16+

«Потерял связь с народом: новостей не знаю, новых ругательств не слышу, словарный запас не пополняю»

06/06/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

У нас в Купчине сменился глава района. Терентия Мещерякова отправили в Кронштадт, а нам прислали какого-то дядьку с Васильевского острова. Меня спрашивают: чего изменилось? Чего ты по этому поводу думаешь?


             Я думаю, что Терентий опередил свое время. Ушел непонятым и неоцененным. Как Ван Гог. Как Модильяни. Как братья Гракхи и братья Фурсенко.

Он придумал «поющие лифты», в которых играла бы классическая музыка. Но в Купчине предпочитают Стаса Михайлова или хотя бы Григория Лепса.

Он спроектировал «Купчинский Колизей», но времена гладиаторов давно миновали.
Он сочинил Моральный кодекс жителя Купчина, но жители Купчина обматерили Моральный кодекс, хотя там и было сказано, что «житель Купчина не допускает использование ненормативной лексики».

Он высадил деревья на Аллее блогеров, но высаженные в ноябре деревья издохли при первых же заморозках.

При нем были выпущены духи «Воздух Купчина», но запах не впечатлил даже привыкших к нему жителей района.

Теперь он в Кронштадте, где подобные инициативы, боюсь, могут вызвать очередной Кронштадтский мятеж.

Как теперь изменится наша купчинская жизнь? Я полагаю, жизнь всегда меняется к худшему. К примеру, появились у нас муниципальные советы. Понастроили детских площадок. И чего? Что вырастет из нынешнего поколения?

Мы, купчинские дети 80-х, умели играть в футбол на асфальте, в волейбол без сетки и в бадминтон без воланчика. Нам шину от трактора к земле приколотят – вот тебе и детская площадка. Кто-то, конечно, и шею свернет, зато остальные окрепнут морально и физически.

Помню, весной у нас была любимая игра. Ставилась пустая консервная банка, и все кидали в нее палки. Потом бежали за этими палками, а тот, который стоял у банки, должен был ударить кого-нибудь своей палкой. Подробностей не помню. Помню, что палки часто сбивали не банку, а прохожих. Или попадали в лужу и окатывали прохожих с ног до головы. Тогда прохожие тоже включались в игру: пытались отнять у кого-нибудь палку и кого-нибудь ею огреть.

После таких забав купчинские дети выросли здоровыми и сильными. Они в воде не тонут и в огне не горят. Разве что в водке малость растворяются.

А брызгалки? Разве сейчас дети бегают с брызгалками? Чтобы залить в нее воды из лужи и брызгаться до умопомрачения. Чтобы прийти домой грязным и вонючим.

Но, как пел Владимир Высоцкий, «одежды латали нам матери в срок, мы же книги глотали, пьянея от строк». Ну про книги я, пожалуй, загнул. Другое глотали, не книги. И пьянели от другого. 

Нет, я не спорю: прогресс есть прогресс. И некоторое благообразие жизни тоже не повредит. У моего дома, скажем, стоят магазины -  «Пятерочка» и «Дикси». Их недавно закрыли на модернизацию, а потом снова открыли. Модернизация заключалась в том, что убрали куру-гриль и переставили все прилавки. Где раньше были крупы, теперь молоко, где раньше молоко – теперь хлеб, а крупы из «Пятерочки» и вовсе пропали вместе с курой-гриль.

Раньше пять минут по магазину ходил, а теперь все полчаса. Ходишь, ищешь, и разные умные мысли тебя посещают. Наткнешься вдруг на губку из железа, которую никогда раньше не замечал, и думаешь: «А не купить ли губку из железа?» Наткнешься на туалетную бумагу в бывшем кондитерском отделе и думаешь: «Вот тебя-то мне и надо, месяц уже про тебя забываю».

Но слишком радикальные изменения тоже ни к чему. В «Дикси» на кассы прилепили таблички: «Если перед вами в очереди больше четырех человек, а работают не все кассы, позвоните по телефону такому-то».

Подхожу, смотрю: передо мной девять человек. Явно больше четырех. И кассы явно не все работают. Всего одна.
– А-ну, – говорю, – открывайте кассы. Не то, – говорю, – сейчас же звоню по телефону.
Не успел мобильник из штанов достать, как кассу открыли. Специально для меня. И теперь, завидев меня, всегда какую-нибудь неработающую кассу открывают.

Вроде бы хорошо. В очередях не стою. Но через этот факт потерял связь с народом. Новостей не знаю, новых ругательств не слышу, словарный запас не пополняю. Сохну и чахну как литературная единица. 

И только моя собака от разного рода благоустройства процветает. Поставили нам тут ограды у дома. Чтобы машины на газоны не заезжали. Причем хитро так поставили. Там, куда машины заезжают, не поставили. А там, куда им не заехать, поставили. И перегородили дорожку, по которой я уже 27 лет хожу.

Я и сейчас по ней хожу. Через ограду перешагиваю. А собаку научил через нее перепрыгивать.

Алле-оп! – говорю, и собака перепрыгивает. Это единственное, чему я ее за 2,5 года смог обучить.

Вот, собственно, единственное изменение, которое я почувствовал в связи с переходом Терентия Мещерякова на другую работу. Думаю, если президент у нас сменится, так собака, чего доброго, лапу научится подавать.              

ранее:

«Чтобы курильщики осознали всю глубину своего падения, над ними поставили продавщицу-идиотку»
«Привести девушку в Русский музей – это то же самое, что угостить ее водкой с пивом»
«Медведев отказался от iPad и перешел на блокнот...»
«Чтобы стать знаменитым поэтом, нужно быть женщиной и коррупционером»
«Прочитал интревью жены футболиста Жиркова и пожалел, что нам не показали сам конкурс «Миссис Россия»











Lentainform