системе здравоохранения такой модуль есть только на Городской станции переливания крови, есть он еще и в некоторых федеральных медицинских учреждениях. Его стоимость с установкой – 2,5 млн рублей, сумма вполне посильная и для городского бюджета и для учреждений здравоохранения.

Версия № 4, прокурорская
Как сообщает прокуратура, кровь для ребенка была получена 25 марта от первичного донора, «26 марта 2013 года было готово первичное исследование о том, что кровь положительная по ВИЧ, о чем в тот же день было изготовлено письменное уведомление.

Предварительные сведения о том, что кровь непригодна, были размещены в специальной компьютерной программе. Врач, ответственный за выдачу пригодной к переливанию крови, не воспринял информацию о том, что данная кровь инфицирована и ее переливать нельзя и, в отсутствие письменного подтверждения о пригодности крови, допустил ее к переливанию».

Прокуратура сделал вывод: ребенок получил кровь от ВИЧ-положительного донора из-за невнимательности медицинского персонала больницы и специалистов Городской станции переливания крови, а также из-за несовершенства специализированной компьютерной программы.

Можно ли заразиться ВИЧ в медицинском учреждении

Совершена врачебная ошибка, по факту заражения ребенка ВИЧ заведено уголовное дело. Все – от министра здравоохранения Вероники Скворцовой до представителей петербургской и законодательной власти Петербурга – называют случившееся «преступной халатностью», «вопиющим и исключительным случаем», но никак не связывают его с недостатком крови и ее компонентов, который испытывают медицинские учреждения не только Петербурга, а всей страны после вступления в силу закона «О донорстве крови и ее компонентов». Чиновники комитета, как заклинание, произносят одну и ту же фразу: «За последние годы в Петербурге это единственный случай переливания зараженной ВИЧ крови».

На самом деле это не так. Один из компетентных собеседников Online812 на вопрос: «Как часто в больницах города пациенты заражаются ВИЧ?», ответил: «Случается».

А главный врач Республиканской инфекционной клинической больницы, д.м.н. Евгений Воронин рассказал, что несколько лет назад он был членом комиссии, расследовавшей заражение ребенка «в крупной детской больнице». Тогда при переливании заразили пациента, использовав кровь, промаркированную как «сомнительную», хотя для врача такая маркировка должна означать то же, что и инфицированная кровь.

- Чаще всего заражение при переливании крови происходит, когда кровь берется у кадрового донора, к которому клиника обращается в случае срочной потребности в крови. – сказал Евгений Воронин. – Эти доноры, как правило, обследованы, но существует, как известно, период «серонегативного окна», во время которого вирус стандартным методом не определяется (поэтому кровь «разовых» доноров держат в течение полугода на карантине).

Медицинские работники даже больше, чем пациенты, рискуют заразиться ВИЧ. По данным Комитета по здравоохранению, прошлом году были зарегистрированы 5648 случаев заносов ВИЧ-инфекции в городские больницы (в 2 раза больше, чем в 2011 году годом – 2717 случаев). Это значит, что в клиники поступают пациенты с ВИЧ, не зная или не предупреждая медперсонал о положительном ВИЧ-статусе.

Сколько народу заражается в стоматологических клиниках гепатитами В и С, а также ВИЧ, вообще никто не знает. Человек не идет после лечения у стоматолога сдавать анализы, а когда узнает, что заражен, не может понять, где это произошло. Потому что эти инфекции могут на протяжении нескольких лет никак не проявляться. Кстати, часто человек узнает о том, что заражен ВИЧ или гепатитом, именно когда хочет или вынужден стать донором и сдает кровь.

Как проверяют кровь

У инфицированного ВИЧ донора в крови вырабатываются антитела к вирусу. Эти антитела обнаруживаются с помощью иммунно-ферментного анализа (ИФА) и по их количеству определяется вирусная нагрузка на организм. Но чтобы организм начал антитела вырабатывать, с момента заражения должно пройти от 3 до 6 месяцев, это и есть тот самый период «серонегативного окна». Поэтому полученную у первичных доноров кровь закладывают на хранение (карантин) на полгода, а донора приглашают через этот промежуток времени сдать кровь на анализ. Если антитела к ВИЧ (гепатитам) обнаруживаются, то она забраковывается, а донору сообщается, что он инфицирован.
Почему ребенку в ДГБ №5 не использовали кровь, прошедшую через карантин? На этот вопрос ответила Светлана Трофимова:

- Карантинизации можно подвергнуть только плазму крови. Максимальный срок хранения компонентов крови: тромбоцитарной массы – 5 суток, эритроцитарной, потребовавшейся в нашем случае, – 42 дня.

Поэтому для исследования этих компонентов крови применяется не ИФА, а так называемый молекулярный анализ – ПЦР (полимеразная цепная реакция).

С помощью ПЦР-диагностики ДНК или РНК вирусов можно обнаружить в крови  пациента уже через 2 недели, и проблема с «серонегативным окном» практически исчезает. Именно так сейчас проверяется девочка. Как говорит Евгений Воронин, поскольку в результате первого исследования после теоретически возможного заражения ребенка в ДГБ №5 вирус в крови не обнаружен, значит, есть 98-процентный шанс, что девочка не заражена. Однако чтобы получить 100-процентную уверенность, нужно выполнить еще одно исследование – через месяц после контакта с ВИЧ-инфицированной кровью. Оно будет проведено 23 апреля.

Версия № 5 – крови не хватает
На форумах участники дискуссий говорят о том, что одной из причин трагедии, вероятно, стало то, что с Нового года компонентов крови в медучреждениях не хватает, и они вынуждены работать «с колес». По новому закону «О донорстве крови и ее компонентов», вступившем в силу 20 января 2013 года, основная часть выплат денежных компенсаций на питание отменена, донорам теперь полагается только питание (кадровым – питание и выплаты), но и его не все станции переливания крови и отделения смогли вовремя организовать. Число желающих сдать кровь сократилась.

Чтобы восполнить запасы крови или получить «свежую» кровь, медучреждения просят родственников пациентов становиться донорами.

- Сейчас более 50% доноров в 31-й больнице – родственники пациентов. Чаще всего это первичные доноры, которые мало осведомлены о своем состоянии здоровья, но несмотря ни на что готовы сдавать кровь, – поясняет Светлана Трофимова. – Еще недавно мы не были заинтересованы в таких донорах, но теперь и им рады, иначе и вовсе без крови останемся. То же происходит в других больницах.                  

Ирина БАГЛИКОВА








Lentainform