16+

Как Российская национальная библиотека зарабатывает на дополнительных услугах

28/06/2013

Как Российская национальная библиотека зарабатывает на дополнительных услугах

Осенью прошлого года случился скандал в Российской национальной (Императорской Публичной) библиотеке - дирекция этого учреждения решила срочно сократить 320 своих сотрудников из 1730, а потом еще 380, всего 700. Цель – повысить зарплаты оставшимся…


            Со времени скандала прошло полгода, и есть резон подвести итоги ввиду, с одной стороны, намеченной на сентябрь 2013 г. аттестации сотрудников, с другой стороны, программы развития РНБ, которую должны были представить в Министерство культуры до 1 декабря 2012 г. Пока об этой программе не было сказано ни одного слова.

Полгода после скандала

Вкратце о прошлогоднем скандале: 29.10.2012 и.о. генерального директора РНБ В. Александров выпустил приказ «О внесении изменений в штатное расписание». Гендиректор РНБ А. Лихоманов в тот момент на время куда-то исчез, то ли в отпуск, то ли в Ташкент, очевидно, спрятавшись таким способом за широкой спиной своего зама по хозяйственной части. В итоге поднял большой шум.

Напомню, чем тогда скандал завершился. Во-первых, в письме на имя гендиректора РНБ от имени министра было сказано: «До обсуждения программ развития федеральных библиотек рабочей группой Общественного совета при Минкультуры России по библиотекам и архивам и принятия решения о направлениях их развития не проводить сокращение штатной численности, влекущее увольнение сотрудников. Напоминаю Вам также, что проект программы развития Российской национальной библиотеки необходимо представить в Минкультуры России до 1 декабря 2012 года.Дату обсуждения сообщим дополнительно».

Во-вторых, сам министр культуры 9 ноября на встрече с В. Путиным доложил: «С учетом тех дополнительных средств, которые вы распорядились выделить на следующий год для зарплаты, мы проводим по вашему поручению оптимизацию учреждений». Эта оптимизация не означает сокращение, подчеркнул министр культуры. «Мы полагаем, что как минимум на 30 – 33% вырастет зарплата всех сотрудников федеральных учреждений культуры, не начальников, а сотрудников, научных сотрудников, музейных работников, архивных работников».

Кто в РНБ ходит, тот в цирке не смеется

Со времени тех событий прошло полгода. Что изменилось в РНБ? Начну с  описания эпизода, на первый взгляд случайного, а на самом деле выразительно характеризующего подлинное состояние РНБ, точнее, состояние, в котором находятся сотрудники.

Начиная с января этого года, я чистил свою домашнюю библиотеку, удаляя из нее непрофильную, так сказать, литературу. При этом проверял, есть ли эти издания в фондах РНБ, поскольку известно, что в них множество лакун за самые разные годы. В результате я подарил РНБ десятки книг, журналов и газет, а также материалы (листовки, проспекты, календари и т.п.) в Фонд групповой обработки. Приятно подарить библиотеке, в которую ходишь с 1977 года, то, чего в ней нет. А нет очень многого, особенно за постсоветский период.

На сайте РНБ в разделе «Документы» имеется «Положение о работе с дарами в РНБ», согласно которому, в частности, «прием даров осуществляется в отделе комплектования, дирекции, группе ответственных дежурных без гарантии включения всех подаренных изданий в основные фонды РНБ на постоянное хранение. Допускается также прием даров в других подразделениях библиотеки <…>» (пункт 7).

Я действовал просто: входил в РНБ, например, с пачкой журналов и нес ее в Русский журнальный фонд. Или вносил и отдавал ответственному дежурному.

В последний раз я хотел подарить большой (формата 25 х 35 см, вес 2,2 кг) альбом «Будапештские музеи: Выдающиеся произведения искусства семи музеев» (1969, издательство «Корвина») с текстом на русском языке. Предварительно зашел к зав. отделом эстампов Е. Бархатовой, чтобы убедиться, что такой книги в РНБ нет.

И вот принес подарок. А меня не пускают внутрь библиотеки. Я ссылаюсь на п. 7 «Положения о работе с дарами в РНБ», где отмечено, что допускается прием даров «в других подразделениях библиотеки», напоминаю, что раз шесть на глазах у всех вносил подарки, и никто мне что-либо не запрещал. А мне в ответ – п. 3.3.9 «Правил пользования читальными залами ФГУ РНБ»: запрещается вносить в РНБ произведения печати. «Издания, материалы, аппаратура, принадлежащие пользователю, внесенные без разрешения и обнаруженные при выходе из РНБ, изымаются сотрудником полиции вместе с читательским билетом и передаются на время выяснения обстоятельств нарушения администрации РНБ».

Я пытаюсь объяснить вызванной начальнице группы ответственных дежурных А. Чкаловой, что не надо в трактовке этого пункта доходить до абсурда, да и вообще я не собираюсь уносить подарок обратно, т.е. при выходе у меня его не обнаружат, потому что я его оставлю в РНБ на вечное хранение. Опять говорю, что много раз вносил дары, однажды даже передал лично ей, что ее почему-то совсем не удивило. Ничего не помогает! Чкалова повторяла, как робот: «запрещено» и рекомендовала либо оставить альбом на пункте записи, либо зайти со стороны Садовой ул. (вход в дирекцию), вызвать кого-то из группы даров, передать им…

Я пытаюсь объяснить, что альбом дорогой и редкий, что я его могу передать только тем, кого знаю лично, т.е. прямо в отдел эстампов, хочу, чтобы альбом попал в фонд библиотеки… И что, в конце концов, по «Положению о работе с дарами» имею право внести дар в РНБ самостоятельно. В итоге вызываю сотрудника отдела эстампов, он пытается что-то втолковать, но рога уже надежно уперлись в землю, «нельзя» – один ответ, и все завершается тем, что я уношу альбом домой. Акт дарения не состоялся. Больше я ничего дарить РНБ не буду, потому что на самом деле им эти дары вообще не нужны. Не до них им.

Случай мелкий, но характерный для РНБ по двум причинам. Во-первых, абсурдом. Не принять книгу, которой нет в библиотеке и которую я сам притащил, не пустить читателя с подарком – это абсурд.

Во-вторых, случай характерен полным безразличием – в данном случае к полноте фондов РНБ, хотя безразличие имеет в РНБ размеры куда более глобальные. Но и вполне конкретно: не только А. Чкаловой, но и почти всем в РНБ абсолютно безразлично, заполнится лакуна или нет, будет книга или журнал в фондах или не будет. Работу подразделения ретрокомплектования я оцениваю как из рук вон плохую, равно как и текущую работу по получению обязательного экземпляра.

Итак, абсурд, безразличие – самые модные ныне тренды в РНБ. Как следствие – отсутствие перспектив, с которым РНБ идет к своему 200-летию (грядет 14 января 2014 г.).

Что сделано?

Как следовало из письма Минкульта, РНБ должна была представить в министерство программу своего развития до 1 декабря 2012 года. Пытаюсь найти эту программу. Обращаюсь к зам. генерального директора по библиотечной работе О. Кулиш. Спрашиваю: можно получить программу развития РНБ?  – Нет, отвечает замдиректора, нельзя получить, не даем. А что, она секретная или для служебного пользования? Нет, не секретная и не ДСП, но мы ее не даем. И на сайте ее нет, поясняет Кулиш.

Правда, на сайте РНБ размещен «Генеральный план развития и реконструкции РНБ на 2005 – 2015 годы», датированный 2007 годом и насчитывающий более 200 страниц.  Документ безнадежно устарел (последние изменения в него вносились 8 февраля 2010 г.) – в нем, к примеру говорится, про «сохранение кадрового ресурса и его определенный рост», а также «формирование системы привлечения и закрепления высококвалифицированных специалистов».

Также говорится о 3-й очереди нового здания, место под которую давно продано некой строительной фирме: «Необходимость в помещениях 3-й очереди Нового здания Библиотека начинает испытывать уже после 2005 г., что обосновано расчетами…».
Сейчас читать все это смешно.

Итак, примем, что новейшей программы развития по той или иной причине нет. Поэтому я попытался собрать сведения о реальной жизни РНБ, чтобы по этим материалам реконструировать программу, которая воплощается на практике.

Первый факт: с ноября 2012 г. из РНБ уволилось по собственному желанию от 250 до 300 человек (по разным оценкам), или 14 – 17%. Т.е. фактически тот приказ от 29.10.2012 «О внесении изменений в штатное расписание» выполняется, правда не одномоментно, а путем кропотливой работы с персоналом. Работа эта вполне законная: увольнение тех, кто занимал полставки, непродление договоров, проверки отделом кадров времени прихода сотрудников на работу, проверки нахождения на рабочем месте, запреты на индивидуальный гибкий график, запрет на прием новых сотрудников и т.п. Об этом мне рассказали в библиотеке. Кстати, повышения зарплат не произошло.

Я тоже провел внезапную проверку времени прихода некоторых сотрудников РНБ на работу. Явка – 9.00, но, скажем, в 9.33 зам. генерального директора О. Кулиш на рабочем месте не было, и мне сказали, чтобы я искал ее после 10.00. Действительно, после 10.00 появилась. Зато другой зам. генерального, по экономике, Т. Ивлиева, отсутствовала и после 10.00, а вместо нее по телефону отвечал факс. Так что либо приходить на работу к 9.00 в РНБ положено не всем, либо названные замы – первые кандидаты на увольнение.

Второй факт – новый «Прейскурант дополнительных услуг», утвержденный генеральным директором 23 апреля 2013 г. и одновременно с ним утвержденное «Положение об услугах РНБ». В полтора раза увеличена стоимость ксерокопирования одной страницы формата А4 (с 6 до 9 руб.). Однако более интересен и показателен другой раздел прейскуранта – сканирование.

Сканирование (с разрешающей способностью сканера до 300 dpi, т.е. точек на линейный дюйм) одной страницы текста формата А4 стоит 14 руб. без распознавания и 30 руб. с распознаванием и переводом в документ Word'а. То же для изображений – 20 руб. черно-белые, 26 руб. цветные.

Самое интересное находится в следующем разделе прейскуранта, где перечислены некие дополнительные цены на сканирование. Напомню, что несколько лет назад взималась оплата разрешения на копирование, зависевшая от года выпуска книги, которая потом была отменена как незаконная. Теперь она вернулась, но в другом обличье.

Так при копировании целиком всей книги или журнала 1725 – 1830 гг. издания сканирование одной страницы составляет 500 руб. (до 300 dpi) и 1000 руб. (более 300 dpi). То же для книг 1831 – 1861 гг. издания составляет 250 и 500 руб. соответственно, для книг 1862 – 1924 гг. – 200 и 400 руб., для книг 1925 – 1950 гг. издания – 100 и 200 руб. Свои таблицы цен заготовлены для иностранных книг, газет, изданий из отделов национальных литератур, нотного, картографии, рукописного и эстампов. 
Нетрудно увидеть, что 14 руб. за одну страницу стоит сканирование книг, изданных после 1950 г., а если раньше, то плата возрастает с увеличением «древности» издания. Ясно так же, что теперь политика копирования будет такой: ксерокопирование издание портит и потому исключено, а можно только сканировать.

В разговоре с О. Кулиш я  спросил, почему цена сканирования зависит от возраста сканируемого издания. Вопреки очевидности Кулиш ответила мне, что плата взимается исключительно за техническую работу по сканированию. Странно, сказал я, сканеру ведь все равно, в каком году издана книга, в 1840-м или в 1960-м, и оператору сканера безразлично. Сканер ведь возраста книги не знает, он же глупый. Зато операторы умные, – говорит Кулиш, и вообще сканировать более старую книгу технически сложнее. Чем же? – спросил я. Ответ умилил: редкая и ценная книга может быть травмирована, поэтому и плата выше.

Странно, опять говорю я, если книга из фондов РНБ травмируется, то надо вообще запретить ее сканирование, а не повышать плату с учетом порчи. Мы же так все перепортим, книги то есть уникальные… С этим Кулиш не могла не согласиться, после чего опять повторила, что сканировать книгу начала XIX в. гораздо сложнее, чем книгу ХХ в.

Можно даже посчитать во сколько раз: 500 делить на 14 будет 35,7. Во столько раз книгу, выпущенную до 1830 г. труднее сканировать несчастному сканеру, чем книгу, изданную в 1970 г. Абсурд? Да, абсурд, но он является одним из модных трендов в РНБ сегодня.

Кстати, в «Положении об услугах РНБ» отмечено, что «базовые цены на услуги складываются с учетом себестоимости услуги и планируемой прибыли. Окончательная (продажная цена) устанавливается путем корректировки базовой цены коэффициентами, которые учитывают… степень сложности исполнения заказа». 14 руб. за сканирование одной страницы  – это базовая цена. А превращение их в 500 руб. происходит за счет «сложности исполнения заказа» путем умножения на корректирующий коэффициент 35,7.

Естественно, это обман: если в сфере кадровой политики налицо желание побольше сотрудников уволить, сократив фонд заработной платы, то в сфере дополнительных услуг очевидно желание побольше заработать, сочинив для этого, что труднее сканировать книги более старшего возраста. Это все равно что сказать, что чем старше человек, тем его труднее фотографировать. В 19 лет фото стоит 100 руб., в 38 – уже 300, а в 57 – 500.

Что не сделано

Главное, чего в этом году явно не будет, но что было намечено, – ввод в строй второй очереди здания РНБ на Московском пр. Вины самой библиотеки или минкульта в этом, судя по всему нет, причина – фактическое невыполнение обязательств генподрядчиком – строительной компанией «Невисс-комплекс», которая не закрыла выполненными работами аванс в 75 млн. руб. за 2012 г. Гендиректора «Невисса» А. Шверикасова никто не видел с апреля, в фирме мне сказали, что он в отпуске, возможно, уже давно в Лондоне. Во второй очереди все работы прекращены, рабочих нет. О смене генподрядчика я спросил зам. генерального директора В.Александрова, пока они вместе с Северо-Западной дирекцией минкульта чего-то ждут.                     

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform