16+

Призер Олимпиады из Петербурга рассказал, как тренировал участников телешоу «Вышка»

26/06/2013

Призер Олимпиады из Петербурга рассказал, как тренировал участников телешоу «Вышка»

На Первом канале идет спортивно-развлекательное шоу «Вышка». Медийные лица (точнее тела) соревнуются в том, кто лучше нырнет в воду. Среди тех, кто готовил участников к соревнованиям, был бронзовый призер Олимпиады-2008 по прыжкам в воду, ныне тренер петербургского Центра водных видов спорта «Невская волна» Дмитрий ДОБРОСКОК.


            – Это шоу – реклама вашему не самому популярному в России виду спорта?
- Конечно, и найти участников для него куда труднее, чем для прошлых программ. Поставить на коньки можно и медведя, мы это видели в цирке, да и боксируют они там, а прыгать в воду уже не научишь. Так что у нас все намного сложнее. Надо ведь не только быть в хорошей физической форме и освоить непростые элементы, а еще и страх перебороть.

- У участников шоу это получилось?
- Не у всех. Кто-то отказался еще до начала съемок, кто-то выбыл по ходу тренировок или уже самого шоу, не выдержал, например, певец Александр Маршал. Но те, кто дожил до последних серий, прыгали уже с десятиметровой вышки. А это не только страшно, но еще и больно, если сделал что-то не так.

- Но натаскивали участников, как животных в цирке, начиная с простейших элементов на метровой высоте?
- Не скажу точно, месяц или два они тренировались, у каждого своя история, но начинали они даже не в бассейне, а в зале.

- У вас с детьми на тренировках та же система?
- Со взрослыми быстрее получается. Они легче схватывают, что от них требуется. Участники шоу делали и довольно сложные прыжки, не просто плюхались в воду. Так вот, чтобы вывести на такой уровень детей, потребуется два года как минимум. Им приходится все разжевывать до мелочей. Зато от них можно большего ждать в техническом плане. Они ведь как пластилин, есть возможность размять плечи, добиться большей  гибкости, а со взрослым, сформировавшимся человеком это уже не проходит.

- А как бороться со страхом?
- Здесь нет рецепта. По моим прикидкам где-то половина из тех, кто приходит к нам заниматься, бросают прыжки в воду только потому, что элементарно боятся. Если панический страх, то бесполезно что-нибудь делать, но если грамотно подводить к прыжку с большой высоты, через занятия в акробатическом зале, можно добиться положительного результата. Хотя бывает обидно, когда видишь координированного мальчишку, чувствуется, может быть толк – все делает отлично, но как на трамплин, он ни в какую. И здесь уже нет рецептов – можно промучатся, а никакого результата. Ну не с палкой же над ним стоять!

- Над участниками шоу с палкой стояли?
- Вы знаете, на тренировках многие подходили к краю, глянут вниз и бегом обратно к лестнице с криком «Никогда!». А когда начиналась запись, спокойно себе прыгали. Люди в основном телевизионные, при включенной камере, видно, чувствуют себя увереннее, да и за свой имидж беспокоятся, не могут показать себя с не самой лучшей стороны для публики.

- Может, и финансовая сторона тоже играла свою роль в борьбе со страхом – за участие в шоу, наверное, неплохо заплатили?
- Не думаю, что деньги как-то могли стимулировать. Люди они в финансовом отношении не обиженные.

- Но детский тренер уж точно из числа обиженных. Вы-то сами хоть подзаработали?
- Я ездил только на три серии. Вот если бы весь проект отработал… Но мы, тренеры, с голода тоже не умираем. Выручают, конечно, платные секции прыжков в воду. У нас в бассейне любой желающий может прийти, не имея никаких навыков, и после определенной подготовки прыгнуть с вышки.  Сначала, естественно, в зале занятия, но с метра можно прыгнуть в первый же день. Причем народа ходит много, не только молодежь, есть и пожилые дамы под шестьдесят.

- Значит у вас уже был опыт подготовки непрофессионалов. Почему же только в трех сериях участвовали?
- Глеб Гальперин – он один из организаторов шоу, а мы с ним прыгали в паре на Олимпийских играх – приглашал с самого начала, но пришлось отказаться. У меня уже все было распланировано на то время – тренировки, соревнования у ребят. Но когда один турнир сорвался – из-за забастовки «Люфтганзы» мы не смогли вылететь в Хорватию, причем узнали об этом уже в аэропорту – я ему прямо оттуда позвонил и говорю: «Глеб, я свободен!». Так что я попал уже на заключительные серии. Прыгал «синхрон» с Михаилом Башкатовым, раньше он в КВН играл, теперь в сериалах снимается. По условиям шоу сначала у всех были индивидуальные прыжки, затем синхронные – любитель плюс профессионал. Тот же формат в принципе, что у фигуристов в «Звездах на льду». Причем мы с ним вместе практически не тренировались – времени не было. Его другие тренеры готовили до этого. Постояли на матах, договорились, как прыгать – полтора оборота вперед. Решили разок попробовать, поднялись на семиметровую вышку. Даю команду «три – четыре», сам прыгаю, он остается на месте. Так что когда на запись шли, не был уверен, прыгнет Миша или нет. Уже потом смотрю в воздухе – летит.

- Ваш Башкатов парень  атлетического сложения. Но есть среди участников шоу и толстяки, которых явно пригласили только для того, чтобы было смешно, когда они плюхаются в воду…
- Александр Морозов из «Кривого зеркала», между прочим, отлично координирован, несмотря на вес. За сложные прыжки он не брался, но руками вперед прыгал, сальто с ногами делал, и все у него получалось. Он единственный из тех, кто с весом, дошел в итоге до финала. Шоу закончилось, а многие ходят теперь и, насколько я знаю, по собственной инициативе занимаются. Особенно женщины, потому что похудели за время съемок благодаря физическим нагрузкам и нервным переживаниям.

- И это несмотря на травмы? Света из Иванова, правда, похоже бравирует своими синяками на ногах.
- Синяки в нашем виде спорта обычное дело. Это как напоминание о том, что ты сделал что-то неправильно. Думаю, до сих пор не может позволить себе выйти на публику в юбке и телеведущая Дана Борисова, она неудачно упала с вышки. О воду ведь можно удариться. Как об асфальт. Много травм было – у актера Влада Демина лопнула ушная перепонка, узбекская певица Севара Назархан сломала палец, были растяжения мышц, травмировали суставы. Но это обычное для нашего  спорта дело. Он один из самых травмоопасных.

- Но мужчины рискуют больше? Они ведь делают более сложные прыжки, чем женщины.
- Естественно. За счет силы и скорости они и плывут и бегут быстрее, и метают дальше. И прыжки в воду не исключение. Мужчины отталкиваются от трамплина или вышки с большей силой, подлетают выше и до входа в воду успевают сделать больше элементов. За счет высоты – лишний оборот как минимум. Если выражаться профессиональным языком, то коэффициент сложности у мужчины порядка четырех баллов и выше, а у женщины – 3,2 – 3,4.

- Это уже сложно. Мы, дилетанты, как рассуждаем – много брызг, значит плохой прыжок. Это правильно?
- В принципе, да. Оценка состоит из двух элементов – сложность, о которой я уже сказал, и чистота исполнения. Первый элемент фиксированный, второй определяется на глаз и на брызги ориентируются профессионалы в том числе. Их практически не будет при вертикальном входе в воду и если ты жестко держишь свое тело. А если весь расхлябанный будешь, то по воде размажешься и море брызг вокруг. Надо чтобы спортсмен входил в воду как палка.

- На «Вышке» в жюри в большинстве своем тоже непрофессионалы сидят?
- Но под конец они начали разбираться в правилах и судили вполне адекватно, а поначалу ставили оценки за то, кто как себя ведет и что говорит. Впрочем, на то это и шоу.

- Значит, могли вытянуть в финал кого-то на заказ?
- А такое у нас и в большом спорте случается. Судьи при желании всегда найдут, за что зацепиться, чтобы снизить оценку. Чуть колено согнул, сразу несколько баллов долой и место на пьедестале почета свободно.

- Так кто же выиграет в итоге на «Вышке»?
- Я не знаю, можно ли мне раскрывать такие секреты. Пусть для телезрителей сохранится интрига.

- Но как бы ни судили, все соревнования по прыжкам в воду последних лет на международной арене выигрывают китайцы – они что, из другого теста сделаны?
- У них просто другое отношение к спорту, более профессиональное. Дети в школах учатся, тут же тренируются. Преподаватели, можно сказать, прямо под трибунами их ждут. Здесь же поели, поспали и снова тренировки. А наши тренируются с утра в бассейне у метро «Проспект Большевиков», затем в школу на площадь Мужества и обратно в Веселый Поселок, если две тренировки запланировано. Час в одну сторону, час – в другую, хотя все это время можно было бы пустить на дело.

- У профессионалов теперь тоже есть свое шоу – экстремальные прыжки.
- Да это уже не шоу. Хайдайвинг хотят включить в программу Олимпиады, идут переговоры. А в программе чемпионата мира по водным видам спорта этим летом в Барселоне уже будет эта дисциплина. Хайдайверы прыгали поначалу просто со скал, теперь на  соревнованиях устанавливаются специальные платформы. На мировом первенстве будут прыгать с 27 метров. От России сейчас в мире котируется Артем Сильченко, мы с ним одного года, вместе тренировались, он не блистал, закончил заниматься и нашел себя в этом виде. Маловато ему десяти метров, видно, было.

Досье

Дмитрий Доброскок, 29 лет, родился в городе Бузулук Оренбургской области. Заслуженный мастер спорта, чемпион мира и Европы, бронзовый призер Олимпийских игр 2008 года в Пекине, где выступал в паре с Глебом Гальпериным. Старший брат Александр Доброскок был серебряным призером Олимпиады-2000 в прыжках в воду. Дмитрий три года назад переехал в Петербург и работает тренером в ЦВВС «Невская волна».

Шоу «Вышка» – не российское изобретение

Шоу снималось в несколько этапов, на каждом задания участников усложнялись. Это касалось и высоты трамплина,  и сложности пируэтов. Помимо индивидуальных прыжков в паре с профессионалами совершались синхронные прыжки. Именно этим российское шоу, как утверждают его организаторы, отличается от зарубежных аналогов. Впервые программа такого формата вышла на голландском телевидении год назад под названием «Звездные прыжки в субботу», затем аналоги появились в США и Великобритании.

Прыжки в воду – это один из самых опасных видов спорта, все участники нового проекта Первого канала прошли медосмотр, включая магнитно-резонансную томографию шеи и головы, определение плотности костей и ЭКГ. Кроме того, с ними подписаны страховые договоры.                  

Сергей ЛОПАТЕНОК








Lentainform