16+

Зачем российской власти нужны студенты-философы

24/05/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Нет худа без добра: если бы министерство образования не решило вдруг лишить бесплатного бакалавриата философский факультет РГГУ, интернет-сообщество так и не получило бы повод задуматься о том, что такое философия и зачем она в университетах.


              А тут вдруг целый вал публикаций: «Мнения.ру» опрашивают пострадавших, «Московские новости» звонят московским философам, «Фейсбук» кипит, петиции на Change.org готовятся. Все, конечно, возмущены – даже те, кто еще пару лет назад старательно вымарывал из журналистских текстов любое слово из философского арсенала.

Печально лишь то, что все эти дискуссии носят оторванный от реальности характер. Ведь что можно сказать министерству в ответ на отказ в финансировании? Чтобы государственное ведомство услышало, университетские философы должны заявить: «Мы нужны государству». Но это как раз тот случай, когда лучше без философии, чем с ней: нужную государству философию мы уже пробовали – она отвратительна. Да и обслуживать сейчас нечего – за полным отсутствием государственной идеологии.

Поэтому философы говорят: мы нужны обществу. Вот, например, аргументация историка русской философии Николая Плотникова: «Современное общество основано на культуре аргументации в политической, социальной, медийной, научной сфере. Это общество «рефлексивного модерна», которое нуждается в постоянной рефлексии своих интеллектуальных оснований. Без философии такая рефлексия скатывается в примитивность. Поэтому существует институционализированный в сфере университета запрос на культуру рефлексии».

Я с готовностью подписалась бы под этими словами, если бы речь не шла о России. Применительно к Западу все сказанное Плотниковым – чистая правда. Применительно к России – идеал, к которому университетское философское сообщество со скромной надеждой стремится. Протестовать против прекращения финансирования, ссылаясь на чуждый государству идеал, – красиво и дерзко. Но непродуктивно. Условный Путин, отвечая возмущенной общественности, опять кивнет на Запад и скажет, что «а вот в Англии» философские факультеты уже давно позакрывали. И это будет правдой.

Проблема в том, что философия – сугубо личное дело, никакому обществу она не нужна. Она как воздух нужна отдельным людям (философам и нефилософам), но, по логике министерства, заинтересованные граждане могут предаваться любви к мудрости приватным образом, не проедая государственных средств. Просвещенное министерство может даже сослаться на XVII век, все великие философы которого были частными лицами, к университетам не принадлежали и студентов (за исключением королевских особ) не учили. И это тоже будет правдой. Но неполной.

Чтобы приватное философствование и фигура свободного интеллектуала были возможны, требуется школа. Именно там осваивается наследие, накопившееся за две с половиной тысячи лет существования философии. Это громоздкий, трудноперевариваемый корпус текстов, для освоения которого нужны помощь и руководство. Философия «для людей» или, как говорил Кант, «по мировому понятию» может оппонировать школе, но она не может не иметь ее в виду.

Философствование «от печки» порождает в лучшем случае Сковороду, а в худшем – представление о философии как о беспросветной чуши, которую несут сумасшедшие. Именно этому представлению, разделявшемуся в далеком и недалеком российском прошлом подавляющим большинством, мы обязаны беспросветностью настоящего. Возможности представить себе радикально иное положение дел россияне лишены как раз в силу неумения думать философски, то есть размыкать круг наличной причинности и ставить под вопрос действующую в данный момент логику. Но ведь и это не аргумент для государства, все усилия которого направлены сейчас на собственное увековечение.

Российские философы обречены. Единственный выход – в радикальном разрыве. Нужно переизобрести себя, создав новую, негосударственную школу.                  

ранее:

Чем отличаются два спектакля абсурда: «Кировлес» с Навальным и «Прямая линия» с Путиным
«Для жен российской элиты настал исторический момент»
«Народ у нас, видите ли, такой, что хватается за оружие, как только речь заходит о разрешении однополых браков»
«Если Ольга Голодец захочет меня найти, то помочь ей в этом сможет только «Гугл»
«ГТО надо обязательно переименовать: Готов к Исполнению Воли Божьей»











Lentainform