16+

Почему одним театрам власти Петербурга помогают, а другим нет

24/04/2013

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Закрыли лабораторию «ON.Театр». Дзержинский суд вынес постановление о закрытии на 90 суток «в связи с выявленными нарушениями пожарной безопасности». Маленький театр, маленький подвал, народных артистов там нет, звезды телевидения не служат – никто и не заметит. Но театр-то маленький, а проблема большая.


             Лаборатория «ON.Театр», объединившая начинающих актеров и режиссеров, увлеченных опытами современной драматургии, образовалась в 2009 году, а в 2011-м при поддержке Комитета по культуре получила собственное помещение – подвал на улице Жуковского.

Ремонт молодые творцы и «сочувствующие» делали своими силами, и за два года помещение приобрело вид вполне всамделишного театра – с бедной, «не одетой» (без кулис и занавеса), но способной к трансформациям сценой, зрительскими рядами и даже крошечным буфетом.

А главное – с весьма обширным репертуаром: участниками лаборатории (а это и самостоятельные «творческие единицы», и целые коллективы – такие как «Этюд-театр», созданный на базе выпускников курса В. Фильштинского) было создано более сорока спектаклей. В подвал на Жуковского начали ходить зрители – не только друзья, знакомые и однокашники творческого состава, но и просто люди, интересующиеся современным театром. Словом, Милене Авимской (получившей в этом году премию «Прорыв» в номинации «лучший менеджер») и ее сотоварищам удалось создать в Петербурге ту самую «свободную площадку» для молодых актеров и режиссеров, о необходимости которой говорят все, кому не безразлична судьба петербургской драмы.

Но тут как раз пришла бумага из МЧС о нарушениях, суд – и «временное закрытие» театра. Вроде бы – ничего страшного. Неполадки можно исправить, театр откроют (он и сейчас еще открыт – пока адвокаты пытаются обжаловать решение суда), и все будет хорошо. Однако проблема серьезнее.

«ON.Театр» уже имел неприятности с разнообразными госорганами: то Роспотребнадзор тащил в суд за превышение шума (отделались небольшим штрафом), то – в феврале – те же пожарные штрафовали на 200 тысяч. Часть этих претензий появилась, как говорят в театре, потому что на него ополчилась грозная соседка сверху – подвал находится в жилом доме, и толпа шумной творческой молодежи – соседство на любителя. Как, впрочем, и стройка невдалеке, ремонт машин, бомжи и крысы (я живу через два дома, знаю). Претензии пожарных устранить вроде бы можно, но трудно – денег у театра в обрез (помещение малюсенькое, билеты дешевые), а делать полноценную звукоизоляцию – ощутимо «съедать» и без того крошечные габариты пространства.

Но главный вопрос в другом: а почему вообще все это – исключительно проблемы театральной молодежи и лично Милены Авимской? Подвал на Жуковского ребята получили не при помощи «самозахвата» – а вполне официально, при поддержке комитета по культуре. Тогдашнему составу которого, конечно же, все мы страшно благодарны, но отчего подарок этот оказался столь скромным? И – как выясняется – мало пригодным для использования (что, вероятно, не являлось секретом с самого начала).

Почему государственная щедрость в области культуры распространилась, допустим, на Молодежный театр на Фонтанке – которому построили вторую сцену в том числе и для того, чтобы одно из помещений театра работало как пресловутая «свободная площадка» для молодых режиссеров (и где теперь изредка появляется кто-нибудь из учеников Спивака – на чем «молодежная» политика и заканчивается)?

Отчего так не щедры оказались власти к молодым энтузиастам? Потому что у них есть энтузиазм? Ну так он рано или поздно заканчивается. И не потому что участники лаборатории никогда не были комсомольцами. А потому что для творчества необходимо ощущение свободы – а не умение отбивать судебные иски.

Риторический вопрос «А нужен ли городу «ON.Театр»?!», на который принято отвечать с циничной миной: «А какой театр этому городу вообще нужен?» – не столь однозначен на самом деле. Не нужно даже утешаться мыслью, что вот, дескать, «лет через пятнадцать спохватятся» – потому что спохватятся гораздо раньше. Ничуть не горюя о судьбе закрытого и забытого театра – а в очередной раз рыская по свету в поисках молодой режиссуры и сетуя на безлюдье. «Из ничего и выйдет ничего», как известно.

Нет возможностей у молодых режиссеров вовремя самовыражаться – нечего и ждать, что они каким-то способом «законсервируются», сохранив (и никак не развивая) профессиональные навыки, полученные в театральной академии. За годы простоя, невостребованности, скитания по провинциальным театрам с их растренированными и обленившимися труппами теряется многое, если не все, в первую очередь – профессионализм и энтузиазм. А потом некоторые удивляются, почему некому возглавить опустевшее кресло худрука какого-нибудь академического театра, и почему в Петербурге не ставят современную драматургию. Так ведь подвальчик-то был плохонький – да и тот закрыли.

Расчет на молодой энтузиазм, который должен все перенести, опасен по многим причинам. В частности, как ни парадоксально, тем, что сами участники лаборатории начинают в себе этот самый энтузиазм всячески пестовать и приветствовать. Вместо того чтобы заниматься оттачиванием профессиональных способностей. Успехи выживания в трудных условиях и всеобщее одобрение («ребята такие молодцы!») художественные задачи отодвигают на второй план.

Упорная – в строгом смысле лабораторная – работа могла бы уберечь будущих главрежей, худруков и народных артистов от увлечения самодеятельными радостями и коллективной эйфории. Но для такой работы нужна материальная база – помещение прежде всего.

Спектакли «ON.Театра» – и в самом деле созданные в трудных условиях, оформленные за копейки, – программные «не шедевры». Подвал на Жуковского был идеальным местом для совершения ошибок и работы над этими ошибками. Лишить участников лаборатории их общего дома, раскидав самых перспективных по разным театрам, чтобы незрелость их ранних опусов зачеркнула возможность дальнейшей карьеры, – верный путь к тому, чтобы буквально завтра начать отчаиваться по поводу отсутствия в городе молодых режиссеров.                  

ранее:

«Могучий пришел в БДТ не для того, чтобы подвешивать народных артистов на тросах»
«Есть зрители, которые физически не могут смотреть телеэфир с Владимиром Соловьевым»
«Новый худрук БДТ примет театр с нежизнеспособным репертуаром, разбалансированной и деморализованной труппой»
Какие спектакли надо запретить в Петербурге
«Лондон – самое опасное место на земле, там живет Березовский»




3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform