16+

«Без внятной и красивой легенды никакой подлинности быть не может»

13/09/2013

АНТОН МУХИН

10 сентября 1903 года. В Петербурге правая газета «Знамя» впервые публикует «Протоколы сионских мудрецов». Сегодня «Протоколы сионских мудрецов» не имели бы у публики никакого успеха. Пыльная печать позапрошлого века лежит на них: длинный нудный текст без картинок, табличек, маркированных списков или хотя бы разговоров.


    По жанру это рассказа от первого лица: что мы, сионисты, делаем, дабы захватить власть во всем мире. Стилистически немного напоминает Макиавелли. 

Однако содержание документа вполне актуально. Сионисты признаются, как они насаждают разные растлительные идеологии типа атеизма, захватив в свои руки прессу влияют на общественное мнение,  отвлекают умы людей на материальные ценности, стравливают государства и обрекают их на разорительные войны и т. д. Как нетрудно догадаться, сионисты, которые иногда именуют себя масонами, для одурманивания народов используют исключительно лозунги свободы и демократии.

Главная проблема «Протоколов» – в отсутствии внятной легенды их происхождения. То ли они были приняты на Сионистском конгрессе в Швейцарии и вытащены у одного из конгрессменов, то ли некая дама нашла их в портфеле некоего еврея и передала куда следует. То ли некая, но уже другая дама выкрала их из секретного еврейского хранилища в Ницце. Без внятной и красивой легенды никакой подлинности быть не может. Приходят к вам домой гости, а у вас на стене картина старинная, в позолоченной багетовой раме: мужик с бабой под ручку и оба лицами на Путина похожи. Вы гордо говорите: «Ян ван Эйк, XV век, вчера на ebay за 500 000 долларов купил». Понятно, что никто не поверит. То ли дело такая история: «Ян ван Эйк, из Эрмитажа. Мой прадедушка матросом на «Авроре» служил, когда Зимний взяли, все в подвал побежали вино царское бухать, а он – за картинами. Искусство превыше  спирта ценил. Вот, сохранилось». А если рядом на гвоздике винтажная фотка дедушки – в бескозырке с пулеметными лентами – то и последние сомнения отпадут.

Поэтому в подлинности «Протоколов» засомневались практически сразу. Говорили, что написаны они по приказу начальника Заграничного отдела Охранного отделения Петра Рачковского. Знаменитый предшественник Ассанжа, «охотник за провокаторами» Владимир Бурцев считал, что писать «Протоколы» начали еще при Александре III. Который, якобы, очень расстраивался, что его папу убили русские люди. И вот для утешения государя ему решили поднести доказательства, что русские люди тут не при чем. Однако дело почему-то не задалось, наработки провалялись в письменном столе 20 лет, пока не были востребованы снова. Теперь — правой придворной партией, к которой принадлежал Рачковский, с целью накрутить Николая II и заработать себе политические очки. Впрочем, накручивать государя в этом направлении особой необходимости и не было.

Будучи раз опубликованными, «Протоколы» начали свое триумфальное шествие, активно перепечатываясь черносотенными изданиями. В 1920 году  Генри Форд  профинансировал их издание 500-тысячным тиражом. Особенной популярностью они, понятно, пользовались у нацистов. Слава русской литературы гремела по всему миру. Тут, как обычно, завистливые буржуи попытались налить нам ложку дегтя: стали доказывать, что охранка придумала их не сама, а списала с какого-то французского памфлета. В середине 30-х годов швейцарская еврейская община подала в суд на швейцарскую же нацистскую организацию, которая публиковала протоколы, обвинив ее в клевете. На суд давать свидетельские показания съехался весь цвет русских революционеров и охранников, которые вместе коротали тоскливые эмигрантские дни.

Но еще раньше швейцарского суда подлинность «Протоколов» изучали русские официальные органы. Николай II, ознакомившись с документом, пришел от него в неописуемый восторг. В 1905 году, глядя из окна на бушующую на улице революцию, он делал на полях своего экземпляра «Протоколов» ремарки: «Какая глубина мысли!», «Какая последовательность в осуществлении планов!» и т. д. Однако когда речь зашла об официальном использовании этого документа, министр внутренних дел Петр Столыпин велел организовать проверку его подлинности.

Нельзя сказать, что Столыпин был большим юдофилом. Известен исторический анекдот. Когда он был в гостях у одесского губернатора, их дети выступали перед родителями с самодеятельным номером. Хором пели популярную песенку:

Жид Пергамент
Попал в парламент.
Сидел бы дома,
Ждал погрома.

(Имелся в виду депутат Государственной думы Осип Пергамент.)

Но расследование Столыпина пришло к неутешительному для Николая заключению: этот документ – стопроцентная фальшивка. На проект массового издания «Протоколов» государь наложил резолюцию: «Нельзя делать чистое дело грязными методами».   





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform