16+

Lentainform

Что лучше построить рядом с БКЗ «Октябрьский»: бизнес-центр или церковь?

11/07/2013

Что лучше построить рядом с БКЗ «Октябрьский»: бизнес-центр или церковь?

Практически мировоззренческий вопрос - что лучше, бизнес-центр или храм - имеет в Петербурге вполне конкретное градостроительное применение.


             На месте одноэтажных касс БКЗ «Октябрьский» на Лиговском проспекте строится (уже выдано разрешение на строительство) бизнес-центр, но греческая община хотела бы, чтобы вместо бизнес-центра стояла церковь (раньше греческая церковь стояла на месте БКЗ, но в 1962 году ее снесли).

Online812 попросил экспертов, оставив за скобками вопросы морали и нравственности, оценить, что для этого места лучше с градостроительной точки зрения.

Бэкграунд. Инвестор – связанная, как говорят, с экс-вице-губернатором Молчановым УК «Соло», уже построившая бизнес-центр по другую сторону Лиговского проспекта на месте снесенного исторического дома, провела внутренний конкурс на проект  нового здания. Победила на нем мастерская АММ, которую до своего хождения во власть возглавлял предыдущий главный архитектор города Юрий Митюрев (ныне 1-й зам. главы КГА). В пользу этого проекта высказывали и градозащитники, считая его наименее диссонирующим. Однако греческая община «Петрополис» обратилась к властям с предложением построить на месте касс БКЗ церковь Дмитрия Солунского. До 1962 года этот храм стоял на месте самого БКЗ.


Будущий бизнес-центр, строящийся по проекту мастерской AMM

Проект церкви готов – его сделала архитектурная фабрика «32 декабря» Дмитрия Лагутина, которая, кстати, участвовала и в конкурсе на строительство бизнес-центра, но проиграла. В качестве компенсации  сторонники храма предлагают отдать инвестору участок слева от БКЗ, где раньше стоял дом графини де Турдоне, с тем, чтобы он его восстановил.


Проект строительсва церкви (справа за БКЗ - предполагаемый дом де Турдоне)

Идея строительства церкви нашла отклик – за нее, помимо самих греков, высказались Совет по сохранению культурного наследия, Комиссия по культуре ЗакСа и ряд известных горожан. Вместе с тем еще не было ни одного случая отмены стройки, на которую уже выдано разрешение.

Авторская позиция

Дмитрий Лагутин, архитектурная фабрика «32 декабря»:

- Все уже сказали, какое благо для города будет церковь Дмитрия Солунского. Но самое важное – это не допустить грубой градостроительной ошибки: строительства бизнес-центра по принятому проекту.

Проект этого бизнес центра рассматривался градозащитниками как здание, не наносящее воздействия, вреда – контекстуальное (характеристика Ю. Л. Минутиной). Оказывается, здание на площади может быть незаметным!

Лиговский проспект должен иметь начало, должен быть всплеск,  то что запоминается, притягивает взгляд. Даже если и раздражает, то и это правильно – не оставляет равнодушным. Дает ориентир. Давит, режет слух, доминирует. Архитектурная доминанта. Не тупиковая архитектура должна стоять в начале Лиговского проспекта, а доминанта, завершающая перспективу.

На Совете по сохранению культурного наследия Петербурга и говорили, что церковь Дмитрия Солунского – это новая доминанта. Спорили.

Одна градостроительная ошибка – втиснутый «Октябрьский»  – уже есть, приходите, посмотрите. Площади нет! Нет Греческой площади, есть только название «Греческая площадь». Переименуйте в «Октябрьскую» постройте незаметные кассы-бизнес-центр, зачем Санкт-Петербургу доминанты, не надо!

В 2011 году, когда нам предложили участвовать в конкурсе проектов бизнес-центра на Греческой площади, мы уже осознавали, каким важным может стать это здание. Мы предлагали выполнить его в греческом стиле, и оно должно было вернуть площади ее изначальную культуру. Таким образом, уже три года мы проектируем храм на Греческой площади – вначале античный, теперь – византийский.

За 150 лет градостроительная ситуация поменялась тут дважды: 1.зарыли Лиговский канал – появилась Греческая площадь. 2.Уничтожены Знаменская, Рождественская и Греческие церкви.

Что предлагается сейчас: Греческая церковь на месте касс БКЗ как совмещение двух утраченных доминант в одну (Знаменской и Греческой церквей, которые стояли на противоположных берегах Лиговского канала).

Рафаэль Даянов, архитектурное бюро «Литейная часть-91»:

- Храм безусловно лучше бизнес-центра. Участок, на котором стояла церковь, был подарен грекам российским монархом, поэтому она назывался Дмитрия Солунского посольская греческая церковь. Ее создатель  архитектор Р. И. Кузьмин, академик, профессор Академии художеств, был в числе  тех, кто положил начало византийскому стилю, это один из первых примеров такой архитектуры. Журнал «Зодчий» в 1875 году писал: «Сооружение прекрасной греческой посольской церкви в Петербурге последовало в то время, когда еще никто не догадывался, что идеал византийской архитектуры несовместим с утвержденными в 50-х годах правилами. До сооружения этой церкви, представившей нам истинный характер украшений X – XI веков, – мы, несмотря на историю, не понимали духа византийской стенописи». Это связано с формированием «национального стиля» в архитектуре, в противовес «академизма»

У проекта бизнес-центра есть очевидный недостаток. Я не говорю об архитектуре, – это дело автора, – он спроектирован так, как будто должен стоять в ряду домов. А мы знаем, что на этой площади стоит памятник, еще один серьезный объект – БКЗ, ценная архитектура 60-х годов (Архитекторы: А. В. Жук, В. А. Каменский, Ж. М. Вержбицкий). Так вот, здание бизнес-центра не сформирует ансамбль площади. У нас есть несформированные площади,  например, площадь Восстания. И церковь снесли, и памятник убрали, и самое здание вокзала могло бы быть неким камертоном, но не стало. Попадая туда, вы не знаете, на чем остановить взгляд, все улицы главные, это не площадь, а просто транспортный узел.  С точки зрения формирования площади и завершения перспективы Лиговского проспекта, постановка храма, лучше.

Александр Кицула, руководитель ООО «Архитектурное бюро «Я.К.»:

- Не располагая достаточными графическими материалами для анализа работ Ю. Митюрева и Д. Лагутина (у меня были только картинки и фасады без отметок и размеров, а планы и схемы посадки зданий отсутствовали), я решил восполнить недостаток информации поездкой на место и собственными впечатлениями.  По дороге сформулировал три вопроса, на которые надо ответить:

Первое. Нужно ли там строить вообще?

Второе. Если строить можно и нужно, тогда что строить предпочтительнее: фоновое здание (бизнес-центр) или архитектурную доминанту (церковь), пусть и локальную?

ТретьеКакими характеристиками должен обладать в этом месте фоновый объект и каковы должны быть основные параметры здания-доминанты (церковь)?

Ответы на эти вопросы получились следующие.

Первое. Площадь перед БКЗ обладает явными чертами незавершенности. Поэтому с градостроительной точки зрения возведение нового здания на месте снесенных касс не только возможно, но и целесообразно. Как минимум это позволит упорядочить сложившуюся застройку. Как максимум (при талантливом архитектурном решении) может быть достигнуто принципиально новое, лучшее качество пространственной организации этой части городской среды.

Второе. Если стараться полностью реализовать градостроительный потенциал участка, строить надо церковь. Но это решение для смелых, для тех, кто считает, что Санкт-Петербург можно и нужно делать лучше, чем он есть, а не консервировать бездумно все, что досталось от предшественников, независимо от архитектурного качества этого наследия. При этом следует иметь в виду, что строительство церкви, открывая широкие возможности, одновременно чревато риском серьезной неудачи. Тут многое будет зависеть от мастерства и степени свободы архитектора.

Если же исходить из принципа «не навреди»,  если считать, что современные архитекторы, все равно, ничего путного сделать не смогут, тогда строительство бизнес-центра предпочтительнее. Минимум рисков. Максимум предсказуемости. Почти наверняка на выходе получим нечто лучшее, чем сейчас.

Третье. В случае проектирования храма его надо делать примерно в 2 раза выше и соответственно больше, чем это сделано в проекте Д. Лагутина. Кажется целесообразным несколько сдвинуть храм в глубь сквера. Ориентировочная высота должна быть 45 – 50 м, а не 18 – 22 м. Без этого храм не будет «держать» площадь, а здание БКЗ останется главным, или, что еще хуже, они будут спорить друг с другом, как в проекте «32 декабря». В этом месте храм должен бесспорно доминировать, а концертный зал превратиться во второй по значению объект, формирующий площадь. Иначе храм лучше не строить.

В случае строительства бизнес-центра, БКЗ остается безусловной доминантой площади, а новое здание обозначает ее северную границу, что само по себе очень хорошо. В проекте мастерской Ю. Митюрева здание бизнес-центра решено в формах традиционной архитектуры. Такое решение, так сказать, напрашивается, потому что снимает целую кучу проблем. Но, мне кажется, было бы интересней затеять некую игру с архитектурой самого БКЗ и создать композицию из двух зданий, дополняющих друг друга и формирующих своеобразный мини-ансамбль.

Михаил Золотоносов, архитектурный критик:

 На мой взгляд, бизнес-центр, скромный по своим размерам и фоновый по рисунку фасада, предпочтительнее церкви. С учетом того, что отдельно стоящие кассы БКЗ – не шедевр архитектуры, а просто большой ларек, а новый бизнес-центр градостроительной ситуации не меняет.

Строительство новой церкви на новом месте – это не восстановление, а уплотнительная застройка, увеличение коэффициента использования территории. Для уплотнительной застройки в историческом центре города нужно обоснование хотя бы функциональной потребности – при том, что архитектурная ценность церкви-новостройки будет равна нулю. В центре вообще надо воздерживаться от новостроек, даже если они якобы воспроизводят ретростили. Посмотрите на фасады домов 114 – 116 по Невскому пр. и дома по ул. Восстания, которые были снесены ради «Стокманна» и, несмотря на все уверения Ю.Земцова, не восстановлены в прежнем виде, а грубо и антиисторично искажены. И то, что это новоделы – хорошо видно. Любое вмешательство – это обман и уничтожение подлинности: фасада, стиля, объемно-пространственных параметров.

Не уверен, что вместо касс БКЗ так уж необходим новый бизнес-центр, но еще меньше уверен, что есть потребность в здании для отправления культа. Во всяком случае, нет обоснований, нет и норм количества культовых зданий шаговой доступности на душу населения, да и сообщений о том, что, скажем, «негде помолиться» и «свечку поставить», тоже нет (в километре, например, стоит Преображенский собор). Просто от нечего делать кто-то взял и сказал: а давайте поставим тут еще и церковь. И началась бессмысленная дискуссия. Кстати, это только на картинке церковь выглядит пригоже, а на самом деле около нее, как показывает практика, обязательно вырастает хоздвор, хозяйственные постройки, общественный туалет, появляются могилы (см., например, могилу возле Владимирского собора со стороны Кузнечного пер.). И все это тоже требует места.

Старая церковь стояла на месте Большого концертного зала «Октябрьский», и если говорить о восстановлении, то надо сначала снести концертный зал (чего уж точно делать не станут), расчистить пространство, а потом ставить тут Греческую церковь. В противном случае на расстоянии менее 100 м друг от друга окажутся две доминанты, два выделяющиеся на фоне рядовой застройки здания общественного назначения: концертный зал и церковь. Причем, здания резко контрастируют по стилю, по геометрии. «Красная дорика» БКЗ с плоской кровлей основного объема, отсылающая к конструктивистским истокам, с одной стороны, и храм в византийском стиле с главным куполом, большим световым барабаном, выступами и аркадами, с другой. Получится элементарная градостроительная ошибка, очевидная безграмотность: доминанты, да еще разностильные, будут находиться в непосредственной близости друг от друга.

Кстати, историческая Греческая церковь по проекту Р. И. Кузьмина, была сделана не в византийском, а в русско-византийском стиле, который считается разновидностью псевдорусского стиля, т.е. некой стилизации. Именно по этой причине церковь и была снесена в 1962 г. как не имеющая художественной ценности. Теперь мы получим уже псевдопсевдорусский стиль.

Надо признать, что пространство в этом месте уже организовано, градостроительно сформировано и сориентировано на БКЗ как доминанту, архитектурную и смысловую. А то, что БКЗ и церковь – конкуренты, было понятно с самого начала, когда церковь ликвидировали в 1962 г. Лично мне здание БКЗ не нравится, оно никак не сочетается с окружающими зданиями, и появление его здесь я считаю градостроительной ошибкой, но строительство тут еще и церкви будет дальнейшим ухудшением градостроительной ситуации.

Да, возможно в перспективе Лиговского пр., имеющего у дома 21а (примерно на пересечении с ул. Жуковского) точку перелома, церковь-новодел, стоящая на обочине проспекта, будет замыкать перспективу. Однако не менее важно, что на площади перед концертным залом и церковью оба здания будут видны одновременно, и это создаст ощущение стилевого винегрета. Такой же винегрет порываются сейчас устроить на Сенной пл., установив новодел Успенской церкви впритык к «Пику» и «Пику-2».

Валентин Назаров, народный архитектор России, разработчик Генпланов 1966, 1985, 2005 годов:

- Установка храма по оси Лиговского проспекта – удачное решение. В этом районе было 2 церкви – Знаменская на площади Восстания и Греческая там, где сейчас стоит БКЗ. Доминанта в этом месте необходима, в какой-то мере она компенсирует то, что было уничтожено. Я не вижу ничего страшного в появлении церкви не на своем историческом месте. Помню, как в свое время обсуждали восстановление церкви на Троицкой площади. Именно там, где она стояла, восстанавливать было невозможно. Как только перенесли, сразу встал вопрос: надо ли восстанавливать точно такую. Стали говорить, что новый храм должен переплюнуть мечеть. В итоге все заболтали и дело кончилось тем, что поставили часовню у Троицкого моста.                 

Подготовил Антон МУХИН