16+

«Чтобы стать знаменитым поэтом, нужно быть женщиной и коррупционером»

30/04/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Знаменитая поэтесса и еще более знаменитая фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева выпускает сборник стихов. Вернее – переиздает, поскольку первое издание вышло унизительно маленьким тиражом в 500 экземпляров.


            – С издательской точки зрения стихи отличные, потому что автор – очень известная персона, – говорит директор издательства «Алгоритм».

А что? В тюрьме было написано множество замечательных произведений. «Из глубины» Оскара Уайльда, «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы, «Утешение философией» Боэция.
В 1898 году банковский счетовод Уильям Сидни Портер был посажен в тюрьму за растрату.

Там, чтобы чем-то занять свободное время, он начал писать рассказы и публиковать их под псевдонимом О’Генри (хотя правильно – О. Генри).

А стали бы великими писателями Достоевский и Сервантес, если бы не сибирская каторга и алжирский плен?

Кстати, про плен. Наполеоновский офицер Жан-Виктор Понселе в русском плену скучал, смотрел на стену и чего-то на нее проецировал. И таким образом создал проективную геометрию. И его имя внесено в список величайших ученых Франции, который помещен на первом этаже Эйфелевой башни.

А вот имя поэтессы Васильевой пока что внесено лишь в список величайших российских коррупционеров, который, возможно, вывешен на первом этаже здания Генпрокуратуры на Б. Дмитровке.

А ведь она зачинатель нового литературного жанра. Есть тюремная проза, а есть – поэзия из-под домашнего ареста.

Когда-то поэт-декабрист Глинка сочинил «Песнь узника». Теперь песни узника сочиняет поэт-коррупционер Васильева. Так что она не только родоначальник нового жанра, но и первый представитель новой плеяды – поэт-коррупционер.

Чему же посвящена ее коррупционная муза?
Как и положено, поэт-узник жалуется на жизнь:

Серым-серым стало небо,
Серый воздух из пакета,
На пакете надпись «сыр».
Серой плесенью томим.
Ну а серая страна
Серой плесенью полна.
Сверху плесень посочнее,
Снизу голая она.

Логично. Как же нам не быть голыми, если все соки высосала та плесень, которая наверху и которая посочнее.

Но выражаясь словами поэта-коррупционера:

Пусть богатые будут богаче,
Пусть разумнее будет удача.

Меня смущает, что местами лирика Васильевой запутывает следствие. Так, она пишет:

За красоту души и чувство красоты
Я благодарна, Боже!..
Благодарю тебя за всё –
За интуицию, богатую сознаньем,
За голубые янтари
На берегу моих мечтаний.
За запах тмина на полях,
За гениальные картины,
Разосланные по стенам
Моей чарующей квартиры.

Получается, это Бог одарил ее голубыми янтарями и развесил гениальные полотна по стенам ее 13-комнатной квартиры в Молочном переулке.
С другой стороны, она благодарит

За то, что у меня есть друг,
Тот друг, что мне всего дороже,
Тот друг, с которым можно, Боже,
Стихами говорить…

Мне почему-то кажется, что янтари и картины – это заслуга не Бога, а как раз друга, с которым можно было говорить стихами, хоть он и служил министром обороны.
Впрочем, установить личность друга помогают следующие строки:

Пахнут ванилью глаза твои,
Волосы вьются ромашками,
Руки твои мохнатые
Греют меня завидуя…

Осталось выяснить, пахнут ли глаза Сердюкова ванилью, вьются ли его волосы ромашками и мохнатые ли у него руки.
И все же женщины, даже поэтессы и коррупционеры, непостоянны.

Сверлит любовь мою шальную
твоя путевка в никуда, -

признается поэтесса Васильева.
Вот так-то. Получил друг с мохнатыми лапами отставку «в никуда» – и любовь, оказывается, была какой-то шальной, и уже ее чего-то сверлит, да не любовь, одним словом, и была.
А ведь еще совсем недавно она выражалась совсем по-другому:

Ты стоишь на пьедестале,
Громко музыка играет,
Все в тебе огнем горит
И о чем-то говорит!

Когда на пьедестале, так и огнем горит, и о чем-то говорит. А как получил путевку в никуда, так она и нос воротит. И валит все на какую-то асимметрию.

Асимметрия с нами случилась,
Асимметрия в дом наш явилась.

Асимметрия-то случилась не в вашем доме, а в бюджете Министерства обороны. Так что остается только молить:

Разожми свою челюсть клыкастую,
Безоружная я, безопасная.
Буду я покорно, услужливо
Твое сердце из камня выуживать.

Интересно, к кому это она обращается? У кого это клыкастая челюсть, холодная голова, чистые руки и каменное сердце?               

ранее:

«Прочитал интревью жены футболиста Жиркова и пожалел, что нам не показали сам конкурс «Миссис Россия»
«А как хорошо было при прежнем командире, которого звали Дима...»
«Почему я в угоду депутатам должен, прошу прощения, отрезать своей собаке яйца?»
«Чем закончился мой разговор о смысле жизни с водителем»
Зачем Юрий Лужков сочинил пьесу про Сократа
Что труднее выбрать: депутата, пиво или стоматолога?











Lentainform