16+

Подмосковье теряет свой исторический облик. На очереди пригороды Петербурга

05/09/2013

Подмосковье теряет свой исторический облик. На очереди пригороды Петербурга

Путешествуя по России каждый видит свое. Петербургский градозащитник и краевед Александр Макаров, проехал на автомобиле по Подмосковью, обнаружил, что вал денег, превращающий подлинную старину в гламурные «чучела», и в любой момент может, как при цунами, докатиться до Петербурга. Подмосковную овечку, как говорится, стригут – петербургский баранчик смотрит.


              – В Подмосковье больше исторических памятников, чем в Ленинградской области.
- Плотность расположения усадеб, монастырей, церквей, вообще памятников архитектуры в Московской области раза в два – три  выше, чем в Ленинградской. И, что  важно, в Подмосковье много крупных объектов с богатейшей историей и уникальной архитектурой, которым трудно найти аналоги в северо-западных областях. В частности, дворянские усадьбы родов еще допетровских времен. Голицыны, Трубецкие, Шереметевы...

- Какова степень их сохранности?
- Ситуация примерно такая же драматичная, как и под Петербургом. Церкви сейчас переживают возрождение, почти у всех есть общины, есть энтузиасты, которые вкладывают туда деньги, поэтому они как-то возрождаются. Брошенных руинированных церквей я, пожалуй, и не видел за эту поездку. А вот с усадьбами история другая. Они в целом в очень плохом состоянии. Инвесторов нет, государство самоустранилось.

Усадьба Гребнево около Фрязино – она принадлежала боярину Бельскому, приближенному Ивана Грозного, потом Трубецким, Голицыным и т.д. Обваленные перекрытия, все рушится… Усадьба Голицыных в Дубровицах под Подольском – огромный комплекс, включающий белокаменную Знаменскую церковь. В Царево под Красноармейском очень необычный и красивый Никольский храм, недалеко был интересный памятник архитектуры – особняк Миндера, управляющего местной Вознесенской бумагопрядильной мануфактуры, он сгорел в 1996 году. Усадьба в Быково в Раменском районе пребывает в очень плохом состоянии, а находящаяся здесь церковь Владимирской иконы Божией матери архитектора Баженова, выглядит лучше. Кстати, в усадьбе в Быково размещен противотуберкулезный санаторий, главное здание усадьбы – административный корпус, он разрушается буквально на глазах, везде следы вандализма. а больные находятся в одноэтажных корпусах в парке.

- Это если брать исторические памятники вне контекста. А наступление коттеджей, гламура и прочего?
- Да, идет скупка земель, приватизация… Вот, например, Быково, пригород города Жуковский. Усадьбу с церковью окружает плотно застроенный дачный массив. Едешь по узкой двухполосной дороге, а в метре от этой дороги стоят с обеих сторон сплошные заборы трех-четырехметровой высоты, которые тянутся на километры. И ты двигаешься, как по туннелю. Кстати, пешеходов почти нет, я, пока петлял по этим лабиринтам в поисках усадьбы, встретил только несколько рабочих таджиков. Коттеджи и дачи обступили Владимирскую церковь со всех сторон. Их ондулиновые крыши изуродовали панорамы усадебного парка. Охранной зоны вокруг усадьбы и церкви практически нет.

Другой пример – Сергиев Посад. Столица русского православия. Раньше это был маленький городок с маленькими домиками, а теперь он окружен 15 – 20-этажными зданиями.  Они не вплотную подходят к самой Лавре, но создают принципиально новую панораму, новый урбанистический пейзаж большого города. А вплотную подходят старые дома, которые превращены в какофонию рекламных вывесок (см. фото 1050007). Этот ужас стоит в 100 м от входа в Лавру.

Вместо того чтобы сделать заповедник с охраняемой исторической средой и охраняемыми панорамами, здесь все портят. А плюс еще перед стеной, которая не раз выдерживала осаду, поставлен высоченный памятник Сергию Радонежскому, абсолютно бездарная работа.

- Это работа скульптора Валентина Чухаркина и архитектора Виктора Журавлева, 2000 год. Тогда был конкурс, в котором, кстати, участвовал Альберт Чаркин. Конечно, статуя рядом с исторически подлинными памятниками неуместна, как абсолютно неуместен памятник Александру Невскому у входа в Александро-Невскую лавру. РПЦ поддалось общей монументофилической эпидемии, любви к бронзовым чучелам.
- Здесь статуя хотя бы одна такая, а в старинном Дмитрове разного рода декоративных скульптур на территории кремля и рядом с ним понаставлена куча (серия «Горожане», мастерская Лит Арт, автор неизвестен – М.З.). Сергиев Посад, находящийся на расстоянии 30 км от Москвы, постепенно становится районом Москвы со всеми вытекающими.

- Пример такого рода, наверное, не единственный.
- Еще бы! Переславль-Залесский – город-заповедник на берегу Плещеева озера. Происходит захват прибрежной территории этого озера, внутри города строятся коттеджи. Между монастырями и церквями. Там есть градозащитники борются, пишут, но их никто не слушает. Исторический ландшафт уже нарушен, атмосфера города-заповедника со старыми бревенчатыми домиками исчезает. У многих старых домиков чудные светелки на крыше, красивый резной декор, наличники, балясинки... Их становится все меньше, там и сям появляется новодел. Вообще старые деревенские дома – это отдельная больная тема, не только Подмосковья. Из исторического ландшафта они стремительно исчезают. Между тем, архитектура этих домов, их декор – уникальная особенность России. Брошенных домов около трассы Москва – Петербург сотни, многие уже не годятся даже на дрова, все прогнило, крыши провалены. Уходит целый архитектурный стиль, со своей эстетикой, бесследно.

- И что же с этим делать?
- Первый вывод такой: нельзя делать трассы посередине деревень. Хотя бы крупные поселения обходили. Второе. При строительстве или расширении трассы можно было перенести неординарные дома на некоторое расстояние, метров на 50. Копеечные затраты для строителей дорог. Третье. Стимулировать владельцев поддерживать эти образцы деревянного зодчества, а не бросать.

- Значит, исторические города страдают от новодела.
- Красноречива история с «благоустройством» кремля в Димитрове:  в земляном валу в древности было несколько ворот с бревенчатыми башнями, они не дошли до нашего времени. Власти решили «улучшить» исторический вид кремля и в 2004 году соорудили (по их мнению, «воссоздали») одни из ворот – Никольские. Ворота сгорели в 2007 году. Через несколько месяцев их восстановили, но в 2010-ом они опять сгорели. Власть не угомонилась и снова соорудила новодел. При этом окружение кремля – архитектурная какофония, состоящая из нагромождения торговых центров и развлекательных заведений объектов, перегруженных рекламой и вывесками, все завершает оглушающая вульгарная поп-музыка.

В Хотькове под Сергиевым Посадом находится Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь, и что они сделали? Красивейшую кладку из красного кирпича покрасили белой краской. Для красоты. Много лубочного украшательства, дорожки из модной брусчатки, вазоны, клумбочки, указатели со стрелками, типа «лавка», «трапезная», «гостиница» и т.п. В женском монастыре в Переславле-Залесском (фото 1050019) сделаны современные дорожки, выложенные красной современной плиткой, старая булыжниковая мостовая закатывается асфальтом. Это же касается Никитского мужского монастыря (фото 1050023). Усадебный гламур из магазина стройтоваров.

Усадьба Голицыных в Дубровицах – подвал и прилегающую территорию арендует ресторан. Его хозяева срезали нижние ступени лестницы бокового входа дворца, чтобы посетителям было удобно подгонять машины прямо на площадку для корпоративов, чтобы не обременяли себя ходьбой на 20 метров.    А ведь это памятник архитектуры!  

- В общем, цивилизация наступает со всех сторон. В кичеобразном варианте. У нас до такого интенсивного использования и порчи дело еще не дошло.
- Но уже очень близко.

Что у нас

В Петербурге похожая ситуация складывается в Петродворцовом и Пушкинском районах. В Петродворцовом строящиеся коттеджные поселки и многоэтажные уже оказывают антропогенное давление на водоподводящую систему фонтанов Петергофа. А рядом с Пушкиным вот-вот начнут строить город-спутник Южный. Если рядом с парками Царского Села вырастет целый город, то сильно вырастет антропогенная нагрузка на парки: их просто затопчут. Сейчас музеи заповедники посещают «вахтовым» методом: приехали – уехали. А когда Екатерининский парк окажется «дворовым» садом 170-тысячного поселения, то прощай, парк!               

Получить наслаждение от отдыха можно не только на модных западных и азиатских курортах, но и не выезжая из собственной страны. Расположенный на территории уникального природного комплекса подмосковный отель «Яхонты» с радостью распахнет вам свои двери. Бронирование номеров можно осуществить на yahonty.ru.

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ









Lentainform