16+

«Никаким «научным сообществом» Академия наук давно не является»

04/07/2013

«Никаким «научным сообществом» Академия наук давно не является»

Проект реорганизации госакадемий встретил противоречивые отклики – от «окончательно гробят науку» до «давно пора разогнать старых маразматов». У меня он не вызвал сильных чувств - по той же причине, что и поползновения в образовательной сфере. Но все-таки занятно…


            Проект сводится к объединению АН с медицинской и сельскохозяйственой и реорганизации прочих трех (образования, архитектуры и художеств) и имеет в виду передачу функций управления их имуществом специальному правительственному агентству (для новой РАН) или соответствующим ведомствам, а также назначению директоров институтов правительством же.

Как и большинство затеваемых реформ в РФ, она в принципе разумна и логична, но в конкретных условиях страны меняет лишь выгодополучателя из равно малосимпатичных конкурентов. Подобно тому, как правила приема в вузы означают в одном случае (экзамен при вузе) обогащение университетского начальства и примыкающей профессуры, в другом («чистое» ЕГЭ) – образовательного начальства «субъекта федерации», в третьем (как сейчас планируется, ЕГЭ + балл аттестата) – также частично и школьного, так и тут речь идет о том, кто это будет: чиновники Минобра или верхушка академии.

О последней я думаю очень и очень плохо, да и вообще управлять имуществом и деньгами должны не ученые, а чиновники и «менеджеры» (тем более, если все деньги – государственные). Но – если они действительно чиновники и менеджеры, а не то, что они есть в РФ. У нас же, как и до 91 г. начальство что «ведомственное», что «научное» – одного поля ягоды (черты и того, и другого, конечно, несколько изменились, но – «пропорционально», так что отличий друг от друга они не приобрели). Поэтому материальное положение рядовых ученых от реформы не изменится.

Вообще, говоря про АН, важно пояснять, что, собственно, под этим имеется в виду: ее члены или сотрудники. Конечно, никаким «научным сообществом» АН давно не является: с тех пор, как ее разгромили в 1929 г. Ее члены – это, за небольшим исключением, «клуб директоров». Среди них всегда было и есть какое-то количество настоящих (и даже действительно выдающихся) ученых, но в массе своей эта среда – подвид отраслевой советской номенклатуры, со средним уровнем никак не выше, а ниже рядовых «обычных» ученых, вход в которую определяется должностным положением, связями, интригами и т.д.

Если бы их действительно разогнали и попытались создать действительно «научное сообщество» на иных принципах и основаниях, это можно было бы только приветствовать. Но как раз «разгонять старых маразматов» не только не планируется, а совсем наоборот – предполагается увеличить их число втрое и повысить им содержание. Это, надо сказать, находчиво: поскольку на больших деньгах сидит в АН довольно узкий круг – не более сотни-другой, а реально несколько десятков лиц, то повысить вдвое-втрое содержание паре тысяч, обеспечив их поддержку – ход правильный.
Сейчас помимо зарплаты «большие» академики (АН) получают 50 тыс. (член-корр. 25), а «малые» (отраслевых академий) – 30 (ч-к. 15). Теперь же 435 «малых» академиков, 776 «больших» ч-к. и 430 «малых» ч-к. – все станут «большими» академиками и будут получать по 50 (а еще 442 ч-к. РАО, архитектуры и художеств – «малыми» и вместо 15 – 30 тыс.). Решили, что на это 514,2 млн. в год не жалко, пусть даже нынешние «большие» обидятся: все-таки уровень усилий (даже оставив в стороне науку) для достижения их статуса и отраслевого ч-к. (которые могут даже докторами не быть) существенно разный.

Если же под «академией» иметь в виду сотрудников ее НИИ, то их положение может несколько ухудшиться. Конечно, и среди них большинство следовало бы выгнать (а в гуманитарной сфере – так и до 80-90% дураков, пустобрехов и бездельников), но это практически единственная среда, где и были до 91 г. и еще действительно есть УЧЕНЫЕ.

Более того, по нашим условиям – единственная, где они реально могут существовать, поскольку популярная идея, что наука должна делаться в университетах, для РФ абсолютно нереализуема: нормативы нагрузки и уровень зарплат (заставляющий бегать «по урокам») не оставляет для того никакой возможности. В коммерциализированных прикладных НИИ заниматься «чистой» наукой тоже нельзя, и только здесь на небольшой зарплате сидят еще кое-где энтузиасты, которых, по крайней мере, не трогают, а позволяют заниматься тем, что им интересно.

Вот они могут пострадать. Во-первых, реформа предполагает сокращения (три списка НИИ, один из коих – к упразднению), а в ходе таковых выгонят, естественно, лучших. Во-вторых, попасть под начало «рационального» чиновника-менеджера, каковыми намечено комплектовать директорский корпус, ученым гораздо хуже. Каким бы дураком, невеждой и хамом ни был начальник «из академиков», он вышел или долго был связан с этой средой и понимает ее специфику (что надо «давать жить» людям). А вот сторонний «эффективный менеджер» начнет, пожалуй, «строить» подчиненных, предъявлять к ним дисциплинарные требования как в какой-нибудь фирме, формализовать их деятельность, привязывать ее к каким-то дурацким показателям и т.д. Во всяком случае, будет делать все это с гораздо большей вероятностью.

Поэтому едва ли рядовые научные сотрудники пострадают материально (может, даже несколько зарплату им прибавят), но вот то, что жить им в случае осуществления реформы станет гораздо менее уютно, я почти не сомневаюсь. Мне лично, в общем, на все это наплевать (давно при первой возможности ушел из академии), но оставшимся там многочисленным знакомым, видимо, придется посочувствовать.                 

salery.livejournal.com, фото mosday.ru











Lentainform