16+

«Он признавал право атеистов на свободу совести»

06/08/2013

«Он признавал право атеистов на свободу совести»

Вчера вечером в Пскове был убит православный священник Павел Адельгейм. По предварительным данным, преступник - гость священнослужителя, который жил у него некоторое время, в надежде излечиться. По сообщениям СМИ, 27-летнего москвича к отцу Адельгейму отправила мать, которая считала, что душевнобольному сыну поможет слово православного священника.


         Отец Павел – единственный священник, который позволял себе критиковать иерархию в церкви. Богатая история его борьбы с вертикалью власти в РПЦ находит свое отражение сейчас в СМИ и постах блогеров в Интернете. Несмотря на то, что Адельгейм был против существующего иерархичного уклада церкви, по словам его знакомых и приближенных, он никогда не собирался покидать ряды РПЦ.

На протяжении всей своей жизни отец Павел боролся с вертикалью власти в церкви: первое столкновение с этим произошло в 1956 году, когда Адельгейма по политическим мотивам выгнали из Киевской духовной семинарии. Вместе с другом Адельгейм пришел к ректору Киевской семинарии, куда поступил, чтобы выразить свой протест по отношению к прославлению советской власти, сообщает Gazeta.ru.

Адельгейм даже побывал в лагерях за клевету на советский строй, после чего стал инвалидом, потеряв ногу в тюрьме. Кроме того, его даже арестовали за распространение религиозного самиздата.

По словам самого Адельгейма, конфликт с митрополитом Евсевием длился на протяжении 20 лет, пока Евсевий занимал место в Псковской епархии. Пытаясь осмыслить причины гонений, священник Павел Адельгейм написал в 2002 году книгу "Догмат о церкви в канонах и практике", пишет Gazeta.ru.

За написанную книгу митрополит назвал Адельгейма служителем сатаны, осудил его публично на епархиальном собрании и раскритиковал "Догмат" отца Павла. Кроме того, Евсевий требовал от Адельгейма отречения от книги и покаяния. В ответ на это Адельгейм просил указать на конкретные места в книге, где содержится клевета, но ответа так и не дождался.

"Думаю, что если бы не его сегодняшняя смерть, многие постарались бы дискредитировать роль его личности, но теперь это сделать не получится: священник погиб мученической смертью на своем посту. Так что теперь придется объяснять его конфликт с правящим архиереем, его конфликт с патриархией. Его личность приобрела экстраординарный вес, и это можно рассматривать как перст указующий. Забыть его уже не получится», — говорит об отце Павле Дмитрий Свердлов.

Отец Дмитрий сравнил Павла Адельгейма с трагически погибшим 23 года назад священником Александром Менем, судьба которого схожа с судьбой убитого отца Павла: Меня также критиковали представители консервативных кругов РПЦ. "Параллель совершенно очевидна. Думаю, что мы счастливые люди, если раз в 20 лет Господь будет нам посылать своего Александра Меня", — сказал Свердлов.

Иизвестие о гибели отца Павла стало для Дмитрия Свердлова шоком: "Отец Павел — человек, который шел до конца. Многие из нас недовольны, не согласны с разными вещами, которые происходят в церковной и околоцерковной жизни, но молчат. А отец Павел выбрал этот путь и вне зависимости от результата действовал по той правде, которую чувствовал как истину с большой буквы. И, видимо, дошел до логического конца".

Диакон Адрей Кураев о смерти отца Павла: "Он не был диссидентом. То есть он не искал специально поводов для критики и конфликта. У него не было аксиомы предустановленной неправоты церковной власти. У него была одна тема – тема удушения общинно-приходской жизни. И в этом он был вполне каноничен. Сатана душил его через псковского митрополита (да-да, страсти и капризы могут быть и у архиерея). А минувшей ночью перешел к более решительным действиям. Сатанист, убивший о. Павла, подарил Церкви Христовой еще одного мученика. Но радоваться этому как-то не получается. Радостно тут лишь одно: о. Павел свой крест достойно пронес до конца. Вечная ему память!"

"Отец Павел был ПОСЛЕДНИМ, на кого могли сослаться "верные чада РПЦ МП": мол, есть в гундяевском свинарнике и "приличные попы"
всё
нет больше
ни одного
не на кого теперь ссылаться", – пишет в своем Живом Журнале Владимир Голышев.

"Возможно, но в случае Адельгейма важно (даже из приведённых цитат это видно), что он, будучи глубоко воцерковлённым человеком, признавал право атеистов на свободу совести и вообще настаивал на личной религиозной практике вместо популярных сейчас массовых забегов с хоругвями наперевес", – пишет пользователь zooh.

"Не только «мятущаяся интеллигенция», но и поколения молодых священников и верующих приезжали к отцу Павлу. Ведь что-то по-чегеваровски романтическое, что-то подлинно геройское было в этой личности. А еще в нем было целое небо добра. И какого добра?! Пройти через лагерный ад и говорить, что «от лагеря остались очень светлые воспоминания», отбывать наказание не в бараке с интеллигенцией, репрессированной по 58-ой, а с отпетыми уголовниками, устроившими, в конце концов, «несчастный случай», в результате которого направленный на отца Павла агрегат отрезает ему ногу, – и утверждать при этом, что «никогда в своей жизни не встречал подонков и нелюдей, это просто были несчастные люди», – многие ли так смогут? " – воспоминания Игоря Петровского о жизни отца Павла.

Блогер Кирилл Фролов и вовсе связывает убийство отца Павла с политикой, косвенно называя убитого "сакральной жертвой революции": "Для успеха "цветной революции" необходима "сакральная жертва режима". Время для ее принесения в преддверие готовящейся 9 сентября "навальной революции" выбрано идеально – месяц нужен для того, чтобы по максимуму в режиме "геббельсовской пропаганды" раскрутить эту тему. Человек, "принесенный в жертву", является оптимальной фигурой – диссидирующий священник, заказчиком убийства которого можно будет выставить и "кровавый режим", и "кровавую Патриархию". А без "кровавой жертвы" "кровагого режима" и "кровавой Патриархии" народ на баррикады не вытащищь", – пишет Фролов в своем Живом Журнале.         

фото rusinform.ru








Lentainform