16+

Когда же, черт ее возьми, «Современная идиллия» в России устареет?

11/09/2013

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

От летнего обморока ТВ на отчетной неделе еще не очнулось, но, и не очнувшись, кинулось исполнять поставленные задачи: доказывать, что встреча G20 имеет смысл помимо чиновничьего туризма, что в стране РФ все замечательно кроме одного: затопления Дальнего Востока. Да, вот тут плохо, но это не мы, это природа такая, амурские волны…


     Смотреть на то, как люди лишаются единственного, что у них есть, т.е. жилищ, нет сил, но ТВ компенсировало и эту душераздирающую картину докладами начальства, кадрами эвакуации на резиновых лодках и картинками с ВВП, который спустя месяц доехал до высоких берегов Амура. Естественно, было бы поставить вопрос о том, почему ничего не было сделано для предотвращения таких затоплений с учетом известных особенностей гидрологии Амура – значительных колебаний уровня воды из-за летне-осенних муссонных дождей. Колебания уровня в русле реки составляют от 10 – 15 метров в верхнем и среднем и до 6 – 8 метров на нижнем Амуре, причем во время наиболее сильных ливней разливы на среднем и нижнем Амуре могут достигать 10 – 25 километров и держаться до 70 дней. Всё знали, но не сделали, скажем, водоотводные каналы, котлованы для накопления лишней воды и т.п. Даже проекты не обсуждались.

Из прочих впечатлений выделю два. Первое – это, конечно, «кошка, вид сзади». Кошка мне объяснила всё, в том числе и затопление. На мой взгляд, у кошки оказалось непомерно большое, фантастических размеров заднее отверстие, хотя некоторые уверяют, что это просто ноги у нее такие. Мне, тем не менее, глядя на этот рисунок, вспомнилась основополагающая статья З. Фрейда «Характер и анальная эротика» (1908), в которой на основе клинической практики был сделан вывод о том, что у людей с подобным типом характера обнаруживаются, как правило, аккуратность, бережливость и упрямство, которое может переходить в упорство и сопровождаться проявлением гнева и мстительности… Когда портрет анальной зоны кошки оказался вдруг на интерактивной школьной доске, присутствовавшая свита сначала обомлела, потом подхихикнула, а ТВ ничего не оставалось сделать, как показать этот «задний портрет» на школьной доске бессчетное число раз.

Второе впечатление – это показанный по каналу «Культура» телефильм 1975 г. по спектаклю театра «Современник» «Балалайкин и КО» (1973). Основа – сатирический роман М. Е. Салтыкова-Щедрина «Современная идиллия», поставил спектакль Г. А. Товстоногов, а инсценировку по петербургским сценам из романа сделал С. В. Михалков. Тогда, 40 лет назад, это была фантастика – увидеть такое на сцене, но для того Михалкову и предложили поработать, что понимали: проблем с цензурой не будет. Старый циник и приспособленец, естественно, понял, что им пользуются, но игру поддержал. В результате возникло нечто уникальное.

Во-первых, литературная основа. Роман посвящен пореформенной России, в которой надо «годить», т.е. доказывать властям, полиции свою благонамеренность и «ничего такого» не делать. В условиях брежневского застоя, когда практически все «годили», вроде как чего-то ожидая, в наступление чего не верили, роман столетней давности казался современной сатирой на советскую действительность. Текст местами был просто антисоветский, причем особый кайф возникал от того, что слова-то не Войновича или Солженицына, а классика, и тут не подкопаешься, сам Ленин цитировал Щедрина, к тому же текст пьесы заверил личной печатью советский классик Михалков. Подкапываться под весь этот монолит, запрещать – себе дороже выйдет.

Во-вторых, постановка Товстоногова. Талант его был в те годы особенно велик, в кульминации, спектакль он построил по своей классической формуле: чтобы не было псевдоноваторства в режиссуре и архаики в актерской игре. Спектакль режиссерски прост и лаконичен, а актерам Товстоногов предложил «пережитой гротеск», восходящий к Вахтангову и Михаилу Чехову. Абсурдные предлагаемые обстоятельства, которые актеры переживают искренне. Всерьез. По существу, это была глобальная метафора советской жизни: жизнь в условиях абсурда, когда любой бред казался естественным, нормальным. «Нормально, Григорий! Отлично, Константин!» Это как раз семидесятые.

Естественно, что актеры «Современника» – И. Кваша, В. Гафт, П. Щербаков, О. Табаков, В. Никулин – работали с вдохновением: они получили то, чего им тогда недоставало: жесткого великого режиссера, который задал условия существования на сцене, в рамках которых нужно было играть свободно и вдохновенно. Ну, а как это делать, этим артистам особо объяснять не требовалось. Им только волю дай.
 

И вот весь этот гротеск и бурлеск из брежневского застоя вдруг показали сейчас, в нынешнее безвременье. И оказалось, что прошло 40 лет, а мы снова сидим и «годим». И электоральная масса, пребывающая «уже в том градусе благонамеренности, когда настоящая умственная пища делается противною», поэтому показывать ей нужно сериал «След», пустословные репортажи про G20, ток-шоу Малахова, а на десерт Петросян, Мартиросян и Иван Ургант, давно израсходовавший свой микроталант.

Когда же, черт ее возьми, «Современная идиллия» в России устареет?        

ранее:

«А ведь какие могли быть телепередачи на тему «Гергиев в Петербурге»!
«Зрителей обучают птичьему «политическому языку», в основе которого представление о том, что порядок лучше свободы»
«Чем же РАН лучше Минобороны? Ничем...»
«Я никогда не сомневался в том, что народ подслушивают глобально, причем и в США, и в России»





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform