16+

«Пора уже слово «власти» писать с большой буквы, как имя собственное»

04/07/2013

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

В российской публичной речи есть одно очень обтекаемое слово – «власти». Власти то, власти се, власти ни то, ни се. В последнее время власти все чаще притесняют, штрафуют, грабят, сажают и забирают.


           В общем, власти эти одновременно однородны и многофункциональны, неуловимы и вездесущи, всемогущи и немощны (особенно, когда дело доходит до ЖКХ).

Дифференцировать их уже давно не получается: куда бы ты ни пришел – в суд, в Думу или в полицейский участок, – везде обнаруживаются одни и те же «власти». Пора уже писать их с большой буквы, как имя собственное.

Как написал в московской районной газетке глава внутригородского муниципального образования Бабушкинское Алексей Лисовенко, «злокозненные устремления Ходорковского и его присных разбились как морские волны о недвижимый утес, о Владимира Путина, который спас нашу Родину от разграбления и поругания». Написал – и стал, конечно, звездой Фейсбука.

Между тем в США, которые хотели посредством Ходорковского «поработить Россию», произошли два примечательных события. Пока московская полиция винтила на Арбате поздравлявших Ходорковского, вся либеральная Америка с восторгом читала решение Верховного суда, сделавшее неконституционным закон о защите семьи, в рамках которого семья определялась как союз мужчины и женщины.

Что не означает автоматической легализации однополых браков во всех штатах, но уравнивает в правах с традиционными семьями уже существующие однополые союзы. К вечеру, когда с решением и всеми его импликациями разобрались, нью-йоркская заинтересованная публика пошла праздновать победу в бар «Стоунвол», где 44 года назад полиция побила завсегдатаев – геев и лесбиянок, спровоцировав бунт. В общем, когда на сердце тяжесть и кажется, что слово «прогресс» не имеет смысла, можно вспоминать эту историю.

Но есть еще вторая: за несколько часов до того, как Верховный суд в Вашингтоне огласил свое решение, в Остине, штат Техас, сенатор Уэнди Дэвис все еще стояла перед законодателями, рассказывая, какой вред принесет штату закон, предъявляющий чрезмерно жесткие требования к клиникам, предлагающим аборты.

Процедура, которой занималась Дэвис, называется filibuster. Ее смысл в том, чтобы затянуть прения, заблокировав работу законодательного органа. В полночь со вторника на среду заканчивалась очередная сессия парламента штата, и задача Дэвис состояла в том, чтобы проговорить, не прерываясь, с 11 утра до полуночи. Говорить при этом надо было стоя. И она говорила. Говорила, что если новые требования вступят в силу, то большинству жительниц Техаса придется ездить за абортами либо в другие штаты, либо в соседнюю Мексику, и не у всех есть на это средства; говорила, что малоимущие будут прибегать к услугам нелегальных клиник, приводила истории из жизни женщин, сталкивавшихся с трудностями при получении доступа к аборту, объясняла в деталях, как протекает беременность и что на каком этапе происходит.

Чтобы не умолкать столько времени, нужно серьезно подготовиться. Дэвис в итоге удалось заблокировать законопроект до следующей сессии и сохранить – хотя бы на несколько месяцев – существующую в штате медицинскую инфраструктуру.

Это все я написала вовсе не для того, чтобы восхититься торжеством свободы в США и посетовать на ее поругание в России. Я это написала потому, что эти три почти параллельных по времени истории хорошо иллюстрируют полезность разделения властей. Пока исполнительная зверствует (в Америке она ведь тоже особым благонравием не отличается), законодательная и судебная ее эффективно ограничивают. В результате чего наблюдается некоторый баланс. Шаткий, конечно, но наблюдается.                

ранее:

«В 2013 году российский школьник включает телевизор и ему прямо в новостях рассказывают, что секс не только есть, но он бывает разным»
«Гопники собрались в московском Манеже, создали Фронт и теперь попрут этим фронтом на неформалов»
«Бастрыкин, то ли возомнил себя Сталиным, то ли, наоборот, хочет показать, что Сталиным не является»
Каким «гениальным» способом государство собирается повышать международный престиж российских вузов











Lentainform