16+

«Радует, что военные не забывают даже нас, убогих гуманитариев»

09/07/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Министр обороны Шойгу создает научные роты. Они должны превратиться в «интеллектуальный спецназ армии». Более того, из солдат научных рот, по словам министра, вырастут «если не нобелевские лауреаты, то лауреаты Государственной премии РФ точно».


           Звучит заманчиво. Хотя, на первый взгляд, напоминает фильм «Собачье сердце». Когда бородатый юноша в картузе толкает речь:
– Быть может, на долгие века запомнит человечество это наследие, доставшееся нам от времен военного коммунизма. Пусть из этих живущих отдельной жизнью желез будут созданы особые рабочие станки, специальные фабрики по омоложению и исправлению человечества. 
И все, кстати, аплодируют.

Разобраться, как будут функционировать научные роты, мне пока не удалось. С одной стороны, в них должны служить «талантливые ребята», причем «не покидая стен университета». С другой стороны, для первой научной роты уже оборудуются особые «спальные и учебные помещения». Видимо, служить интеллектуальные спецназовцы будут все-таки в казармах. То есть, совсем не покидая стен университета. Чтобы ненароком не выдать врагу военно-научные секреты.

Вообще говоря, мысль правильная. Нельзя разбрасываться научным потенциалом. Это антигосударственно и даже преступно.

Меня, к примеру, всегда возмущала история великого французского ученого Фредерика Жолио-Кюри. Он открыл искусственную радиоактивность. За что получил даже не Государственную премию РФ, а самую настоящую Нобелевскую. Он создал первый во Франции ядерный реактор.

Но Жолио-Кюри угораздило вступить в компартию Франции. И когда началась холодная война, французское правительство выгнало его с поста руководителя Комиссариата по атомной энергии. Жолио-Кюри забросил науку и стал заниматься фигней – председательствовать в сталинском движении сторонников мира.

Очень глупо поступило французское правительство. Любимый товарищем Жолио-Кюри товарищ Сталин никогда не поступил бы так глупо. Нобелевского лауреата нужно было арестовать и впаять «червонец» как советскому шпиону. Или за какую-нибудь там антикапиталистическую агитацию. После чего помурыжить полгодика в лагере. А потом перевести в шарашку. Если кто не знает, что такое шарашка, пусть почитает роман Солженицына «В круге первом». Или хотя бы сериал посмотрит.

В шарашке у Жолио-Кюри появилась бы альтернатива. Или обратно в лагерь, или досрочное освобождение. И он быстренько смастерил бы французам и ядерную бомбу, и термоядерную, и какую хочешь. И науке польза, и ученый для науки не потерян.

Именно так – в шарашке после лагеря – Сергей Павлович Королев изобрел всякие ракетные двигатели, которые в конечном счете позволили нашей великой стране запустить в космос первый спутник и первого человека. Очень эффективная схема работы с учеными. И никакой Академии наук реорганизовывать не надо. И никаких тебе скандалов.

Ясно, что министр обороны Шойгу взял эту схему на вооружение. Создает этакие шарашки, только для студентов. Либо в обычные казармы, либо в «спальные места в стенах университета».

Радует, что военные не забывают даже нас, убогих гуманитариев. Один эксперт из Академии военных наук говорит, что мы будем воевать в интернете. Нет, не в том смысле, что мы будем в научных ротах рубиться по сети во всякие «стреляки». Мы будем «продвигать российские подходы к актуальным международным проблемам на заграничных форумах и блогах». Годик потроллил – и на дембель.

Но смущает меня один факт. Народ нынче пошел не тот. Хитрый пошел народец. Помню, когда я учился на истфаке, ездили мы в археологическую экспедицию. В Старую Ладогу. И копали какой-то вал. Не очень, надо сказать, интересное занятие. И не очень, судя по всему, важное. Поскольку, когда мы уехали, для работы с валом был приглашен экскаватор.

А копать было тяжело. Лето выдалось жаркое. Почти как нынешнее. И махать лопатой под палящим солнцем было неприятно. И вредно для здоровья. Один студент даже получил солнечный удар. Самое интересное, что этот студент был негром из Мали.

И вот наш руководитель – профессор Кирпичников – создал нечто вроде научных рот. Спросил, кто в совершенстве владеет иностранными языками. Несколько человек откликнулись. Их посадили переводить профессору Кирпичникову статьи из иностранных научных журналов. Говорили, что профессор Кирпичников хотел стать академиком. А с иностранными языками, похоже, не дружил.

Наш интеллектуальный спецназ сидел в тени и переводил статейки. Пока мы, неучи, издыхали, орудуя лопатами.

Но существовала одна проблема. Про нескольких переводчиков было достоверно известно, что иностранными языками они не владеют. Особенно теми языками, с которых взялись переводить.

Не знаю, чего они там напереводили, но профессор Кирпичников так и не стал академиком. Но профессором, естественно, остался. Подождем да посмотрим, останется ли Шойгу министром со своими научными ротами.                   

ранее:

«Обнимаешься ты с девушкой на завалинке и вдруг...»
«Единый учебник по литературе меня почему-то совершенно не пугает»
Почему у Аршавина в Англии ничего не получилось
«Как можно отменить ЕГЭ? Только одним способом: довести до абсурда»
«Потерял связь с народом: новостей не знаю, новых ругательств не слышу, словарный запас не пополняю»











Lentainform