16+

Кто такие хайдайверы и зачем им бороться со страхом

13/09/2013

Кто такие хайдайверы и зачем им бороться со страхом

Этим летом мировая спортивная общественность практически признала новый вид спорта. В рамках чемпионата мира по водным видам спорта вместе с пловцами, ватерполистами, синхронистками и обычными прыгунами в воду впервые соревновались хайдайверы.


   Со специально установленной 27-метровой вышки мужчины и женщины прыгали в Средиземное море, причем входить в воду для безопасности необходимо исключительно ногами, а не головой вперед, как это бывает в традиционных прыжках в воду. Сильнейший из российских хайдайверов Артем Сильченко занял на чемпионате мира в Барселоне шестое место, а в Петербурге живет бронзовый призер европейского первенства мастер спорта Илья ЩУРОВ.

- Илья, так хайдайвинг уже спорт или это все-таки еще всего шоу?
– Шоу – это когда устанавливается разборная конструкция, на высоте 25 – 30 метров крепятся столб и мачта на растяжках, на ней маленькая платформа размером 20 на 30 см, внизу бассейн – три метра глубиной и 7,5 метра в диаметре – и ты должен туда нырнуть. Такие точки стоят, кстати, по всему миру. У нас только нет. Но у нас и про такой вид спорта как хайдавинг до последнего времени никто не знал. В России все внимание публики, телевидения и прессы к футболу, хоккею или боксу.

- Но на чемпионате мира тоже прыгал какой-то чудак с красной мантией – то ли бэтмен, то ли человек-паук?
– На самом деле это был мой хороший приятель чех Михал Навратыл. После официальных соревнований у хайдайверов бывают показательные выступления, как у фигуристов на чемпионатах мира и Европы. Михал прыгает на публику, изображая супермена. Так что хайдайвинг на сегодняшний день уже спорт и после дебюта в Барселоне нас будет курировать ФИНА, международная федерация водных видов спорта, чему мы очень рады. Надеемся, она выстроит четкую систему соревнований. А то ведь чемпионат Европы проводила всемирная федерация хайдайвинга, Кубки мира – одна итальянская организация, плюс серия соревнований под эгидой «Ред Булл». Имела место некоторая анархия, и нас не воспринимали серьезно, принимая за шоу. Хотя все хайдайверы действительно пришли в спорт после участия в шоу-программах.

- И вы тоже?
– Меня родители в три года привели в бассейн плавать, в пять лет отдали в прыжки в воду. Сейчас мне 37 и я все прыгаю – небольшая пауза была в начале 90-х, когда возникли проблема со спиной. А в 1998 году пригласили работать в шоу в Германии.

- В хайдайвинг все приходят из прыжков в воду?
– На данный момент – да, хотя еще лет десять назад было два батутиста, один акробат, пару гимнастов. Сейчас уровень растет и без соответствующей подготовки, которую можно получить только профессионально занимаясь прыжками в  воду, трудно приходится. Хайдайверы даже идут с опережением, делая такие по сложности прыжки, по крайней мере на тренировках, что в олимпийских прыжках в воду еще никто не показывал. Пока только на тренировках.

- Оно и понятно, возможности что-то показать у вас шире, все-таки расстояние в воздухе преодолеваете большее – в олимпийских прыжках в воду 10 метров максимум.
– Расстояние действительно больше, но особых возможностей нет. Последние 19 метров пролетаешь буквально за полсекунды – законы физики. Так что неправильно думать, что если с 10 метров успеешь делать два элемента, то с 27 должен как минимум пять. Десять метров – это классический прыжок в три с половиной оборота вперед вниз головой. В хайдайвинге такой же прыжок, топовый – четыре оборота вперед с поворотом на 180 градусов. Только ногами входишь в воду. Это те же три с половиной по сути. В 95 процентов случаев делается такой же прыжок из олимпийской программы и доворачивается пол-оборота в ноги. Самая важная фаза прыжка – момент входа в воду. Когда одни части тела уже в воде и испытывают мощное отрицательное ускорение, остальные все еще разгоняются и мышцы испытывают максимальное напряжение, чтобы сохранить прямое положение тела. Так что в хайдайвинге спортсмен испытывает нагрузки во много раз превышающие те, что бывают когда ты прыгаешь с 10-метровой вышки в бассейне.

- Почему соревнования в хайдайвинге проводятся с отметки 27 метров?
– Хайдайвинг закрепился на сегодняшний день за этой высотой, что радует. Было много федераций, каждый проводила соревнования по-своему, возникала путаница. Чемпионат Европы, например, 20 метров, но там выше никак, потому что прыгали со скалы. Кубки мира – 25 метров. В Китае был случай на Гран-при, когда организаторы заявили 28 метров, но был очень сухой год, уровень воды в озере, куда прыгали, опустился, и по факту оказалось 31 метр. Чтобы этого не было, остановились на цифре 27.

- Но рекордным считается прыжок с 57 метров, не так ли?

- В наших кругах большинство считает, что рекорд за американцем, который совершил два прыжка с 50 метров и оба раза удачно.

- В том смысле, что остался жив?
– Да, он самостоятельно выплыл и покидая бассейн, еще помахал зрителем. А швейцарец Оливер Фавр Швейцарец прыгнуть-то прыгнул с 57 метров, но его  вытаскивали из воды спасатели и на носилках выносили.

- Среди хайдайверов американцы, швейцарцы, чемпионом мира стал колумбиец, русские тоже прыгают, а где китайцы, которые вне конкуренции в классических прыжках в воду?
– Был парень один лет пять-шесть назад с простейшими прыжками. Чисто отпрыгал, но больше никогда не появлялись. Говорят, в Китае что-то пытались создавать, но не идет у них. И я вижу этому объяснение – хайдайверы заметно отличаются по физическим данным от обычных прыгунов. Они раза в полтора плотнее и мощнее.  Да и сами по себе сильнее, совсем другие нагрузки к тому же. Азиаты же предрасположены к миниатюрности, и это им мешает проявить себя в нашем виде.

- Как судьи оценивают выступления у вас – тоже обращают внимание на брызги и сложность?
– Все то же самое. Судьи определяют чистоту исполнения, оценка умножается на коэффициент сложности прыжка.

- И характер травм тот же?
– Вот здесь есть разница. В классических прыжках в первую очередь страдают кисти, потом поясница и все остальное, в хайдайвинге эти травмы ползают по всему телу. Вход ногами казалось бы проще, но это при хорошем исполнении. В случае неудачного входа хлест уходит на верхнюю часть туловища.

- Серьезную нагрузку спортсмены испытывают, видимо, и добираясь к месту старта. Или есть специальные подъемники, чтобы забираться на такую высоту?
– Никаких подъемников, все своими ногами. В Барселоне просто лестница, в Италии на Кубок мира тебя отвозят на берег и ты мимо зрителей поднимаешься кругом наверх к точке старта. А в Швейцарии расщелина в скалах и в них вертикально то ли вмонтирован, то ли природно так получилось – кусок старого железнодорожного полотна. Так по нему  к старту ползешь…

- И сколько ж раз так приходится забираться в обычный тренировочный день?
– Это в традиционных прыжках за утреннюю и вечернюю тренировки получается по 200 прыжков. А у нас – максимум пять прыжков в день. Кто-то из наших, не помню, кто именно, сказал, хайдайвинг – игры разума. Надо больше сидеть внизу и думать о том, что и как ты собираешься делать, прокручивать свой прыжок. Возможности каждый раз забираться на такую высоту нет и надо подниматься уже с полностью готовой программой и четко представляя, что ты хочешь сделать.  

- Чувство страха не мешает?
– Он конечно, присутствует. Но это страх во благо, без него нельзя. Когда долго прыгаешь, чрез полгода или даже раньше, случается, наступает момент, когда тебе кажется: «Ну теперь я все могу» и перестаешь бояться, начинаешь делать все легко, а это опасно. Так что страх должен присутствовать, но главное – кто кого контролирует? Ты его или он тебя? Во втором случае у вас ничего не получится.

- Где вы в Петербурге боретесь со страхом, в смысле  тренируетесь?
– В самом обычном бассейне. Прыгаю с обычной десятиметровой вышки. Классический прыжок плюс оборот, который тренируется отдельно, а в боевых условиях все складываешь воедино. На соревнования обычно приезжаю пораньше, чтобы познакомиться с условиями и прикинуть, что и как можно сделать. Года два прыгаешь один прыжок. Когда он тебе надоедает, начинаешь изучать что-то новое. Составляешь программу, пытаешься вывести ее на соревнования.

- В городском спорткомитете кто-то курирует хайдайвинг.
– Я ничего подобного не замечал, но спасибо за то, что дают тренироваться в «Невской волне», бассейн замечательный. Есть мысли по поводу того, чтобы там можно было прыгать с высоты больше десяти метров. Будем продвигать эту идею, но аккуратно, чтобы не выглядело самодеятельностью. Не так, что люди залезли и стали оттуда скакать. Главное, есть такая техническая возможность, согласовываем проект с архитектором бассейна.

- А глубины бассейна для хайдайвинга достаточно?
– Шести метров нам вполне хватает. Вот когда в три метра прыгаешь, это жестко. Брутальное приводнение, надо тоже в голове держать, что дно рядом, когда телом почувствуешь, могут быть неприятности.

- Жить за счет участия в соревнованиях и премиальных можно?
– Лично я живу за счет того, что работаю тренером, причем по плаванию, как бы это вас не удивило.

- И кого тренируете?
– Работаю в частном клубе. Есть спортивные группы, есть любители, возрастной диапазон – от двух до 65 лет. Финансово это намного интереснее и главное стабильнее, чем рассчитывать на премиальные, хотя хорошо, что появилась какая-то коммерциализация хайдайвинга. Даже самые сильные хайдайверы должны где-то еще работать -  скажем, Артем Сильченко, ведущий российский хайдайвер, занят в шоу на круизном лайнере в Карибском море.

- В России что-то подобное не вызовет интереса?
– Пока у нас ни соревнований, ни шоу никогда не было. Мы два года пытаемся что-то сделать, барьер один и тот же – бюрократический. Бывает на более раннем, бывает на более позднем уровне. Хотя энтузиасты есть, в частности Глеб Гальперин, чемпион мира и бронзовый призер Олимпиады в Пекине. У него много идей. Мы вот в Казани уже провели презентацию хайдайвинга – сделали хорошую платформу под крышей, 27 метров не было, конечно, – метров 19. Но через два года там чемпионат мира по водным видам спорта, так что к тому времени появится настоящая конструкция.


Сами хайдайверы первым хайдавером называют короля племени мауи, который еще двести лет назад прославился тем, что мастерски сигал в воду с высоких скал на Гавайях. Чтобы доказать свою преданность и его воины должны были совершать такие прыжки вместе с ним. Причем следовало не просто прыгнуть в воду «солдатиком», но произвести при этом минимальное количество брызг. Уже тогда прыжки в воду превратились в спортивные состязания, специально созывались судьи, которые должны были следить за правильностью прыжка и количеством брызг.

В наше время прыжки в водоемы со скал в естественных условиях получили сначала название клиф-дайвинг. Эти соревнования проводились (и проводятся иногда до сих пор) в самых экзотических уголках мира и со стороны выглядят абсолютным безумием. Тем более что физики с математиками уже все просчитали – приводнение на живот или на спину с двадцатиметровой высоты равносильно падению с 13 метров на асфальт. Шанс выжить в такой ситуации предельно мал. Немногим больше он в случае заминки на старте, неожиданного порыва ветра или потери координации в полете – спортсмен легко может быть отброшен на скалы или на мель.

И если ни один футбольный матч не начинается без присутствия на стадионе бригады скорой помощи и пожарной машины, то здесь во время соревнований внизу постоянно дежурит реанимация и команда аквалангистов.

Вот только определять лучших в мире трудно, когда условия для соревнований в каждом месте разные из-за рельефа природы и высоты скал, и клиф-дайвинг оставался лишь развлечением на морских курортах, но никак не видом спорта. Пока известная своей тягой к экстремальным утехам компания «Ред Булл» не организовала Мировую серию из восьми этапов, причем всюду участники совершали прыжки с высоты 27 метров – со специально построенных конструкций, со строительных лесов, кранов или с установленных в бассейнах платформ. С тех пор соревнования проводятся там, где удобно разместить зрителей, установить телекамеры, встретить спортсменов и гостей, со временем образовалась и международная федерация хайдайвинга.

Любовь к острым ощущениям и денежный стимул не оставят этот относительно новый вид спорта без участников. Будут, судя по всему, и спонсоры, потому что публика с удовольствием спешит посмотреть трюки. Дебют хайдайвинга на чемпионате мира получился более чем эффектным, хотя классические прыжки со скал, как утверждают очевидцы, смотрятся еще ярче.

Несмотря на жесточайшую конкуренцию, языковой барьер и разницу в возрасте между хайдайверами сложились необычайно теплые отношения. Может быть потому, что их крайне мало. Спортсмены всегда радуются возможности поделиться друг с другом опытом, помочь настроиться на прыжок. Но главное, что заставляет хайдайверов внимательно относиться друг к другу, это, наверное, постоянный риск, которому они подвергают себя.      

Сергей ЛОПАТЕНОК





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform