16+

Как инспекторов ДПС ловят на взятках

09/09/2013

Как инспекторов ДПС ловят на взятках

Задержание проходило как в кино: инспектор удирал от службы безопасности на машине с мигалкой, деньги вылетали из окна и разлетались по проспекту, машина преследования врезалась в лужайку посреди Северной площади... Сейчас Федорову грозит наказание - или штраф от 240 тысяч рублей, или колония до 7 лет.


   В суде Калининского района на прошлой неделе началось слушание дела о взятке, полученной инспектором ГИБДД от водителя. Инспектора взвода роты специализированного батальона ДПС ГИББД Дмитрия Федорова задержали с поличным в феврале прошлого года, на Северном проспекте. Сейчас Федорову грозит наказание – или штраф от 240 тысяч рублей, или колония до 7 лет. Можно и меньше – если слушать дело в особом порядке, но инспектор называет взятку провокацией, а результаты экспертиз – сфальсифицированными.

Инцидент произошел 6 февраля прошлого года, когда Федоров с напарником Ковалевым, проезжая по Северному проспекту, остановился на углу улицы Софьи Ковалевской. Что они там делали, установить так и не удалось. Но инспекторы ДПС скоро заметили, как по полосе, предназначенной для встречного движения автобусов, движется автомобиль «Мерседес». Пропустить такое вопиющее нарушение было невозможно, даже если патрулирование улиц – не твоя задача. Федоров служил в спецбатальоне, в чьи обязанности входит обеспечение безопасного и беспрепятственного проезда автомобилей спецназначения – а никак не дежурство на улицах. Но капитан вышел из автомобиля и махнул жезлом нарушителю.

Водитель «Мерседеса» Марков требованию подчинился. Остановил машину и пересел в федоровский джип. Но двигался водитель «Мерседеса», по словам капитана Федорова, как-то странно, оберегая борсетку, и, приглядевшись, Федоров якобы разглядел в ней зрачок видеокамеры. Тем не менее, затем начались долгие и пустые переговоры, которые попали в уголовное дело, но в обвинительном заключении не содержится ни одной толковой ссылки. «Я на службе, – вроде бы сказал Федоров. Молчание, шуршание (это Марков, по его словам, писал на бумажке цифру 5000, а Федоров якобы зачеркивал ее и писал – 10 000). Так утверждает водитель «Мерседеса», а Федоров, естественно, факт «переписки» отрицает. Потом хлопнула крышка бокса в подлокотнике – Марков положил туда деньги. А потом с записью что-то произошло: во всяком случае, крики капитана: «Что ты мне туда сунул?» – в деле не фигурируют. А он уверял, что кричал, а Марков отвечал: это ничего, так, салют на улице...

Но капитан уже озирался по сторонам и увидел, что с противоположной стороны проспекта к нему бегут несколько мужчин, похожих на сотрудников Управления собственной безопасности. Ждать их капитан Федоров не стал, завел машину и помчался на ней с мигалкой в сторону Гражданского проспекта, выбросив по пути деньги вместе с боксом. Преследователи на «Лендкрузере» устремились вдогонку, на Северной площади немного не вписались в поворот и застряли... Все же сотрудники УСБ видели, как из окна вылетела охапка денежных купюр, и впоследствии все их собрали.

Федорова задержали, когда он прибыл на службу в спецбатальон, взяли смывы с рук, одежды и руля. Коллега капитана все это время сидел на заднем сиденье, но за ситуацией якобы не следил и так и не смог пояснить, зачем автомобиль спецбатальона торчал на той улице.

Впоследствии на смывах с рук у капитана Федорова обнаружился орлюм – это такое вещество, которым метят купюры, чтобы они светились в ультрафиолетовых лучах. На одежде напарника орлюм тоже был, а вот на руле, который держал Федоров – не было. Но главным вещдоком стали деньги.

11 купюр разного достоинства, выброшенные из машины на скорости порядка 100 км/ч, приземлились на газон в радиусе 30 см. Их аккуратно, с понятыми, собрали сотрудники УСБ и поместили в конверт. Но на купюрах – это были семь бумажек по 1000 рублей, одна купюра в 500 рублей и три сотенных – обнаружилось вещество орлюм ярко-желтого цвета, промазанное активными мазками. Достаточно было доказать, что это те самые бумажки, которые участник оперативного эксперимента Марков получил перед выходом на дело в Управлении собственной безопасности – и это подтверждало версию, что деньги были в машине капитана Федорова, а он их выбросил. Кстати, бокс-подлокотник так и не нашли.

Но защита капитана ГИБДД ставит эти доказательства под сомнение. «Когда добровольный помощник идет на оперативный эксперимент, его раздевают и одевают с понятыми, убеждаются, что под одеждой ничего нет, затем под расписку вручают деньги и метят их специальным составом, – говорит частный детектив Алексей Трофимов. – Так было и на этот раз. Вот только я поднял протоколы снаряжения этого ОРМ (оперативно-разыскное мероприятие), там фигурировала сумма в 5000 рублей – 5 купюр по тысяче. И орлюм, которым промазывали взятку, светился желто-зеленым цветом. То есть другим, не тем, что на изъятых купюрах».

Вывод вроде бы очевиден: оперативники едва не сорвали «контрольную взятку», проморгали момент, когда Федоров избавился от денег, и решили пожертвовать небольшой суммой, чтобы в уголовном деле все было как положено. Потерянные пять тысяч, очевидно, достались какому-то прохожему. Аналогичная ситуация сложилась с дисками, на которые перенесли аудиозаписи переговоров. Сначала в протоколах фигурировали диски Verbatum, затем диски CD-R неизвестной фирмы. Сейчас записи настолько убоги, что нет никакого смысла ссылаться на них в уголовном деле. Но это, говорит частный детектив, не единственные подделки. Главные подтасовки должны были обрисовать причину, почему Федорова вообще взяли в разработку.

Корреспондент «Города» побывал на перекрестке, где началась история с капитаном Федоровым, и убедился: классическая гаишная ловушка. Не всякий может догадаться, что левая полоса, возле газона-отбойника – это дорога для встречного движения. И вот на этом месте в Калининском районе совершенно случайно оказался инспектор спецбатальона, которому в этот день надлежало нести службу в Выборгском районе.

Водитель «Мерседеса» Марков рассказал, почему он стал участником оперативного мероприятия: на этом месте его незадолго до операции «развел» на взятку некий гаишник, по описанию похожий на Федорова. Остановил при схожих обстоятельствах, согласился «закрыть глаза» на нарушение за 5000 рублей. Отдав деньги, Марков поспешил в УСБ, где капитана Федорова тут же взяли в разработку. Как следует из материалов дела, личность «взяточника» установили сразу и все новогодние каникулы 2012 года за ним следил оперативник управления собственной безопасности. И несколько раз наблюдал, как Федоров ловит нарушителей, те садятся к нему в машину и почти сразу выходят, явно без протокола. Но ни одного номера он не записал, так что найти новых взяткодателей не представилось возможным. Все это выглядит убедительно, если не знать, что все эти графики дежурств Управление собственной безопасности затребовало в спецбатальоне только в 2013 году, когда следствие увязло, и к тому же стало известно, что Федоров не хочет давать признательных показаний. Может, конечно, и не было никакого длительного наблюдения конкретно за Федоровым, а бригада УСБ просто пасла скандальный участок, ожидая, что кто-то из вымогателей попадется в сети. Кстати, по словам Маркова, опасный поворот ему пришлось проехать трижды – и все по встречке. И только на третий раз гаишник среагировал.

С другой стороны, в деле лежит информационное письмо мировой судьи Беляевой, обслуживающей как раз этот участок. Она жалуется, что ей регулярно поступают однотипные протоколы – о езде по встречке на одном и том же месте, и все составлены инспектором Федоровым, которому вообще-то положено нести службу в другом районе. Если это люди, отказавшиеся давать взятку капитану Федорову, то непонятно, почему работники УСБ не запросили данные об этих осужденных и не вызвали их в суд в качестве свидетелей.

3 сентября состоялись предварительные слушания по делу. На слушаниях адвокат потребовал изъять из уголовного дела все материалы, собранные с нарушениями – то есть все, что касается той самой «контрольной взятки». Суд перенесли на 8 октября. Сам Федоров неоднократно заявлял, что его не устроит отправка уголовного дела на доследование, даже если его там прекратят и оставят капитана невиновным. Такой итог не является реабилитирующим обстоятельством, не гарантирует сохранения рабочего места. А капитан еще собирается судиться с Управлением собственной безопасности за каждый свой день, проведенных под стражей. Сидел Федоров всего два месяца, правда, в одной камере с Тарзаном-Дациком, и это, наверно, можно засчитать за два срока.

Если оперативный эксперимент из дела изымут, в нем не останется практически ничего. Эксперты комментируют ситуацию с точки зрения нее самых разумных действий сотрудников УСБ – вместо того, чтобы поискать тех, кого инспектора ДПС вынуждали давать  взятки, они упорно «ремонтируют» не слишком удачно устроенную ими операцию по провокации капитана-гаишника. То есть хорошим косвенным уликам предпочитают плохие прямые.      

Нина Астафьева





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform