16+

«Гопники собрались в московском Манеже, создали Фронт и теперь попрут этим фронтом на неформалов»

18/06/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Новосибирская мэрия отказалась согласовать проект установки мемориальной доски на доме, в котором жила Янка Дягилева (деятель андеграунда, рок-певица, 1966 - 1991). Прогрессивная общественность возмутилась и помимо обычного раздражения стала транслировать в сети разные теории, объясняющие этот запретительный вердикт.


                Новосибирский журналист Владимир Иткин, например, написал о стремительном возвращении нашей страны ко временам великого противостояния гопников и неформалов – что на фоне учредительного съезда Народного фронта прозвучало очень даже убедительно. Гопники собрались в московском Манеже, создали Фронт и теперь попрут этим фронтом на неформалов. Потому что ясно же, что очень скоро все, кто не гопники, лишатся положения в обществе и станут неформалами – добровольно или принудительно. Это красивая теория, но я бы внимательнее отнеслась к официальному обоснованию, всплывшему в местной прессе.

За решение мэрии отдувался ректор Новосибирской консерватории Константин Курленя. Он сказал, что Янка была «талантливой начинающей поэтессой, однако ее деятельность носила локальный поколенческий характер и была известна в определенной социальной среде».

Присмотреться здесь надо к слову «локальный». В ближайшие годы именно оно может стать в России самым крамольным. Чтобы это понять, достаточно вчитаться в манифест Народного фронта, где ясно прописана идея евразийской имперскости. Содержательно за этой идеей ничего не стоит – имеется только факт протяженности России от Берингова пролива до Финского залива и заявка на дальнейшее расширение этой протяженности. Чем все это будет скрепляться и цементироваться, мы не знаем. Знаем только, что нужны «духовные скрепы», но из какого металла их отливать, не ведомо. Есть подозрения, что сплав православия с официальной гомофобией не обладает достаточной для имперских скреп прочностью.

Зато имперская идея создает очень ясный образ врага. У империй есть неприятное свойство: они разваливаются. Поэтому вне зависимости от идеологического фундамента враг у всех империй один – сепаратизм, он же регионализм, он же местный патриотизм. Поэтому изничтожению теперь будет подлежать все местное – от памяти о «локальных поэтических явлениях» до разговоров о федерализме.

Наезд на последние уже произошел: на сайте Регнума Дмитрий Семушин обругал советским слогом участников прошедшей в московской ВШЭ конференции «Какая федерация нам нужна?», и больше всего досталось, конечно, Даниилу Коцюбинскому. И за то, что волосы у него длинные и волнистые (прямо как у Ленского), и за то, что он «выделяет себя из окружающей среды», почитая себя за европейца. А не за евразийца, что было бы правильно.

Кстати, милостиво оставленный нам третий этаж Эрмитажа тоже можно рассматривать как часть борьбы с регионализмом: если у петербуржцев и есть какая-то общая черта, выделяющая их из всего населения России, то это, несомненно, комплекс неполноценности и обида за низведение города до унылого областного центра.

Забрать импрессионистов значило бы сильно потрафить этой нашей склонности «выделять себя из окружающей среды». Поэтому пусть мы будем лучше с импрессионистами, но без обостренного чувства городской идентичности. Но Охтинский мыс все же лучше застроить, чтобы до этой чертовой крепости никто и никогда уже не докопался.

Что же до Янки Дягилевой, то, может быть, решающую роль в запрете на мемориальную доску могло сыграть не сугубо новосибирское ее происхождение, а чрезмерно современное звучание некоторых песен. Типа такой: «Я неуклонно стервенею с каждым разом, /Я неуклонно стервенею с каждым шагом, /Я неуклонно стервенею с каждым часом».                      

Ранее:


«Бастрыкин, то ли возомнил себя Сталиным, то ли, наоборот, хочет показать, что Сталиным не является»
Каким «гениальным» способом государство собирается повышать международный престиж российских вузов
«Не надо обсуждать Скойбеду – надо давать публичные пощечины ей и людям, которые ею руководят»
Зачем российской власти нужны студенты-философы
Чем отличаются два спектакля абсурда: «Кировлес» с Навальным и «Прямая линия» с Путиным





3D графика на заказ







Lentainform