16+

Почему петербуржцы обращаются за помощью к американским стоматологам

21/06/2013

Почему петербуржцы обращаются за помощью к американским стоматологам

В 2012 году лечиться за рубеж ездили, по разным оценкам, от 70 тыс. до 120 тыс. россиян. Главными причинами для принятия такого решения были нехватка в России высокотехнологичной медицины, несовершенство диагностики, плохая подготовка нынешних вузовских выпускников.


               В 80% случаев жители России едут лечить онкологические заболевания; на втором месте – заболевания сердечно-сосудистой системы, на третьем – опорно-двигательного аппарата. Стоматологические заболевания в список не попадают.

О том, в каких случаях россиянам все-таки приходится обращаться к иностранным стоматологам, мы говорим с руководителем сети клиник «Дентал Сервис» к.м.н. Филиппом ИЛЬИНЫМ.

- У вас возникает необходимость отправлять своих пациентов на лечение за рубеж?
– Да. Наши партнеры – в основном американские клиники. Сотрудничаем мы в основном в области диагностики и составления планов лечения серьезных, сложных случаев. А еще мы обращаемся к ним, когда хотим получить альтернативное мнение.

Иногда американцы рекомендуют какие-то высокотехнологичные, но очень мало распространенные в России способы лечения. Например, аппаратного исправления прикуса. И тогда некоторые пациенты решают получить инновационные услуги в Америке. Но такое случается очень редко. Во-первых, согласитесь, исправление прикуса и зубное протезирование не столь же важны для россиян, как лечение онкологии, аортокоронарное шунтирование или протезирование суставов. А во-вторых, мы и здесь можем сделать почти все то же самое, что и американские стоматологи.

- Как такое возможно?
– Вот типичный пример – изготовление специальных конструкций для исправления прикуса. Мы отправляли своим партнерам в Калифорнию по электронной почте снимки и заключение. Они давали нам консультацию (удаленная консультация американского ортодонта стоит порядка 300 – 500 долл.) и брались изготовить конструкцию. К этому добавлялись расходы на логистику – доставку экспресс-почтой. Она стоит от 500 долл. и больше – в зависимости от степени чистоты, которую нужно было обеспечить при пересылке. В общей сложности конструкция для россиянина удорожалась на 1 – 1,5 тыс. долл. То есть ровно на цену услуг привлеченного специалиста и на цену доставки. А если сотрудничество с американцами проходит на уровне согласования, дачи совета или составления плана лечения, то это для пациента бесплатно. Это, по сути, наша личная инициатива.

- Тогда получается, что платить американцам должны вы? Они ведь вряд ли бесплатно дают врачебные консультации.
– Да, мы им платим, но здесь есть такой момент: американцы иногда бывают заинтересованы в продвижении каких-то приборов, материалов, технологий, и их услуги поначалу являются бесплатными промоакциями. Потом промоушен заканчивается, но к тому времени мы уже сами покупаем все те новинки, которые нам пригодятся в работе.

- Те, кто ездит лечиться за границу, при опросах часто говорят, что в России их измучили лишние (как им кажется) направления к врачам и длинные очереди. У вас узкопрофильная клиника. Значит, вы должны время от времени отправлять пациентов в другие клиники. Это создает проблемы?
– С другими врачами мы вынуждены сотрудничать, как правило, в двух случаях. Во-первых, очень часто стоматологические материалы – в основном используемые при протезировании – должны проходить аллергопробы, потому что у некоторых пациентов высокий аллергический статус. И у нас есть соглашения с несколькими клиниками о том, что мы можем направлять к ним наших пациентов для определения этого статуса. Чтобы пациент не тратил деньги на изготовление каких-то протезов, которые он потом не сможет носить. А второй пример сотрудничества – с кардиологами, поскольку лечение пациентов-сердечников должно проходить под присмотром кардиолога. В основном для выбора анестезии: кардиолог подбирает те анестетики, которые не нанесут вреда пациенту. Это основные примеры нашего сотрудничества с другими врачами. Но там все давно отлажено, обо всех консультациях мы договариваемся сами, в очередях никому стоять не надо.

- А с жалобами на врачей-интернов вы согласны?
– Это очень больная тема. С проблемами я сталкиваюсь еще на уровне собеседования с молодыми врачами. У них сейчас сдвинуты приоритеты. О пациентах и медицине они думают во вторую, а то и в третью очередь. В первую их интересует заработная плата, во вторую – соцпакет. А то, какими инструментами работает клиника, какими материалами и методиками, молодых людей волнует в последнюю очередь. Конечно же, не все интерны такие, но, к сожалению, большинство.

- И что вы с этим делаете?
– Мы не допускаем молодого врача  к лечению пациентов сразу же. На первые 2 недели претендент на должность врача идет на место ассистента к очень опытному доктору. Тот уже на этом этапе может оценить знания и навыки претендента. Спустя  2 недели мы садимся и обсуждаем проблемы или их отсутствие – определяясь, нужен нам такой специалист или нет.

На втором этапе, если мы принимаем молодого врача на работу, он на год прикрепляется к доктору-наставнику. Наставник разбирает с ним сложные случаи, все возникающие вопросы о лечении пациентов. Так интерн осваивает стандарты, принятые в наших клиниках. И если освоит, то через год становится полноправным врачом.                       

Алексей КРЫЛОВ, фото vk.com

На правах рекламы











Lentainform