16+

«Зрителей обучают птичьему «политическому языку», в основе которого представление о том, что порядок лучше свободы»

14/08/2013

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

На фоне интернета центральные каналы ТВ выглядят удручающе архаично: сериалы с одним и тем же набором актеров и фабульных штампов, пугающие своим убожеством ток-шоу и кремлевская пропаганда под видом информационных или аналитических программ.


         Точно воспроизведены стиль и содержание радиоточки в коммунальной квартире. Летом, когда ТВ оголяется вследствие отпусков, скелет виден хорошо.


 Что касается пропаганды, то зрителей обучают птичьему «политическому языку», в основе которого представление о том, что порядок лучше свободы, а синонимом свободы является хаос. Зрители должны понимать этот «новояз», уметь на нем говорить и мыслить.


Как писал О. Шпенглер во втором томе «Заката Европы», общая задача – «подвести массы как объект партийной политики к средству власти – газете». Сегодня вместо газеты – телевидение, являющееся средством власти над базовым электоратом (БЭ). Благодаря ТВ судебные расправы и дикарские законы должны выглядеть венцом демократии. Именно в этом направлении информационные программы центральных каналов и работают. Если в идеологии и политике виден «большой скачок назад» – даже не к Суслову, а прямо к Жданову и Вышинскому, то задача ТВ – представить скачок назад рывком вперед, а, скажем, ухудшение отношений с США – проявлением силы и независимости вставшего с колен государства. Эта операция – привычная для ТВ и хорошо принимается БЭ.
Если Путин, споря с критиками Универсиады, почему-то предлагает им принимать виагру, то все делают вид, что это не убогий казарменный «недоюмор», а гениальный афоризм. Если вождь поймал щуку весом 21 кг, то это еще одно проявление его уникальных способностей, которыми надо восхищаться, что ТВ и делало.


Свежайший пример – реклама восьмисерийного телефильма «Распутин», который снимают по заказу Первого канала. В заглавной роли – Владимир Машков. Для начала подробно рассказали, насколько точно будет воспроизведена борода, как Машков вообще похож на Распутина лицом и щеками. А сам Машков, запомнившийся «лампочкой в глазу» во время выступления на съезде «Единой России» в сентябре 2011 г., когда он восславил ВВП, теперь рассказал нам про Распутина. Оказалось, что тот был не фаворитом царя и авантюристом, а образцовым патриотом, другом семьи, любил Россию, вообще был вместилищем положительных качеств, за что враги России его убили, а потом и скомпрометировали. Но теперь режиссер фильма Андрей Малюков и актер Машков репутацию патриота Распутина восстановят. Никаких финансовых комбинаций, взяток за протекции, никаких оргий в квартире на Гороховой, 64, – одна лишь любовь к России, царю Николаю и царевичу Алексею и днем, и ночью.


Малюков давно специализируется на военно-патриотическом кино: от кинобоевика «В зоне особого внимания» (1977) до телефильма «Грозовые ворота» (2006). Теперь в ряд произведений, направленных на воспитание патриотизма, анекдотично попал фильм про Григория Распутина, которого приспособили к патриотической тематике. Фильма еще нет, а уже смешно. А еще где-то на подходе «Распутин» с Ж. Депардье и тем же Машковым в роли Николая II. Скоро на телеэкране появятся «Бесы», их уже начал снимать по заказу телеканала «Россия 1» Владимир Хотиненко, и это тоже понятно: роман считается памфлетом на революцию. Судя по предыдущим фильмам Хотиненко, например, по фильму о Достоевском, мне провал сериала «Бесы» очевиден – хотя бы потому, что слишком сложен и литературен роман, вне историко-культурного контекста он непонятен, потому что многое в нем имеет пародийную природу, и фильм выхватит фабулу, не спустившись в глубину.
Но никто не собирается ставить фильмы по произведениям, которые сегодня, действительно, сверхактуальны: по романам «Мы» Е. Замятина и «1984» Дж. Оруэлла. Потому что тренд – это внушение БЭ любви к монархии и ненависти к революции.


Половину лета ТВ развлекает зрителей двумя «реалити шоу». Первое посвящено Сноудену, которого никто не видел, второе – Матвеевскому рынку.
Счастье насолить америкосам оказалось несравнимым ни с чем. Чехов в «Каштанке» описал, как издевался над собачкой один нехороший человек, Федюшка: он «привязывал на  ниточку  кусочек  мяса  и  давал  его  Каштанке, потом же,  когда она проглатывала, он с громким смехом вытаскивал его обратно из ее желудка». Именно эту операцию проделывал с американской Каштанкой наш пацан Федюшка. Даст заглотить – дернет назад, потом снова… Для БЭ фокус интерпретировали как «мы не позволим нам диктовать», «не боимся США» и т.п. БЭ довольно смеялся. Чертовски приятно было загнать американцев в угол, да еще прикрыться непрошибаемым лицемерием, которое у нас обожают особенно. 


Что же касается Матвеевского рынка, то началось все с героизма полицейского и наглости распоясавшихся мигрантов, но через четыре дня – причем по команде Путина – превратилось в борьбу с коррупцией в полиции, которая давно и со знанием дела крышует все рынки.
Нам, постоянным зрителям сериалов про бандитов и полицейских, явление знакомо давно, это сериальный штамп. Путин же словно открыл обществу глаза. Главный вопрос напрашивался сам собой: а раньше, до 31 июля 2013 г., когда Путин сказал свое слово про «30 сребреников», почему делали вид, что этого нет?


Но наше ТВ и тут не растерялось: никто ненужных вопросов не задал, а все на ТВ сделали вид, что узнали о крышевании рынков полицией именно 31 июля от Путина. И активно начали работу по освещению кампании по искоренению очередной разновидности коррупции.       











Lentainform