16+

Вячеслав Заренков построит в Петербурге музей современной живописи

09/07/2013

Вячеслав Заренков построит в Петербурге музей современной живописи

Президент группы «Эталон» Вячеслав Заренков решил построить в Петербурге большой частный художественный музей. Чтобы это был музей современной живописи, но не музей современного искусства. О том, какая между ними разница, Вячеслав ЗАРЕНКОВ рассказал Online812.


             – Ваш социокультурный проект «Созидающий мир», в рамках которого вы возите наших художников по разным странам, – он еще на сколько лет рассчитан?
– Это не такой проект, который имеет точную дату окончания. Это саморазвивающаяся программа. Она сама закончится, когда в ней исчезнет необходимость. Но пока она расширяется.

- Количество стран, которые посещают патронируемые вами художники по программе «Мир глазами русских художников», с каждым годом растет. Сколько в сумме стран решили охватить?
- Списка конкретного нет. В этом году летом уже были в Чехии, потом будет Греция – там уже маршрут отработан, билеты куплены.  А на следующий год будет три страны – но какие, пока не определили точно, потому что нашим проектом заинтересовались европейцы – Швейцария очень хочет поучаствовать. Несколько швейцарских банков изъявили желание помочь. Также есть заинтересованность и в Германии в бизнес-сообществе.

- А художники одни и те же ездят по разным странам?
- Меняются. Вот в Грецию поедет абсолютно другая группа, совсем не та, что в Чехию.

- Лично  отбираете кандидатов?
- Отделения Союза художников предлагают кандидатуры. Кандидаты дают свои работы на просмотр. Мы отбираем лучших. А потом я с каждым беседую.

- Что хотите понять – какой он человек или какой он художник?
- Я хочу, чтобы мы с ним оказались на одной жизненной волне. Чтобы у нас было одно понимание мира.

- У вас какое понимание?
- Мир добра и света. Мир без жестокости и насилия.

- У художника это понимание как должно проявляться?
- Это сразу видно по отношению к жизни. Если, к примеру, человек сразу начинает обвинять всех и во всем – то не надо нам такого. Если человек смотрит на мир с любопытством и открытыми глазами познания – это к нам. И, безусловно,  профессионализм живописца играет большую роль.

- Какая судьба у работ, сделанных в ходе поездок. Они продаются?
- Мы работы не продаем. Мы их показываем. Вообще, каждый из участников проекта должен написать не менее шести картин за поездку. Но это не догма. Кто-то может и две работы сделать, но обычно пишут больше. Вот Виктор Тихомиров за одну поездку 27 работ сделал! Мы говорим: отдай нам шесть, остальные себе оставь. Он не соглашается: давайте вы больше возьмете, давайте десять!

Художнику выгодно нам свою работу отдать. Мы выпускаем дорогие качественные альбомы, участие в которых для него – это раскрутка, реклама, известность.
Так вот, эти картины остаются в собственности фонда «Созидающий мир». Сейчас уже собрано более 300 работ.

- Что с ними будете делать?
- У меня в планах построить музей современных художников. Сейчас я уже дал задание подобрать площадку, где можно было бы построить музей площадью 8 – 10 тысяч квадратных метров.

- За свои средства будете строить?
- Думаю, да. Но если найдутся желающие войти в проект – то я только рад буду.

- Место для музея ищут в Петербурге или и в Москве тоже?
- Зачем в Москве? Это будет петербургский музей. Если точнее – это будет музей современных художников, а не музей современного искусства, что сегодня модно. Не будет в этом музее инсталляций вроде: вот белая скатерть на полу лежит, на скатерти дохлая рыба и пара лягушек, по которым бьют молотком. Такого не будет.

- А вам какое направление в живописи больше нравится?
- Мне ближе импрессионизм, хотя при этом понимаю, что классическая живопись вечна. Сколько бы ни было течений. И то, что делают художники в рамках нашей программы -  это ближе к классической живописи с элементами импрессионизма.

Хотя, конечно, каждый художник имеет право творить. И я готов принять и не классическую работу. Я же тоже развиваюсь – раньше, например,  я к абстракциям относился скептически, как к поделкам людей, которые не могут нормально писать картины. Но вот недавно побывал на нескольких выставках – и осознал, понял.  Создают такое, что ты не можешь оторваться! И фантазия начинает работать, глядя на картину № 1 или картину  № 2  – они специально без названия делают, чтобы не навязывать мнения. Перевернул эту картину на 90 градусов – и совсем другое восприятие. Снова фантазия работает.

- Музей в какие сроки может появиться?
- 2015 – 2016 год. Так я предполагаю. Вокруг музея должна быть творческая жизнь – премии, мастер-классы, общение…

- Вы собирались показывать и Россию глазами зарубежных художников. Когда до этого дойдет дело?
- Сейчас это немного отошло на второй план, но, думаю, что уже осенью художники из нескольких стран посетят Россию.

- На тех же условиях, что и наши художники?
– На тех же. Будут люди с именами и те, кого мы будем только открывать. Главное, чтобы человек создавал положительную ауру, привлекал к себе.

- Ваш проект «Созидающий мир» – он сильно затратный?
- Я даже не ожидал, что он будет такой затратный. Но терпимо!
И затратен он даже не столько финансово, а организационно! К примеру много времени отнимают бюрократически вещи. Особенно  таможенные процедуры. Надо каждую картину сфотографировать, получить разрешение на пересечение границы. Каждая картина должна получить позорный штамп черной тушью: «Художественной ценности не представляет», чтобы пересечь границу. Как приятно художнику, когда на твою картину такой штамп с обратной стороны холста ставят! Но пришлось потратить много времени, чтобы не одна из наших картин не получила такого штампа.

К примеру, на то, чтобы привезти наши картины из Болгарии, ушло четыре месяцы. Из Сербии – три месяца.

Зато желание у людей смотреть наши выставки очень велико в странах, где мы побывали.

- То есть там интереса к ним больше, чем здесь?
- Значительно больше, чем здесь. Здесь люди уже ко всему привыкли – ну, картинки, ну, какой-то бизнесмен Заренков организовал выставку… А там – с радостью воспринимают наши работы. Говорят: как мы устали от этих западных штучек, когда ладонями по холсту краску возят. А тут, у вас все настоящее, родное.

- Недавно был показан фильм «Английский русский», снятый по вашему рассказу. Вы  считаете этот фильм своим?
- Конечно, этой мой фильм, абсолютно. Никто бы его без  меня не выпустил. Не было бы продюсера Александра Тютрюмова, я бы картину через другую кинокомпанию запустил. Не было бы сценариста Олега Солода, я бы другого сценариста взял. То есть я бы это фильм в любом случае выпустил. Так что да -  это мой фильм.

- Вы говорили, что остались картиной не совсем довольны. Это кокетство?
- Нет, это не кокетство. Это объективная реальность. Не все эпизоды в фильме были сделаны так, как планировалось и хотелось, есть некоторые изменения и в сюжетных линиях, которые хотелось бы отразить по-иному. Тоже самое касается и характером ряда персонажей. Тем не менее, фильм получился, а мы приобрели новый, интересный опыт.

- Я понимаю, что есть у вас желание еще один фильм снять?
- Есть желание. И есть идея. По другому моему рассказу. Хочется сделать так,  чтобы брало за душу. И сценарий, скорее всего, буду писать сам. Личное участие должно быть максимальным.

- И режиссером будете?
-  Нет, режиссером пока не готов.

- Прокатная судьба у «Английского русского» какая будет?
- В прокат он не пойдет. Планируем запустить его по ТВ. Не доработан он для проката. А для фестивалей, куда Тютрюмов предлагает картину отправить, она не дотягивает.

- В этом кинопроцессе что вами двигает – вы хотите экранизировать свои рассказы или вам кажется, что российскому зрителю такого кино не хватает?
- И то, и другое – я считаю, что не хватает фильмов добрых, интересных, без насилия и стрельбы, без убийств и постельных сцен.  Хочется, чтобы мои рассказы остались не только на бумаге.

- Не думали позвать режиссера с именем?
- Вот позову я какого-нибудь великого известного режиссера. Какого-нибудь условного Иванова. Режиссер Иванова мне скажет: давай 12 миллионов долларов. И эти миллионы невозвратные. А зачем мне давать ему эти 12 миллионов? За тем, чтобы Иванов поупражнялся и стал еще более великим. А у меня нет такого желания -  сделать именитого режиссера еще более именитым, угробив на это кучу денег с непредсказуемым результатом.

- Картину «Чапаев-Чапаев» вы тоже к своим относите?
- Это не мой фильм.  Это фильм Виктора Тихомирова. Он и автор сценария, и режиссер. А я немного помог ему с финансированием. Но он мне о каждой копейке отчитывался. Советовался по каждому эпизоду.  Я а ему отвечал: «Витя, это твой фильм, делай, как считаешь правильным». Вот  этот фильм как раз есть желание запустить в кинопрокат.

- Наверняка к вам не раз обращались за содействием и деньгами кинематографисты, писатели и художники. На какие предложения вы готовы согласиться?
- Я лучше скажу то,  чего я никогда не буду поддерживать. Я не буду поддерживать культ насилия, стрельбы всякой, курения, наркомании. А буду поддерживать в том случае когда понравится человек и его идея. В последний раз девушка пришла с синопсисом фильма про священника – мне понравилось.

- Не могу про строительство не спросить. В прошлом году казалось, что основные сложности в отношениях между застройщиками и властями Петербурга преодолены. А сейчас кажется, что это не так.
- Я бы обратил внимание на другое. Главная проблема в том, что на сегодняшний день ни власть, ни законодатели, ни общество не готовы признать, что бизнес – главная сила в развитии экономики любого города и страны в целом. Не будет бизнеса – не будет поступлений в бюджет. И погибнут и наука, и искусство, и спорт, и здравоохранение. Бизнесу надо помогать, снимать препоны, пропагандировать лучшие компании и их руководителей. А не гнобить, травить и ставить палки в колеса.

И сменить отношение в обществе к бизнесменам.  Они создают те рабочие места, на которых миллионы людей обеспечивают себе достойную жизнь.                

Сергей БАЛУЕВ









Lentainform